За вашу и нашу свободу
Фото: Елена Лукьянова \ «Новая»

За вашу и нашу свободу

26 января 2021 17:14 / Политика

Бороться за тех, кто сидит, значит — защищать себя. К тем, кто еще не в автозаке.

Общественная активность, которая в последние дни была проявлена в защите Алексея Навального от политических преследований, очень высока.  И мне бы очень хотелось надеяться на то, что это приведет и к росту общественной активности в защите других политзаключенных, которых в России — сотни.  «Мы выходили не за Навального, мы выходили за себя», — говорили многие участники акций протеста 23 января. И нет никаких оснований сомневаться в их искренности.  Но и выходя на защиту других политзаключенных, мы тоже выходим — за себя. Потому что созданная в России репрессивная машина сталинского типа — с «органами, которые не ошибаются» — может в любой момент затянуть в свой механизм почти любого.  А потому свобода всех российских политзаключенных (цитируя очень точное высказывание Григория Явлинского) — это наша свобода.  И требование их освобождения надо повторять каждый день.  И старый лозунг «За вашу и нашу свободу» сегодня актуален, как никогда. 

Почему усиливаются политические репрессии в России? 

С одной стороны, потому, что


власть считает их единственным ответом на сопротивление своей политике и своим планам. Недовольны? Давить, хватать и не пущать, не проявлять слабину, не допускать мягкости... 


А с другой стороны, потому, что большинство общества к этой теме равнодушно. 

Митинги и пикеты в защиту политзаключенных и против политических репрессий собирают и интересуют не очень многих (могу обоснованно это говорить — как человек, многократно организовывавший такие акции и постоянно принимающий в них участие). 

СМИ этим всерьез интересуются, как правило, только если репрессии касаются известных персон, или являются массовыми, или слишком жестокими. А если персоны не очень известные, или репрессии не очень массовые, то это как бы и не «информационный повод». 

Почему интерес невелик — понять несложно. Большинство граждан или полагает, что законопослушному человеку ничего не угрожает, или равнодушно к теме, потому что их лично или их друзей и близких репрессии не коснулись. 

В этом и заключается принципиальная ошибка. 

Потому что, как уже сказано, в любой момент все может решительно измениться. 

В любой момент, как только «органам» захочется отчитаться об успешной борьбе с терроризмом или экстремизмом, капитанам стать майорами, а полковникам — генералами, ваши дети могут стать жертвой такой же провокации, как в деле «Нового величия», или подвергнуться таким же пыткам, как в деле «Сети» (организация, запрещенная в России). 

Против них сфабрикуют дело, арестуют и начнут пытать, выбивая нужные показания. Дети (и родители) кинутся жаловаться — но прокуратура «не найдет» доказательства пыток, а следы от электрошокера объявит результатами укусов насекомых. Арестованные заболеют — им откажут в медицинской помощи и необходимых лекарствах, объявив совершенно здоровыми. И самый лучший найденный адвокат будет бессилен, потому что судья по привычке дословно перепишет в приговор обвинительное заключение...

 В любой момент, когда понадобится разоблачить «изменников Родины», любого, даже никогда не допущенного к гостайнам (как Ивана Сафронова), можно арестовать и долгие месяцы держать за решеткой, даже не объясняя, в чем заключается «измена» или «разглашение гостайны». 

В любой момент, если вы станете поперек горла «органам», как Юрий Дмитриев, дико раздражающий их тем, что не устает предавать огласке имена сталинских палачей (чьими наследниками они себя считают) и жертв их преступлений, вас могут облыжно обвинить в постыдных деяниях. И заказные «экспертизы» у специально обученных экспертов по вызову подтвердят вашу «вину». И вас отправят на годы в СИЗО — а потом на длительный срок в колонию... 

Есть и масса других вариантов. 

Например, когда вы выходите из метро (как 23 января в Петербурге) — и тут же оказываетесь в автозаке, как якобы участники «несанкционированной акции». Хотя вы и не собирались никуда идти, а просто двигались по своим делам. 

После этого вас будут несколько часов возить по городу, а потом привезут в полицию и будут держать часами (а то и сутками). И не допустят защитника, которого вы нашли. И повезут в суд, где ваши оправдания расценят как «попытку избежать установленной законом ответственности», отказав в вызове свидетелей. Или скажут, что их показания не заслуживают доверия, в отличие от показаний полицейских, которым суд доверяет беспрекословно. И вы получите крупный штраф, а то и арест на 10–15 суток — будучи совершенно невиновным. 

И может быть так, что вы выйдете на улицы, как участники «московских протестов» 2019 года, требуя, чтобы тем кандидатам в депутаты, за которых вы подписывались, дали участвовать в выборах, — и увидите, как закованные в броню «космонавты» избивают беззащитных людей. Вы попытаетесь заступиться, или бросите в «гвардейца» пластиковый стаканчик — и отправитесь за решетку на несколько лет... 

Именно поэтому надо бороться за освобождение всех политических заключенных. 

За прекращение работы чудовищной полицейско-репрессивной машины, охраняющей власть от граждан. 


Бороться не только за тех, кто сидит, — но и за себя. 


Не устаю говорить: не спрашивай, по ком звонит колокол политических репрессий. 

В любой момент он может зазвонить по тебе. 

И тогда протестовать будет поздно.