Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
«После гибели сына даже не извинились»
Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

«После гибели сына даже не извинились»

14 мая 2021 12:19 / Общество

Обвиняемые в смерти рабочего при обрушении СКК «Петербургский» попросили суд прекратить уголовное преследование.

29 апреля Московский районный суд Петербурга начнет рассматривать уголовное дело по факту обрушения 31 января 2020 года спортивно-концертного комплекса «Петербургский», при котором трагически погиб 29-летний рабочий-высотник Матвей Кучеров. Обвинение в нарушении правил безопасности при ведении строительных работ, повлекшем по неосторожности смерть человека (ч. 2 ст. 216 УК РФ), предъявлено троим участникам демонтажа здания: исполнительному директору подрядной организации ООО «Техснаб» Сергею Акименко и работавшим на объекте прорабам Николаю Иванову и Дмитрию Смирнову.

26 апреля завершились предварительные слушания по делу: фигуранты ходатайствовали о назначении им штрафов и прекращении уголовного дела. Как объяснили в суде защитники обвиняемых, они считают это возможным, поскольку «потерпевшей стороне полностью компенсирован моральный вред».

«Это не соответствует действительности, — сказал «Новой» Иван Варфоломеев, адвокат матери Матвея, Татьяны Кяппи, признанной потерпевшей по делу. — На предварительном слушании подтвердилось, что подсудимые Сергей Акименко, Дмитрий Смирнов и Николай Иванов не причастны к компенсации материального ущерба и морального вреда семье погибшего рабочего. Деньги — два миллиона рублей, в том числе на организацию похорон Матвея, — дали только представители ООО «СКА Арена».

По словам Варфоломеева, Акименко, Иванов и Смирнов после гибели Кучерова даже не принесли извинений его матери, не говоря уже о материальной помощи.

«Только неделю назад мне в первый раз позвонил Иванов, а затем Смирнов, чтобы извиниться, — уточнила Татьяна. — Я ответила им: я понимаю, почему вы сейчас звоните, скоро суд. Но вы слишком долго зрели. Если бы вы просто хотели попросить у родителей прощения, то уже давно бы это сделали».

Потерпевшая подала гражданский иск к обвиняемым: с каждого она намерена взыскать через суд по 1 млн рублей. Такое решение она приняла не сразу, а лишь после ознакомления с материалами дела.

«Из них я поняла, что смерть моего сына можно было предотвратить, — говорит Татьяна. — До последнего момента была возможность остановиться, но спешили, гнали, очень хотели успеть все снести до 1 февраля и получить обещанные деньги. Мною двигало исключительно желание справедливости. Мне, конечно, хочется, чтобы за случившееся ответили все причастные. Но пока я только так могу хоть как-то восстановить справедливость, хоть что-то сделать в защиту сына.


Обвиняемые сейчас давят на жалость: «У нас семьи, у нас кредиты». А о нас с мужем кто-нибудь подумал? Как мы переживаем смерть сына? Как нам жить дальше?»


На предварительном слушании был допрошен в качестве свидетеля Андрей Быковцов (на момент происшествия — глава ликвидационной комиссии ГУП «Петербургский СКК»). Он рассказал, как на следующий день после обрушения СКК его вызвал представитель компании «СКА Арена» Артур Галоян, выдал 250 тысяч рублей и велел срочно ехать в карельское село Деревянное к родственникам погибшего рабочего. Быковцов, по его словам, должен был не только решить все вопросы, связанные с похоронами Кучерова, но и добиться от родителей Матвея отказа от всех претензий к фирме «Техснаб», проводившей демонтаж. Быковцов приехал в Деревянное с юристом, составившим мировое соглашение. Согласно этому документу, отец и мать Кучерова в обмен на два миллиона рублей отказывались от претензий к «Техснабу».

Татьяна настаивает, что в тот момент их с мужем элементарно обманули.

«Быковцов и юрист поступили хитро, — говорит она. — Приехали прямо перед прибытием катафалка с телом сына. Нам сообщили, что через 15 минут его привезут. Сами понимаете, в каком мы были состоянии. В бумагу, которую нам подсунули, особо и не вчитывались. Нам сказали: вам перевели деньги на организацию похорон, вот документ, распишитесь. Мы расписались. Фраза об отсутствии претензий и согласии на прекращение уголовного дела по примирению сторон была набрана на обратной стороне мелким шрифтом. Мы ее даже не заметили».

26 апреля в суде также допросили представителя «СКА Арены» Марину Крыжевскую. Она тоже подтвердила, что два миллиона рублей семье Кучерова заплатили не подсудимые, а компания.

«Для прекращения дела нет оснований», — резюмировала судья Московского райсуда Ева Гюнтер и отказала фигурантам в этом ходатайстве, но удовлетворила другое: назначила рассмотрение в особом порядке, без исследования доказательств. Это означает, что наказание для обвиняемых не может превышать двух третей от максимального размера, в данном случае — три с половиной года лишения свободы.