«Тамбовские» против «бастрыкинских»
Фото: Сергей Снегов / Интерпресс

«Тамбовские» против «бастрыкинских»

12 августа 2021 15:48 / Судебная хроника

Бывший «ночной губернатор» Петербурга Владимир Кумарин отсудил у СК 130 тысяч рублей за затягивание следствия.

Первое решение по иску Владимира Барсукова (Кумарина) было вынесено Московским городским судом 13 мая 2021 года. Как следует из мотивировочной части, сотрудники СК грубо нарушили права истца на досудебное уголовное судопроизводство в разумный срок. 29 июля 2021 года апелляционная инстанция Мосгорсуда оставила решение в силе. Поражение СК, еще и нанесенное таким подследственным, может стать неприятным прецедентом, поэтому комитет наверняка оспорит решение.

«Мы настаивали на компенсации в полтора миллиона рублей, — говорит адвокат Константин Кузьминых, который защищает Барсукова. — Сумма была взята не с потолка, мы исходили из практики Европейского суда по правам человека. А нам присудили 111 евро за каждый год бесконечного предварительного следствия. Конечно, мы будем обжаловать решение».


Бесконечное следствие — это 14 лет, которые Барсуков сидит под стражей.


Правда, за это время он получил несколько обвинительных приговоров по другим делам, но следствие по делу об убийстве близких друзей самого Барсукова действительно тянется почти полтора десятилетия.

В иске Барсуков указывал: «Длительный срок уголовного судопроизводства на досудебной стадии приводит к тому, что СМИ регулярно в связи с тем или иным связанным со мной событием упоминают, что меня обвиняют в организации убийств двух своих товарищей. Которых я не совершал, а, напротив, еще находясь на свободе, пытался содействовать их раскрытию. СМИ со ссылкой на следственный орган фактически обвиняют меня публично в совершении данного преступления, а я лишен возможности оспорить эти обвинения в суде в связи с грубейшим нарушением разумности сроков судопроизводства на досудебной стадии».

Убийства, в которых обвиняется бывший лидер тамбовских, были совершены в 2000 году. Один из погибших Георгий Поздняков был личным водителем и телохранителем Барсукова. 25 апреля он пришел в спорткомплекс в Конном переулке. Он ходил туда регулярно, и об этом знали многие. Нередко бизнесмены, желавшие встретиться с «ночным губернатором», договаривались сначала именно с Поздняковым. Сам водитель мало что решал, мог разве что за кого-то похлопотать, попросить обратить внимание на того или иного человека. Возле бассейна охранника встретил не проситель, а киллер. Шесть пуль и контрольный выстрел в затылок не оставили 44-летнему Позднякову никаких шансов.

Спустя два месяца, 14 июня 2000-го, был расстрелян из автомата Калашникова Ян Гуревский — еще один близкий Барсукову человек, его помощник. В отличие от Позднякова, Гуревский был весомой фигурой в тамбовском сообществе, на него замыкались многие бизнес-схемы. Это стало серьезной потерей для Барсукова и сильным ударом по его структурам.

«У Барсукова не было никого ближе этих двоих, — уверен Александр Ефимов, он же Фима Банщик (считался одним из лидеров тамбовского преступного сообщества, но судом таковым признан не был). — Я слышал версию, что это братские


Позднякова убили, чтоб на его похоронах Барсукова ликвидировать. Но Сергеич тогда на похороны не пошел».


Когда был убит Поздняков, среди тамбовских говорили, что это черная метка Барсукову. И отправителя метки называли без сомнений. К тому времени в Петербурге оставалось два равных преступных сообщества, претендовавших на контроль над городом, противостоять тамбовцам в то время могли только люди Константина Яковлева, известного как Костя Могила.

Тамбовское ОПС с начала 90-х годов активно подминало под себя энергетические ресурсы Северо-Запада. К 1999 году Петербургская топливная компания, подконтрольная тамбовцам, стала лидером по поставкам нефтепродуктов не только в Петербург и Ленобласть, но и в ряд соседних областей.

Одно время серьезным конкурентом тамбовским на топливном рынке считалась Балтийская финансово-промышленная группа (БФПГ) Павла Капыша. Он даже умудрился получить права на разработку двух нефтяных месторождений в Восточной Сибири. БФПГ искала партнеров, и руку помощи им протянул Костя Могила. Его люди были связаны со структурами «Татнефти» и могли потеснить тамбовцев на топливном рынке. Но 26 июля 1999 года Капыша расстреляли из двух гранатометов на Университетской набережной в Петербурге. Для планов Кости Могилы это был сильнейший удар.

Причастность Барсукова к убийству Капыша не доказана. Но через восемь месяцев он и получил, как считали в его окружении, ту самую черную метку. Чтобы ответить на убийство Позднякова, как рассказывали знающие люди, тамбовцы привлекли киллеров из Новгорода для устранения Кости Могилы. Но тех во время подготовки покушения вычислили и задержали сотрудники Управления уголовного розыска ГУ МВД Петербурга и области.

Могила Яна Гуревского на Кузьмоловском кладбище в Петербурге. Фото: spb-tombs-walkeru.narod.ru Могила Яна Гуревского на Кузьмоловском кладбище в Петербурге. Фото: spb-tombs-walkeru.narod.ru

Что касается убийства Гуревского, тут версия о заказчике лежала на поверхности.

«У нас почти никто не сомневался, что убийство Яна дело рук могиловских, — рассказал «Новой» бывший бригадир тамбовского ОПС, пожелавший сохранить анонимность (имя известно редакции). — Но Сергеич никогда не рубил с плеча. Я знаю, что он дал команду добыть доказательства, но как там дальше было дело, не знаю».

Летом 2002 года Яковлев и Барсуков встретились в ресторане «Аустерия» на территории Петропавловской крепости и заключили перемирие. Не прошло и года после этой встречи, как в мае 2003 года Костя Могила был расстрелян в Москве. Общественность многозначительно покивала: Барсуков вернул должок. Но еще через год стало известно, что к убийству Константина Яковлева тамбовские отношения не имеют.

В октябре 2003 года полиция задержала сотрудника охранного предприятия «Илтис» Дениса Долгушина за покушение на своего шефа, директора ЧОПа Олега Маковоза, который признался, что состоял в братской ОПГ, возглавляемой Маковозом. Именно братские, по словам Долгушина, убили Георгия Позднякова и Яна Гуревского. И сделали это по заказу, полученному из стана Кости Могилы. А через некоторое время стали готовить покушение уже на самого Яковлева.

Как следовало из показаний Долгушина, Маковоз в связке с авторитетным вором в законе Тюриком (Владимир Тюрин) планировали устранить всех значимых криминальных авторитетов Петербурга (в том числе и Барсукова) и подмять под себя весь бизнес города.

Несмотря на признание в нескольких убийствах, похищениях, вымогательстве, подготовке еще нескольких убийств, Долгушин был приговорен лишь к условным срокам лишения свободы. Маковоза, на которого примеряли чуть ли не все громкие нераскрытые убийства последних двадцати лет, признали виновным лишь в одном убийстве, одном покушении на убийство и вымогательстве. Этого хватило, чтобы осудить его на 23 года лишения свободы.

На этом история могла и закончиться: заказчики и исполнители убийства Позднякова и Гуревского следствию были известны. Даже в розыск никого объявлять не надо было:


участники событий находились либо за решеткой, либо на кладбище.


В августе 2007 года московский десант силовиков высадился в Петербурге и задержал Владимира Барсукова. Первоначально ему вменили рейдерские захваты двух небольших предприятий и покушение на убийство директора Петербургского нефтяного терминала Сергея Васильева. Но это было мелковато для главного криминального авторитета Петербурга. Через год после ареста Барсукову предъявили обвинение в убийстве Позднякова и Гуревского. Оказалось, что Маковоз дал показания, согласно которым убийство своих ближайших помощников заказал именно Барсуков — якобы это было условием его примирения с Константином Яковлевым. А озвучил эти условия Рустам Равилов (убит в июле 2003 года, и подтвердить или опровергнуть эти показания не может) во время встреч с Барсуковым, на которых присутствовал Маковоз.

«В криминальном мире довольно строгая иерархия, — рассказал «Новой» бывший сотрудник РУБОП Александр Савельев. — Равилов по статусу был гораздо ниже Барсукова. Предположить, что он мог даже озвучивать какие-то условия лидеру тамбовцев, это примерно как допустить, что лейтенант может отдавать приказы генералу. И потом, неужели Барсуков настолько глуп, чтобы отдавать приказ на убийство при незнакомом человеке».

«Даже если допустить, что Маковоз говорил правду, остается вопрос к следствию: почему эти показания не подтверждаются никакими доказательствами? — говорит адвокат Кузьминых. — Московский суд установил, что все следственные действия по этому делу (убийство Позднякова и Гуревского) были проведены до 2010 года. То есть последние 11 лет по делу не было никаких движений. А утверждения представителей СК РФ о том, что, мол, дело сложное и неочевидное, не выдерживают никакой критики. Уж за столько времени можно было расследовать даже самое сложное и неочевидное дело. В чем суд также с нами согласился».