Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Больше не жертвы
Фото: Фото: Савва Приходько

Больше не жертвы

26 августа 2021 22:54 / Общество

У каждой из этих женщин есть опыт переживания домашнего насилия, но они уже вышли из самой серьезной ситуации в своей жизни — когда некуда идти, не на что жить. Практически все они по несколько месяцев находились в убежище благотворительного фонда «Родительский мост» в Павловске — Доме надежды. С помощью специалистов смогли выйти из травмирующих отношений, снять жилье, найти работу. Но все равно нуждаются в поддержке и сопровождении.

Летом фонду удалось найти деньги, чтобы на несколько недель вывезти своих подопечных (9 мам и 12 детей) на турбазу близ Чудского озера в Ленобласти. Это был не просто отдых — с ними активно занимались психологи, проводя индивидуальные и групповые консультации.

Марина Левина, президент фонда, организовавшая выезд, рассказывает, что все их подопечные смогли решиться на очень важные перемены в жизни. «Из токсичных и унижающих, опасных отношений очень трудно выбраться, — говорит она. — Женщины, будучи беременными или схватив в охапку маленьких детей, смогли вырваться, уйти в никуда, только чтобы не подвергаться насилию, не быть жертвами — проявили силу и достоинство».

Истории, которые я слышу в этих стенах, иногда кажутся просто неправдоподобными, будто не из сегодняшнего времени и современного Петербурга: как можно понять родителей, не пускающих на порог родную дочь, потому что «надо все равно жить с мужем», даже если он бьет, и сохранять семью любыми способами.

«"Сама виновата", "не выноси сор из избы", "должна терпеть ради детей" — подобные утверждения до сих пор слышат женщины от родных и близких и нередко не могут получить от них никакой поддержки», — говорит Ника Сокол, руководитель кризисной службы фонда.

***

Одна из женщин, назовем ее Ольга, высокая и тоненькая, белокурая, с завитками, выбивающимися из убранных в узел волос, рассказывает о себе: «Мы с мужем оба из церковной среды, познакомились, будучи волонтерами в одном из приходов. Когда встречались и поженились, я ничего такого даже заподозрить не могла.


Ну, импульсивный человек, однажды, еще до свадьбы, швырнул гладильную доску об стену так, что штукатурка посыпалась с потолка. Меня это резануло, конечно, но я была влюблена, думала, что все будет хорошо.


Фото: Савва Приходько Фото: Савва Приходько

Спустя три месяца после свадьбы он меня впервые ударил. Потом просил прощения на коленях. А с рождением детей (в семье их двое — сыну четыре с половиной года, дочке — три. — Авт.) избиения стали системными, уже безо всяких извинений. В декабре прошлого года он сломал мне ребро».

После этого Ольга приняла решение уйти из дома и забрать детей. Но деваться было некуда — родители ее не поддержали. «Для них лучше смерть, чем развод, они и сами боятся моего супруга», — говорит она.

Когда Ольга поселилась в Доме надежды в Павловске, муж приезжал и сюда, «пытался качать права, требовал отдать старшего ребенка».

«Самое ужасное, что у нас c мужем был один духовник, — продолжает она. — И он никак не мог поверить, что в нашей семье творится такое. А я думала — может, это во мне что-то не так, в чем моя вина?»

Ольга признается, что психологи фонда ей сильно помогли. «Я увидела свою жизнь в контексте опыта других, увидела механизмы выхода из, казалось бы, тупиковой ситуации, стала спокойнее общаться с детьми, — говорит она. — Сейчас у нас с мужем уже дата развода назначена».

***

Ирине (имя изменено) 30 лет. В детстве ее била мама. С полуторагодовалой дочуркой она и сама испытывает проблемы.

От отца своего будущего ребенка Ира ушла, когда еще не знала, что беременна, — просто поняла, что не хочет жить с ним. Какое-то время жила с матерью-алкоголичкой. На седьмом месяце решила, что терпеть ее выходки уже не только невозможно, но и небезопасно.

Номер кризисного телефона фонда Ире дали в районном отделе соцзащиты. Она стала жить в Доме надежды. Отсюда она поехала в роддом, сюда же и вернулась с дочкой.

Фото: Савва Приходько Фото: Савва Приходько

Был выбор: оставить ребенка в роддоме, искать приемную семью или постараться сохранить их семью с дочкой. Решилась на последнее. Когда малышке было три месяца, молодая мама сняла жилье и уехала из убежища — на это хватило декретных денег. Сейчас у нее получается подрабатывать. В следующем году девочка пойдет в детский сад.

На базу отдыха на Чудском озере Ира приехала по приглашению фонда «Родительский мост», чтобы научиться общаться с собственным ребенком. «Я хочу научиться бороться с агрессией, — признается она. — Бывают ситуации, когда я на нее очень кричу, могу сорваться, резко дернуть за руку, когда она не успокаивается. Мне нужно научиться справляться с этим».

То, что происходило с ней в детстве, очень мешает Ирине сейчас. Cпустя годы она понимает, как тяжело было матери: зарплату в небольшом областном городке выдавали хлебом, дома надо было колоть и пилить дрова, искать четверым детям еду — муж ушел из семьи. «Мама приходила домой с работы никакущая, а мы ей — мама то, мама се. Она срывалась. Потом стала пить».

Ира не может обратиться к своей матери ни за помощью и поддержкой, ни просто поговорить по душам. Ей помогли совсем другие люди. На турбазе возле Чудского озера малышка впервые взяла ее за руку и прижалась к ней.

P. S.: Телефон кризисной службы фонда «Родительский мост» +7911-921-40-08.