Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Чекисты и пустота
Фото: РИА Новости

Чекисты и пустота

2 ноября 2021 14:48 / Судебная хроника

ФСБ может найти все: даже «доказательства» по «делу Сети»* в ноутбуке без жесткого диска.

Защита Виктора Филинкова, осужденного по питерскому делу «Сети», готовится к кассации. По мнению адвоката Виталия Черкасова, приговор Филинкову построен на недопустимых доказательствах, но доводы защиты не получили оценки в апелляционном суде и были им фактически проигнорированы. Практика современного отечественного судопроизводства почти не оставляет надежд на принципиально иной исход в третьей инстанции. Но она — обязательный этап на пути к рассмотрению дела в ЕСПЧ. В преддверии этого этапа защита заручилась заключением авторитетного специалиста в сфере информационных технологий — старшего преподавателя факультета математики и компьютерных наук СПбГУ, члена двух комитетов по стандартизации (Haskell 2020 и Haskell Glasgow Compiler) Виталия Брагилевского.

Объектом его исследования стал ноутбук Lenovo, изъятый в октябре 2017 года у Ильи Шакурского в рамках пензенского дела «Сети». Именно из этого дела оказались «позаимствованы» почти все доказательства вины Виктора Филинкова (у него самого не было обнаружено ничего противозаконного — ни оружия, хотя бы подброшенного, ни чего-либо на электронных носителях).

Одним из базовых доказательств обвинения Филинкова послужил файл «Съезд (2017)», якобы имевшийся на Lenovo Шакурского и содержавший протокол съезда «террористического сообщества «Сеть». Однако, как сказано в протоколе осмотра этого ноутбука пензенскими сотрудниками ФСБ от 20 февраля 2018-го, на нем «информации, имеющей значение для уголовного дела, не установлено».

Но параллельным курсом их питерские коллеги складывали свое «дело «Сети», где с вещдоками вообще все было очень грустно. По их поручению пензенский следователь Токарев еще раз осматрел Lenovo 16 марта 2018 года и — о чудо! (явно рукотворное) — зафиксировал в протоколе: «Ноутбук Lenovo включен специалистом и на нем обнаружен среди прочих файлов — файл под названием «Съезд (2017)». Подпись специалиста при этом в протоколе отсутствует. Более того, Lenovo на момент этого, второго по факту (но в деле Филинкова как будто первого), осмотра уже не имеет упаковки, печатей и подписей, которыми ноутбук был снабжен после февральского осмотра. Кто имел доступ к этому ноутбуку с февраля по март, кем и какие манипуляции с ним производились — бог весть.

В процессе по делу Филинкова его защита пытается обратить внимание суда на все эти вопиющие нестыковки и требует признать такое «битое» доказательство недопустимым. Тем более что


к тому времени отсутствие жесткого диска в Lenovo уже установлено в пензенском судебном процессе. И в приговоре, вынесенном пензенским фигурантам Приволжским военным окружном судом 10 февраля 2020 года, это нашло отражение.


Там (на листе 90-м) сказано, что ноутбук Lenovo подлежит возвращению законному владельцу, поскольку не использовался в преступных целях. Такая формулировка, полагает Виталий Черкасов, подтверждает факт возможной фальсификации следователем мартовского протокола осмотра вещдоков. И обстоятельства, отраженные в приговоре по пензенскому делу, имеют преюдиционное значение для дела Виктора Филинкова.

Но признанный негодным в Пензе вещдок почему-то по-прежнему остается убедительным доказательством вины Филинкова. Его защита в суде 1-й инстанции просит истребовать из Пензы приговор Приволжского ОВС, протокол первичного (февральского) осмотра Lenovo и сам этот вещдок. Но получает отказ по всем пунктам. Защита самостоятельно истребует и получает заверенную копию приговора, которая уже в апелляции приобщается к материалам дела.

Илья Шакурский, выступая свидетелем на процессе Филинкова, показал: из двух изъятых у него при обыске ноутбуков функционировал только Toshiba, а Lenovo находился в нерабочем состоянии, «в нем не было жесткого диска, носителя, на котором могла бы быть какая-то информация». И что по этой причине при проведении следственных действий ноутбук Lenovo даже не смогли запустить.

В феврале этого года Lenovo вернули маме Шакурского Елене Богатовой. Вместе с ним она приехала в Петербург, на апелляцию по Филинкову. Его защита просила допросить Богатову, осмотреть и приобщить ноутбук к материалам дела, а также назначить по нему судебную компьютерно-техническую экспертизу. Чтобы получить окончательный ответ на вопрос, есть на нем файл «Съезд (2017)» или нет. Но по всем этим позициям суд 2-й инстанции тоже отказал.

«Мы предлагали в суде 1-й инстанции истребовать доказательства, а во 2-й инстанции сами обеспечили доставку ключевого вещдока — Lenovo. Но они не проявили никакой заинтересованности, — заключает Виталий Черкасов. — Ну что же, тогда мы решили самостоятельно убедиться: правду ли говорил Шакурский, есть ли что на этом его ноутбуке. И обратились к специалисту».

Виталий Брагилевский, исследовав Lenovo, пришел к заключению: ноутбук физически исправен, но в нем нет носителя данных, что не позволяет загрузить операционную систему; пользоваться данным ноутбуком по прямому назначению и обнаружить на нем искомый файл «не представляется возможным».

Адвокат Черкасов признает, что это заключение специалиста едва ли будет иметь юридически значимые последствия.


Ноутбук вернули Шакурской в неупакованном и не опечатанном виде — формально чистота дальнейших действий по его исследованию может вызывать вопросы.


«Но ведь у судов двух инстанций не возникало аналогичных вопросов о годности такого вещдока — также не имевшего упаковки и при осмотре Токаревым в марте 2018 года, — парирует Черкасов. — Тогда суды это не смущало, приняли и использовали как доказательство вины Виктора. Где же состязательность сторон? Ведь мы предлагали и в первой, и во второй инстанциях провести необходимые процедуры по исследованию Lenovo с соблюдением всех процессуальных норм. Но нам отказали. После чего мы поступили так, как могли в этих условиях. И смысл выполненного специалистом Брагилевским заключения в том, что его выводы лишь закрепляют то, что было известно из пензенского дела, но к которому суды по нашему делу не давали возможности обращаться.

Теперь у нас есть показания Шакурского, есть февральский протокол осмотра Lenovo с выводом об отсутствии на нем значимой для дела информации, есть закрепляющий этот вывод приговор Приволжского ОВС. И в дополнение — заключение специалиста. Из всего этого вывод может быть один: приговор, вынесенный Виктору Филинкову, основан на подложном доказательстве. Апелляционный суд обязан был оценить явные нарушения уголовно-процессуального закона при сборе доказательств, но попросту уклонился от этого. Посмотрим, какую оценку теперь даст кассационный суд».

Напомним, что вторым базовым доказательством вины Филинкова послужило содержимое файла «Положение» (с так называемым «Уставом «Сети») — якобы обнаруженного на жестком диске Toshiba, изъятом 5 ноября 2017 года у Армана Сагынбаева.

Однако, согласно заключению комплексной технической экспертизы, этот файл был создан автором shepelev (пензенские фигуранты жаловались на пытки со стороны оперативного сотрудника с такой фамилией), причем в то время, когда Сагынбаев уже сидел в СИЗО — в декабре 2017-го.

Тот же автор — shepelev — и у файла «Съезд (2017)», волшебным образом извлеченного из не имеющего жесткого диска ноутбука Шакурского Lenovo. Правки в этот файл вносились автором shepelev после ареста Шакурского.

При исследовании доказательств в суде по пензенскому делу обнаружилось, что изъятый у Сагынбаева жесткий диск поврежден, открыть его не смогли.

*Организация признана террористической и запрещена в РФ