Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Если хозяин – пан, что будет с домом книги?

15 февраля 2007 10:00

На книжных площадях Дома Зингера продолжает торговать частная фирма. Вопреки всем обещаниям Смольного, государственный Дом книги до сих пор не вернулся на свое прежнее место. Не передано на баланс имущество, не проведена запланированная допэмиссия акций. А это значит, что затянувшееся возвращение может и не состояться вообще, а частная структура, почувствовав себя полновластным хозяином, в любой момент может перепрофилировать Дом Зингера в единый бизнес-центр, который уже оккупировал большую часть здания на углу Невского проспекта и канала Грибоедова.

Глобус Зингера завис между хозяйствующими субъектами





Время платить по чекам
История о том, как Дом книги обрел свой исторический адрес на Невском, 28 (в известном каждому петербуржцу Доме Зингера), не сходила с газетных полос последние два месяца. Главный пафос повествования заключался в том, что только при личном вмешательстве губернатора Валентины Матвиенко Дом книги получил свой законный адрес – наперекор интересам частного капитала, претендующего на лакомый кусок в самом центре Петербурга. Власть громко протрубила в фанфары, перерезала красную ленточку в отреставрированном здании и пообещала, что «все останется на своем месте».
Вот только неясно, что именно останется и на какой срок.
Радужную картину, как и прежде, омрачила крохотная деталь – обычный кассовый чек. Простенький и безобидный, но только на глаз покупателя, не сведущего в злоключениях Дома книги. Дело в том, что на чеках, которые ежедневно пробивают в кассах книжных отделов Дома Зингера, по-прежнему указано ООО «Санкт-Петербургский Дом книги». А это частная компания, в то время как в Доме Зингера давно должна воцариться государственная структура.
Имущественный конфликт тянется еще со времен правления Владимира Яковлева, когда в Доме Зингера началась масштабная реконструкция. Работами занялось Петербургское агентство недвижимости. В 1998 году Дом книги пытались спасти академик Дмитрий Лихачев, Борис Стругацкий и Кирилл Лавров, которые опубликовали открытое письмо губернатору Яковлеву – с просьбой оставить магазин на прежнем месте. Но тогда выступление общественных деятелей осталось безответным гласом в пустыне: экономика после дефолта хромала на обе ноги, и городскому руководству было мало дела до всяческих «культур-мультур».
Когда хозяйственника Яковлева сменила Валентина Матвиенко, она сразу заявила, что Дом книги обязательно обретет свое историческое место. Это было ее одним из предвыборных обещаний. Борьба была долгой и нудной: с агентством недвижимости велись тяжелые переговоры. Бизнесмены, вложившие в реконструкцию порядка 28 миллионов долларов, хотели видеть здесь мультимедийный центр, а не книжный магазин. В итоге под давлением петербургской администрации ПАН согласилось уступить книжной торговле 2800 квадратных метров на цокольном и двух первых этажах здания. Это в два раза больше, чем ранее: до 2004 года площадь, отданная под книжную торговлю, составляла 1300 квадратных метров. Более того, согласно достигнутым договоренностям, на эти площади может претендовать лишь ОАО «Торговая фирма «Санкт-Петербургский Дом книги» – полностью городская структура. Но закрепленное за ней право – на сегодняшний день лишь форма без содержания.
Книготорговцы с острова Кипр
Принципиальные договоренности увязли в финансово-юридических вопросах. Условия договоренностей с ПАН таковы, что ОАО «Торговая фирма «Санкт-Петербургский Дом книги» де-юре вернется в отреставрированный Дом Зингера только после того, как произойдет допэмиссия акций, при этом ПАН претендует на 49 процентов.
– В городе много желающих поучаствовать в этом тендере, – говорит директор юридической фирмы «Факт» Ольга Четвертакова. – Но, судя по тому, что мы видим, допэмиссия не проведена. По моей информации, ее и не будет.
Реквизиты, указанные на чеке, уже не вызывают вопросов о том, кто же на самом деле ведет торговлю. По данным справочной системы, ООО «Санкт-Петербургский Дом книги» принадлежит зарегистрированной на Кипре «Дамонт риал истейт холдинг Лтд.». Участники книготоргового рынка уверены, что эта компания контролируется ПАН. Ситуация более чем двусмысленная.
В Комитете по управлению городским имуществом ни о сроках, ни о порядке проведения допэмиссии ничего сообщить не смогли. Глава Комитета по печати Смольного Алла Манилова ситуацию с чеками комментирует как «техническую ошибку». По ее версии, администрация и ПАН просто не успели зарегистрировать инвестиционное соглашение о передаче активов ООО «Санкт-Петербургский Дом книги» во временное пользование государственному ОАО.
Как объясняют в Комитете по печати, передача помещений городскому Дому книги затягивается – из-за вопросов технического свойства: после реконструкции нужно долго оформлять и согласовывать документы на здание. Дополнительные акции ПАНу город пока не передавал, да их еще и не выпустили. Идет оценка недвижимости, оценка активов.
На прямой вопрос о том, вернется ли Дом книги в Дом Зингера, замглавы Комитета по печати Андрей Воробьев формулирует ответ взвешенно-осторожно: «Должен вернуться». О сроках, по его словам, говорить преждевременно.
– Частная структура или государственная… А велика ли разница покупателю? – засомневались оптовики «Санкт-Петербургской книготорговой компании», когда мы спросили их мнения о кипрском (или «ПАНском»?) ООО, хозяйствующем в Доме Зингера. – Торговля там пока идет бойко, книги разлетаются с полок. Сам по себе юридический статус еще не определяет дешевизны-дороговизны; сейчас и государственные магазины заряжают цены на рыночном уровне: их руководство даже при льготных арендных ставках не станет продавать книги дешевле, чем коммерсанты в соседнем квартале.
Но такой адрес, как Невский, 28, – это разговор особый; тут государственный статус магазина и льготные арендные ставки жизненно важны, они означают не столько прибыльность, сколько вопрос сохранения книготорговли. Если магазину на углу Невского и канала Грибоедова установить полновесные расценки в 1500–1800 долларов в год за квадратный метр – книжный ассортимент придется урезать, ориентируясь только на окупаемость. Останутся «гарантированно-продажные» издания: учебно-деловая и справочная литература, каталоги оружия, детективы. Условно говоря, литература.
А обещание вернуть Дом книги в Дом Зингера при любом ходе событий можно будет считать исполненным (хотя бы и условно). На крыше – глобус, на полках – книги, чего же еще. Форма соблюдена; а содержание книгопродукции – это дело хозяйское.

Евгения БОРЗОВА, Дмитрий ПОЛЯНСКИЙ
Фото Сергея ЕРМОХИНА