Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Крановщика сделали стрелочником

28 января 2008 10:00 / Политика

Валентина МАТВИЕНКО, губернатор Петербурга:

За падение крана на жилой дом не ответил ни один чиновник
 

Громкое дело о падении башенного крана на двенадцатиэтажный дом (по улице Камышовой, 2) суд на прошлой неделе вернул в прокуратуру — для доследования и составления нового обвинительного заключения. Это можно расценивать как первый реванш маленького человека, на которого сейчас пытаются свалить всю вину за преступление, в котором явно виноват не он один.
С момента трагедии на стройплощадке в Приморском районе не прошло и года. Однако высокопоставленные чиновники успели забыть свои обещания или уверены, что их забыли остальные.

 


Стройка на крови
Трагедию, случившуюся на Камышовой улице 27 февраля 2007 года, Петербург, все более плотно застраиваемый с каждым днем, запомнил.
Около 10 утра башенный кран, работавший на стройплощадке на Камышовой улице, 4, начав движение, не смог остановиться и упал прямо на крышу соседнего дома № 2. При обрушении погибли трое: 30-летний мужчина, 55-летняя женщина и ее годовалая внучка. Кроме того, три человека с травмами попали в больницу, в том числе и управлявший краном — 31-летний Егор Денисенко. Массивная стрела длиной не менее 20 метров и весом несколько тонн распорола четыре верхних этажа здания. Полностью разрушены оказались шесть квартир. Значительные повреждения получили еще двенадцать.
После этого ЧП даже самые невозмутимые петербуржцы с тревогой стали поглядывать на стройки: на нависающие стрелы кранов и растущие как грибы высотки под своими окнами. Еще ни до, ни после нарушения в ходе строительных работ не влекли за собой столь тяжких и необратимых последствий.

У сильного всегда бессильный виноват
В тот день уже через час на месте происшествия собрались все главные лица: руководители строительных компаний, прокурор города Сергей Зайцев, глава Приморского района Юрий Осипов, вице-губернатор Александр Вахмистров и губернатор Валентина Матвиенко. Далеко не последние в Петербурге чиновники обещали напуганным, лишившимся имущества, квартир и близких, пережившим страшный кошмар жильцам «разобраться досконально» и «найти и наказать всех виновных…»
Только вначале казалось, что это сложно. А в итоге выяснилось — проще простого. Примерно год спустя следствие пришло к выводу, что во всем (в нарушение строительных норм и правил, в несоблюдении техники безопасности, в падении крана на дом, расположенный в недопустимой близости от стройки, в гибели троих человек и нанесении травм еще стольким же, в разрушении нескольких квартир и т. д. — Н. П.) виноват всего один человек. Следствие закончилось, назвав обвиняемым лишь того самого крановщика, который был допрошен еще в реанимации и задержан сразу же при выходе из больницы. Одиннадцать месяцев потребовалось следователям, чтобы обвинить одного-единственного подозреваемого — сотрудника ООО «Строймеханизация-XXI» Егора Денисенко. А больше виноватых и ответственных найти не удалось. По версии следствия, все остальные участники строительства — ни при чем.
— Его сделали крайним, — считают даже сами потерпевшие. — Конечно, крановщик виноват. Но вместе с ним должны отвечать по закону и мастер, и начальник участка, и прораб, которые такое нарушение техники безопасности допустили, не проследили, не проконтролировали. Где они-то были? Почему вышли сухими из воды? Почему никоим образом не привлечена к ответственности компания-застройщик?

Судебный фальстарт
В январе этого года раскрытое дело о падении крана было передано на рассмотрение в суд. В ходе предварительных судебных слушаний 23–24 января защита заявила ряд ходатайств. Частично суд их удовлетворил.
Прежде в обвинительном заключении все действия Егора Денисенко расценивались как «умышленные».
— Но если Денисенко знал об отсутствии ограничителей движения и завел кран, то он — либо самоубийца, либо ненормальный, — высказал недоумение в интервью «Новой» адвокат обвиняемого Артем Баконин. — Действия моего подзащитного неумышленные и должны быть переквалифицированы.
Суд счел доводы защиты убедительными. После предварительного рассмотрения дело было возвращено в прокуратуру для доследования и составления нового обвинительного заключения в части квалификации действий крановщика.
Кроме того, в ходе предварительных слушаний Артем Баконин ходатайствовал об исключении из перечня доказательств протокола допроса обвиняемого, который провели прямо в больничной палате уже на следующий день после падения крана.
— Согласно заключению специалистов в области психиатрии, — объясняет Баконин, — Денисенко через 14 часов после падения с 50-метровой высоты ослаб физически, испытывал сильную головную боль, боли в позвоночнике и от множественных ушибов тела. Он находился в шоковом состоянии, был оглушен, дезориентирован во времени и периодически терял сознание. Поэтому во время допроса крановщик не мог правильно и адекватно оценивать произошедшее. Его воспоминания на тот момент являлись искаженными, ложными, фрагментарными. Это косвенно подтверждает и документ, подписанный начмедом больницы, который разрешал процессуальные действия с пациентом, но только спустя двое суток после трагедии.
Адвокат Егора Денисенко также просил изъять из дела судебно-техническую экспертизу, основанную на том же допросе обвиняемого, и настаивал на привлечении к суду других ответственных лиц.
Однако прочие ходатайства со стороны защиты служители Фемиды пока оставили открытыми. Они могут быть заявлены вновь, когда дело вернется в суд.

Нина ПЕТЛЯНОВА


Прямая речь

Из выступления на Камышовой улице 27 февраля 2007 года
— Однозначно виновата компания-застройщик. Будем разбираться с теми, кто давал разрешение на этот кран, кто проводил техническое обследование, подписывал акты. В число предполагаемых виновных войдут и сотрудники Ростехнадзора.
Пострадавшие не останутся без крова. Мы выделили квартиры для жителей этого дома, полностью потерявших жилье. После экспертизы поврежденного здания решится вопрос о предоставлении квартир и другим жильцам. Это зависит от технической экспертизы: если будет хоть малейшая опасность каких-нибудь повреждений, город выделит еще необходимое количество квартир.

Ирина Базиль, председатель ТСЖ жилого дома на улице Камышовой, 2:
— Шумиха после трагедии быстро улеглась, а проблемы остались.
До сих пор в нашем доме, пострадавшем от падения крана, перебои с электричеством. Свет отключается постоянно — не реже трех раз в месяц, потому что дом все еще снабжается электроэнергией от временной подстанции. Огромное число писем мы направили: в ГУЖА, в «Ленэнерго», в районную администрацию и в Смольный, лично Валентине Матвиенко. Из «Ленэнерго» пришел ответ — одновременно нам и губернатору: якобы для электроснабжения дома построена новая подстанция. Наверное, Матвиенко так теперь и думает, но подстанции нет.
Нет и технической экспертизы нашей двенадцатиэтажки — только визуальная. То есть специалисты приходили, но оценили здание на глаз и заявили, что его состояние «не представляет угрозы для проживания». При этом они не использовали специальные измерительные приборы, не вскрывали швы, принципиально не замечали трещины в стенах. А ведь удар был значительной силы, и, по нашему мнению, дом требует действительно экспертной проверки и оценки. Чиновники же прямо сказали: «Если вам нужна техническая экспертиза — то вы ее и проводите за свой счет». Мы узнали стоимость такой работы экспертов — 150 тысяч рублей. Подобные расходы для жильцов чересчур накладны. Практически никому из них выплаченных компенсаций не хватило на то, чтобы закончить ремонт в своих поврежденных при крушении крана квартирах.
В администрации и ГУЖА нам говорят: «Вы пишете письма — потому что вам больше нечего делать». Нет, мы пишем потому, что ничего больше не можем поделать с чиновничьим бюрократизмом. Последнее обращение к Матвиенко отослали в декабре. Ответ еще не получили.

Досье «Новой»
Компенсированный удар
По сведениям редакции, общий материальный ущерб пострадавших семей оценен в 7 миллионов 378 тысяч рублей. Эта сумма заявлена в суде бывшими жильцами шести разрушенных квартир. Причем по одной из квартир ущерб составляет 4 миллиона 706 тысяч, а по остальным не превышает миллиона рублей (сюда входит стоимость разрушенной обстановки и утраченных вещей).
Напомним, что в апреле 2007 года двум семьям погибших в результате трагедии на Камышовой администрация Приморского района выплатила компенсации — по 300 тысяч рублей. Шести семьям было предоставлено новое жилье (за счет компании-застройщика — «Энергомашстрой»). Жильцам еще 25 квартир оплатили материальные потери — в размере 100 тысяч рублей. Около десяти семей за моральный ущерб получили от районных властей по 50 тысяч рублей.
Строительная компания «Энергомашстрой» также компенсировала моральный ущерб жильцам. Но по следующему принципу: тем, кто в момент падения стрелы находился в своих квартирах, — по десять тысяч рублей. А тем, кто дома не усидел, — по пять.