Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Праздник послушания

11 февраля 2008 10:00

В пятницу во Дворце культуры имени Горького торжественно отмечали 10-летие питерского местного самоуправления. Праздник удался. Правда, его организаторы оказались, мягко говоря, не лучшими знатоками предмета. Во-первых, даже в рамках нынешней модели первые выборы органов МСУ прошли не 8 февраля 1998 года, а на полгода раньше — 28 сентября 1997-го, что и следовало бы отмечать, организуя юбилей. Во-вторых, питерское МСУ появилось вовсе не 10 лет назад, а гораздо раньше.

Местное самоуправление пытается выглядеть младше своих лет



История МСУ такая же древняя, как и кости мамонтов (на фото глава МО «Петровский»)
История МСУ такая же древняя, как и кости мамонтов (на фото глава МО «Петровский»)


Забытая история
Органы местного самоуправления в нашем городе существовали и в советский, и в постсоветский период — в 1990–93 годах, когда районные советы были немаловажным звеном публичной власти. Но об этом периоде существования МСУ почему-то предпочитают не вспоминать — делая вид, что в 1997 году все начали с чистого листа. Между тем опыт работы на местном уровне был накоплен немалый. Однако в октябре 1993 года в ходе «поэтапной конституционной реформы» (если не государственного переворота, устроенного Ельциным), райсоветы были распущены, и на четыре года Петербург остался без самоуправления.
Весной 1997 года восстановление МСУ было наконец законодательно подготовлено — планировалось, как и раньше, формировать органы МСУ в районах Петербурга. Но затем, в июне 1997 года, в недрах Законодательного собрания и Смольного родился проект так называемой мелкой нарезки будущих муниципалитетов.
Город поделили на 111 муниципальных образований, проведя границы большей частью в соответствии с зонами обслуживания ремонтно-эксплуатационных управлений жилкомхоза. Цель была проста: не дать МСУ никаких полномочий и ресурсов, все оставить в руках городских властей, избежать создания представительной власти на уровне районов, которая имела бы серьезное политическое влияние — большее, чем отдельные депутаты ЗакСа.
«Если бы мы могли дать им меньше полномочий, дали бы меньше», — говорил тогда один из авторов проекта, депутат ЗакСа Алексей Ливеровский (впоследствии — судья Уставного суда, а затем представитель губернатора в УС). Остальные народные избранники не выражались столь откровенно, но в массе своей придерживались того же мнения. В итоге созданные муниципалитеты оказались отсечены от решения сколько-нибудь серьезных вопросов. Сегодня они, правда, расширили свои полномочия, но их финансовая база остается ничтожной: на все 111 муниципалитетов приходится около 1% городского бюджета…

Блистательный провал
Первые выборы муниципалитетов были проведены, как уже сказано, 28 сентября 1997 года — и блистательно провалились, поскольку существовал 25-процентный барьер явки, а все депутаты избирались по одному многомандатному округу. В ситуации, когда гражданам вместо привычных райсоветов предложили избирать какие-то микрорайонные советы с непонятными полномочиями, на внутригородской территории голосовать пришло не более 15% избирателей.
Официальный результат выборов был таков: из 111 муниципальных советов были сформированы только 32. 79 муниципальных советов остались пустыми. И были избраны 8 февраля 1998 года — для этого пришлось принимать специальный закон, сняв 25-процентный барьер явки избирателей и разделив все муниципалитеты на два или четыре многомандатных округа, в каждом из которых избиралось по 5 депутатов.

Власть Советов: меньше, да лучше
До нынешнего года муниципалы могли заниматься благоустройством и озеленением придомовых территорий, опекой и попечительством, согласованием адресных программ размещения мелкорозничной торговли, выдачей разрешений на распространение наружной рекламы, и определением территорий, на которых нельзя торговать спиртным. С 2008 года перечень их полномочий увеличился — добавились разработка и реализация муниципальных социальных программ, текущий ремонт территорий дворов, создание зон отдыха, организация учета зеленых насаждений. Впрочем, муниципалы не могут предотвратить уплотнительную застройку и уничтожение зеленых зон, не могут помешать администрации уничтожать торговые павильоны и не могут сами выделять для них место, они не контролируют качество содержания жилого фонда и не влияют на выбор управляющих компаний в тех домах, где не созданы ТСЖ.
В этих условиях муниципалитеты работали по-разному.
Одни назначали себе зарплаты и премии в размере, вопиюще неадекватном полезности их труда, тратили десятки миллионов рублей на возведение построек, вызывающих только одну ассоциацию — об «откате», и избирались депутатами за счет массового досрочного голосования с раздачей гражданам продуктовых наборов. Другие защищали граждан от уплотниловки и возведения бензоколонок на месте скверов, благоустраивали дворы и помогали детским садам и подростковым клубам. Многие муниципальные лидеры за эти годы заслужили уважение граждан — Ольга Штанникова на Гражданке, Геннадий Трусканов в Автово, Андрей Борисов на Васильевском острове, Валентина Штраух, Валерий Малолеткин и Грант Аракелов в Центральном районе, Николай Мартинович на Петроградской стороне.
На юбилейном празднестве, впрочем, о некоторых из них не вспомнили, когда говорили об успехах и вручали грамоты — по той простой причине, что их муниципалитеты не берут под козырек по приказу Смольного и не контролируются «Единой Россией». Более того, им, как рассказывала «Новая», не дают провести выборы. В ЗакСе уже готов проект закона, по которому выборы муниципалитетов будут проводить по одномандатным округам.
Зачем? Все просто: в таком округе будет по 2–3 тысячи избирателей. В ситуации, когда барьер явки на выборы снят, а интерес к таким выборам невелик, достаточно привести на выборы 200–300 купленных за продуктовые наборы или мобилизованных по команде администрации граждан — и гарантированно стать депутатом. Что сильно облегчает задачу получения управляемых муниципалитетов и избавления от независимых. На то она и вертикаль, чтобы ничего неуправляемого в ней и возникнуть не могло.

Борис ВИШНЕВСКИЙ
Фото ИНТЕРПРЕСС