Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Как хорошо, что есть кого винить

12 ноября 2009 10:00

10 и 11 ноября на Малой сцене театра им. В. Ф. Комиссаржевской состоялись премьерные показы нового спектакля Авторского театра Олега Дмитриева по одноименной повести Михаила Кураева «Ночной дозор».





Сцены как таковой нет, лишь ширма посреди комнаты да кухонный стол с дверью вместо столешницы и табуретками вместо ножек. На столе капуста, морковь, свекла — немудреный суповой набор. В кастрюле на электроплитке закипает вода. В этой комнате кто-то живет — кто не привык к бытовым изыскам и дизайнерским излишествам.
В интерьер плохо вписываются лишь старинное кресло, клетка под потолком и колонна. Но те, кто побывал уже в Авторском театре Олега Дмитриева, без труда вспомнят эти вещи, задействованные в первом спектакле — «Мандельштама нет». И причина этого не в шатком финансовом положении театра, хотя коллектив не скрывает, что оно незавидно. Для режиссера важнее была тесная связь двух спектаклей. Оба они входят в триптих, озаглавленный строками Осипа Мандельштама «Мы живем, под собою не чуя страны…». А значит, цель спектаклей — рассказать зрителю о событиях, всем слишком известных, чтобы осознать их подлинное значение. Заключительным спектаклем триптиха станет постановка «Зачарованные смертью» по книге Светланы Алексиевич «Время second hand: конец красного человека». Но о премьере говорить еще рано, книга будет закончена к концу года.
Ориентированный на камерную обстановку театр Олега Дмитриева выбирает небольшие залы и малые формы. Вот и на этот раз зрителю предстоит вместе с товарищем Полуболотовым (Сергей Козырев) от начала и до конца прожить его длинную, по-своему насыщенную, но сейчас никому не нужную жизнь. Бывший вохровец, ныне он работает ночным сторожем и нянькой при внуке-аутисте Андрюше (Станислав Никольский). Главный герой пьесы «Ночного дозора» каждую ночь перемалывает в памяти годы службы в НКВД, а заодно судьбы тех, кого он допрашивал, арестовывал, сажал. Свою исповедь он обращает к внуку, но тот живет в своем особом мире, в котором нет места для метаний дедовой души.
Согласно первоисточнику, действие разворачивается в ночном Петербурге в июле месяце. Прекрасной белой ночью даже Полуболотова тянет на лирику, правда специфическую. «Хорошо в такую ночь на обыск идти или на изъятие», — с тоской размышляет герой. Он вспоминает годы своей службы, когда был занят, как ему казалось, серьезным и важным делом. И на грани между лирикой и жестокостью, между раскаянием и прославлением сталинского уклада держится все действие спектакля. Так что, даже выходя из зала, до конца не понимаешь: стыдно ли товарищу Полуболотову за свое прошлое или он по-своему гордится, что усердно выполнял профессиональный долг.
Собственно, он сам этого не понимает. Не понимает, например, как могла его дочь убежать за границу с хахалем-интеллигентом, бросив сына на попечение обозленного старика. Не понимает, почему он, честный труженик, на старости лет должен ютиться в казенном углу и варить по ночам борщ на воде. И почему, так привыкший к долгим разговорам на допросах, сейчас он может поговорить лишь с ничего не понимающим внуком.
Для Михаила Кураева, сопредседателя Союза российских писателей, это был первый опыт постановки его произведения на сцене. Поэтому еще в самом начале он предоставил создателям спектакля полный карт-бланш. Благодаря этому режиссер Дмитриев смог изрядно поработать над текстом. Он даже придумал нового персонажа, чтобы перенести действие пьесы на несколько десятилетий вперед. В оригинальной версии рассказа никакого Андрюши нет, товарищ Полуболотов все ночи напролет разговаривает сам с собой. Да и характер героя в авторском варианте был куда категоричнее. Кураевскому Полуболотову сомнения чужды, он убежден в правоте своих поступков. Полуболотов дмитриевский уверенность в своей правоте теряет с каждым взглядом на внука.
Двух гуманитарных революций — при Хрущеве и Горбачеве — нам оказалось недостаточно, чтобы взять на себя ответственность за деятельность советской диктатуры. Преступления против человечности не имеют срока давности. И нераскаянная вина грозит превратиться в хроническое заболевание. Попытка противостояния этому недугу в самих себе стала главной темой творчества авторского театра. Его художественный руководитель — актер и режиссер МДТ — Театра Европы Олег Дмитриев — считает, что лишь осознание личной причастности к преступлениям прошлого и попытка покаяния может дать надежду на будущее. «Ощущение вины еще никого не делало хуже. Гордыня правоты ведет в тупик», — уверен Дмитриев.
Как любой качественно сделанный спектакль, «Ночной дозор» дает уйму пищи для размышления. И ее обязательно нужно переварить. Иначе жить с такой каменной, неотесанной виной на душе невозможно.

Дарья АФОНИНА
Фото Бориса ТЕПЛЯНСКОГО


Анонс
Следующие премьеры спектакля «Ночной дозор» можно посмотреть 4 и 5 декабря в 19:00 на сцене Музея Достоевского по адресу Кузнечный пер., 5/2.