Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Башня накренилась

16 ноября 2009 10:00

Сегодня в Смольнинском суде продолжится процесс, где яблочники Михаил Амосов, Николай Рыбаков, Максим Резник и автор статьи, а также Анна Чернова из движения «Охтинская дуга» оспаривают разрешение на отклонение для «Охта-центра». А тем временем Первый канал в третий раз за последний месяц сделал газоскреб темой одной из своих рейтинговых передач: на сей раз это была программа Максима Шевченко «Судите сами», столкнувшая лицом к лицу сторонников и противников башни.

Сторонники газоскреба потерпели сокрушительное поражение в открытой дискуссии на Первом канале





Где выход?
Сторонников представляли: замгендиректора «Охта-центра» Владимир Гронский, главный архитектор проекта Филипп Никандров, кинорежиссер Владимир Бортко и один из лидеров партии «Правое дело» Борис Надеждин. Противников: глава Росохранкультуры Александр Кибовский, президент Союза архитекторов России Андрей Боков, главный редактор журнала «Эксперт» Валерий Фадеев и спецкор журнала «Коммерсант» Григорий Ревзин.
Любопытной оказалась не только 20-минутная дискуссия — хотя большая часть высказанных аргументов сторон давно известна, — но и то, что ведущий программы, мягко говоря, не входящий в число нелояльных к власти журналистов, открыто встал на сторону оппонентов башни, заявив, что он «за привлечение в Петербург крупных компаний, но категорически против того, чтобы напротив Смольного строили небоскреб».
«Почему вы хотите строить именно здесь?» — добивался Шевченко от сторонников «Охта-центра». Не получив вразумительного ответа (не считать же таковым заявление Гронского, что башня должна располагаться «неподалеку от властных структур» и к тому же «рядом будет Невская ратуша, где будут все комитеты правительства»), процитировал строки Евгения Евтушенко из поэмы «Казанский университет»:

Первогильдейно крякая,
набрюшной цепью брякая,
купчина раскорякою
едва подполз к стене.
Орет от пьянства лютого,
от живота раздутого:
«Желаю выйти тутова!
Рубите дверь по мне».


Сравнение с желанием Газпрома строить «тутова», и нигде больше, оказалось столь наглядным, что рьяный сторонник башни Владимир Бортко, заявлявший, что «ее будет видно из центра города, и это очень хорошо» и что «вы увидите новый Петербург», хлопнул дверью и покинул передачу.

Незаметная доминанта
Интересное замечание сделал Андрей Боков: «Есть такой вид архитектуры — он называется «архитектура большого бизнеса». Она может быть талантливой, а может быть убогой. Так вот, это убогая архитектура».
Филипп Никандров с ним категорически не согласился, заявив, что свой проект считает шедевром, что за последние 80 лет в городе не построено ничего архитектурно привлекательного и что Газпром впервые после Романовых решил построить нечто замечательное. Виды «Охта-центра», полученные при помощи модели ИТР, на которой делалось исследование по заказу «Охта-центра», он вновь назвал фальсификацией. При этом, будучи вынужденным признать, что со Стрелки Васильевского острова башня будет видна, заявил, что она окажется «второстепенной доминантой» и «не будет видна ни на одном открыточном виде». Ему ответили, что вид со Стрелки относится к одним из самых знаменитых в Петербурге и уж точно является открыточным — но творца это ничуть не смутило.
К тому же Никандров вновь заявил, что на конкурс в 2006 году «шесть ведущих мировых компаний представили только высотные проекты». Что довольно забавно, учитывая, что «высотная доминанта не менее 300 метров» была УСЛОВИЕМ конкурса, а не желанием архитекторов… Впрочем, человеку, считающему себя автором шедевра, равным Монферрану и Растрелли, и обвиняющему ленинградских архитекторов в том, что за последнее столетие они ничего интересного не построили, как представляется, уже трудно чем-нибудь помочь…
Позиция Никандрова вызвала усмешку у Григория Ревзина: «Тут стоит команда, которая постоянно утверждает: мы строим четырехсотметровую башню, чтобы ее ниоткуда не было видно!» А Александр Кибовский, напомнив о результатах недавнего опроса ВЦИОМ, по которому 50% петербуржцев выступили против строительства башни и лишь 23% — за, заметил, что «любой проект, где 20% граждан против, в Европе уже считается проблемным».
Вы будете смеяться, но в ответ на этот Владимир Гронский заявил, что строители небоскреба три года ведут социологические исследования при помощи АСИ и «известного российского социолога Романа Могилевского», а по их данным число сторонников «Оха-центра» «потихонечку растет»! И «по последним замерам уже достигло 46,7%». Опросу ВЦИОМ Владимир Геннадьевич «не доверяет», потому что «спросить можно по-разному». Наконец, он предложил поинтересоваться мнением жителей Петербурга и заявил: «Вот сидит Марат Козлов, который собрал 30 тысяч подписей за «Охта-центр».
Остается лишь пожалеть, что в передаче не участвовал никто из питерских оппонентов газоскреба — они бы немедленно напомнили г-ну Гронскому, что ВЦИОМ задавал горожанам ровно тот же вопрос, что и Могилевский. Пора бы уже перестать наводить тень на плетень, ссылаясь на данные Романа Семеновича, над которыми в Петербурге давно потешаются и которые ни одним исследованием, независимым от ОДЦ «Охта», не подтверждаются — а, напротив, уверенно опровергаются. Что же касается г-на Козлова (видимо, единственного достойного, по мнению Гронского, представить жителей Петербурга) и якобы собранных им подписей, то вопрос об их достоверности сейчас, как известно, рассматривает суд, о чем «Новая» рассказывала в № 84 («Списанные на берег»).

Московская закулиса
Такая вот получилась дискуссия. Причем интересна она не только сама по себе (впервые обе стороны столкнулись в прямом эфире лицом к лицу и могли высказать свои аргументы), но и самим фактом своего появления на Первом канале, который давно и прочно воспринимается как ретранслятор кремлевских настроений.
Иначе говоря, важно не столько то, что показали, сколько то, что такая передача вообще была — и этот сигнал был прекрасно понят в лагере сторонников башни, которые впали в состояние, близкое к паническому. Они объявили передачу «тенденциозной» и «ангажированной» и, сославшись на политолога Станислава Белковского, немедленно увидели здесь зловещую (хотя и позабытую с времен противостояния Владимира Яковлева с Кремлем) «руку Москвы». Привлеченный на подмогу художественный руководитель комик-шоу «Коммунисты Петербурга и Ленинградской области» Сергей Малинкович охотно заявил, что «Первый канал выполнял волю тех московских верхушек, которые постоянно хотят вмешиваться в жизнь северной столицы, чтобы убрать нашего губернатора Валентину Матвиенко». А главный архитектор города Юрий Митюрев посетовал, что «шел такой накат на сторонников небоскреба, что это выглядело уже неприлично», и заявил, что указанным сторонникам якобы не дали высказать свою позицию…
Что называется — хохот меня душит. Во-первых, все, что хотели сторонники башни, они высказали в эфире. А во-вторых, чья бы корова мычала: может быть, по мнению г-на Митюрева, прилично то, что происходит в Петербурге? Может быть, на РТР, НТВ или Пятом канале оппоненты башни могут высказать свою позицию или поучаствовать в дискуссии с ее сторонниками (пусть даже при этом ведущий будет поддерживать небоскреб)? Может быть, «Петербургский дневник» дает им слово — притом что они, как и другие горожане, оплачивают его выпуск своими налогами?
Что касается «руки Москвы», то, как резонно замечает сопредседатель петербургского отделения ВООПИиК Александр Марголис, нельзя ли назвать поименно те «злокозненные силы» из столицы, которые не хотят, чтобы Газпром построил своего 400-метрового монстра? Кто эти отчаянные люди в Первопрестольной, которые осмеливаются бросить вызов главе газовой монополии и могущественному питерскому губернатору, уверяющему нас, что ему «железобетонно» обещано править Петербургом до 2011 года? Имена, пароли, явки? «Надо спокойно относиться к маргиналам, которые говорят, что эта башня будет ласкать им взор: о вкусах не спорят, — говорит Марголис. — Достаточно взгляда на г-на Никандрова и трех слов из его уст, чтобы понять, что это за Растрелли нового времени. Но нельзя искажать факты, врать о «растущем числе сторонников» вопреки очевидному, нарушать законы — и при этом уверять в своем якобы законопослушании…»

Красный свет в парламенте
Тем временем в пятницу Госдума отказалась рассматривать ситуацию вокруг «Охта-центра» на правительственном часе. С этим предложением выступили «эсеры»: Оксана Дмитриева заявила, что включение этого вопроса «во внеочередном и срочном порядке в план проведения правительственных часов на 18 ноября с приглашением генерального прокурора, м министра культуры и руководителя Росохранкультуры вызвано беспрецедентным нарушением федерального, международного и регионального законодательства при выдаче разрешения на строительство «Охта-центра» с нарушением как федеральных градостроительных регламентов, так и правил землепользования и застройки, принятых в Петербурге».
В ответ зампред Комитета по регламенту и организации работы Думы единоросс Валерий Малеев заявил, что на этот день запланирован правительственный час по обеспечению условий для подготовки к участию и участию российских спортсменов в Олимпиаде в Ванкувере и изменение графика нецелесообразно. А его коллега, бывший главный садовод Петербурга и области Василий Захарьящев, горячо поддержал строительство башни, заявив, что «во многих городах мирового значения есть такие деловые центры и Сити» и что «Санкт-Петербург задыхается в нынешних границах, а ему показали новый архитектурный символ». На это коммунист Анатолий Локоть из Новосибирска заметил, что сибиряки «искренне сочувствуют городу, который хотят наградить достоинством, напоминающим фаллический символ»…
В итоге предложение Дмитриевой поддержали только 129 человек («Единая Россия» отказалась участвовать в голосовании), и оно не прошло.

Борис ВИШНЕВСКИЙ
Фото Наталии Введенской и Юлии Мурашовой


P.S. В субботу в Петербурге стартовала акция «Синяя ленточка», организованная движениями «Живой город» и «Охтинская дуга», а также центром ЭКОМ. На пикете, проходившем на Малой Конюшенной улице, гражданские активисты раздавали ленточки, объявленные «знаком защиты небесной линии Петербурга, тех знаменитых панорам, которыми восхищается весь мир» и «знаком солидарности неравнодушных, тех, кто не готов молча смотреть, как год за годом разрушается, уродуется и застраивается новоделами блистательный Санкт-Петербург».
Напомним, что синюю ленточку как символ защиты небесной линии придумали писатель и историк Андрей Чернов и его жена, художница Наталья Введенская, и на митинге в защиту Петербурга 10 октября эти ленточки надели многие его участники.




vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close