Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Засада с видом на жительство

24 мая 2010 10:00

Необычное дело рассматривается сейчас в Ленинском районном суде Петербурга. Милиционер, 17 лет просидевший в засаде в квартире, хозяин которой был убит в 1993 году, теперь пытается получить ее в собственность. Истец утверждает: право стать собственником недвижимости в центре города (площадью почти 100 кв. метров и стоимостью около полумиллиона долларов) дано ему законом, поскольку он больше 15 лет владеет «бесхозным имуществом». За эти годы преступники, лишившие жизни владельца квартиры, успели попасть под следствие, сознаться в содеянном, получить солидные сроки, отбыть их и выйти на свободу. Но Андрей Пугин — сегодня уже бывший оперативник уголовного розыска и успешный 40-летний бизнесмен — до сих пор в засаде…

Милиционер рассчитывает получить в собственность жилплощадь в центре города, «бремя» которой добровольно нес 17 лет



Кто бы мог подумать, что за окнами этого особняка долгие годы бдил неусыпный опер?
Кто бы мог подумать, что за окнами этого особняка долгие годы бдил неусыпный опер?


Нехорошие в квартире
Раньше в квартире № 3 в доме на улице Бронницкой, 22, жил Евгений Нейман. Одинокий 49-летний мужчина не имел родственников, собирался уехать на ПМЖ за рубеж, а в ожидании приглашения решил сдать свое жилье внаем. Но со съемщиками ему не повезло. На объявление в газете откликнулись лидеры организованной преступной группировки, в 90-е годы прославившейся своей жестокостью, — Сергей Приданов и Владимир Литвинов. Они договорились снять квартиру на Бронницкой под офис. Однако, узнав, что у Неймана нет родных и близких, а значит, искать его никто не будет, клиенты изменили планы.
Как следует из материалов уголовного дела, в мае 1993 года Приданов и Литвинов убили хозяина просторных апартаментов, чтобы завладеть его жилплощадью и документами. Присвоив чужую собственность, преступники умудрились трижды ее перепродать. Только никто из покупателей в квартиру так и не въехал. Поскольку в том же 1993 году здесь была устроена самая долгая милицейская засада за всю историю российских правоохранительных органов.
Необходимость засады в доме на Бронницкой объясняли следователи: учитывая мотив преступления, не исключено, что совершившие его рано или поздно могут нагрянуть по этому адресу. Но злоумышленники в квартире убитого так и не появились. Зато 17 лет назад тут поселился оперуполномоченный уголовного розыска УВД Адмиралтейского района Петербурга, тогда еще 23-летний Андрей Пугин.

Отсиделся
Уже осенью 1993 года Сергея Приданова и Владимира Литвинова (вместе с другими членами ОПГ) арестовали по подозрению в грабежах, вымогательствах и убийстве Евгения Неймана. В декабре того же года подозреваемые сознались в убийстве одинокого мужчины и указали местонахождение тела. Сыщики откопали труп в лесу во Всеволожском районе Ленобласти. Судебно-медицинская экспертиза установила, что это действительно Евгений Нейман.
Тем временем Андрей Пугин продолжал сидеть в засаде…
Следствие по уголовному делу Приданова и Литвинова длилось более трех лет. Многие из преступлений, вменяемых сообщникам, следственным органам доказать не удалось. Однако в убийстве Неймана Ленинградский областной суд в августе 1998 года признал лидеров ОПГ виновными. Оба получили длительные тюремные сроки: Приданова приговорили к 13 годам лишения свободы, Литвинова — к десяти. В 1999 году судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ пересмотрела приговор Леноблсуда, и срок заключения убийцам Неймана сократили на два года.
Но даже после вынесения приговора преступникам Пугин не покинул свой пост. Вот что пишет сам экс-оперуполномоченный уголовного розыска УВД Адмиралтейского района в исковом заявлении, поданном им в Ленинский районный суд Петербурга:
«У руководства следствия по уголовному делу в порядке осуществления оперативных мероприятий было поручение об организации засады по месту расположения объекта недвижимости. От следователя я получил ключи… Засада затянулась, я был вынужден справлять естественную нужду, принимать пищу и в конечном итоге поселился в квартире. Уголовное дело по мошенническим действиям в отношении недвижимого имущества Неймана и исчезновению Неймана было приостановлено. Я возложил на себя бремя содержания имущества, стал оплачивать счета за различные коммунальные услуги по содержанию квартиры, в том числе свет, телефон и иные платежи, с 1997 года со мной стала постоянно проживать гражданская жена, я ей неоднократно поручал совершать оплаты указанных платежей, до рождения ребенка за свой счет и своими силами сделал косметический ремонт, в 1999 году родился сын…»
В суде Пугин делает вид, что не знал ни о раскрытии убийства Неймана в 1993 году, ни о суде над преступниками в августе 1998 года. Судя по данным Единого государственного реестра юридических лиц, с 2002 года Андрей Константинович перестал работать в правоохранительных органах, так как занялся предпринимательской деятельностью; в настоящий момент он числится директором нескольких коммерческих фирм: ООО «Аркона», ООО «Кириши — ЭКО», ООО «Арбитраж-консалтинг»; в ГУВД Петербурга и Ленобласти подтвердить либо опровергнуть наличие такого сотрудника отказались.
Пугин не видит ничего странного не только в своей слегка затянувшейся «засаде», но даже в том, что хочет теперь присвоить квартиру, «бремя» которой нес 17 лет. Требуя признать его собственником почти 100-метровой жилплощади в центре города, оцениваемой в полмиллиона долларов, бывший оперативник ссылается на закон. А именно — на Гражданский кодекс и ФЗ № 122 от 21.07.1997 «О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».
— Статья 127 ФЗ № 122 «Приобретательная давность» гласит: «Гражданин, не являющийся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющий как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет, приобретает право собственности на это имущество», — подчеркивает истец.
К своему иску экс-милиционер приложил около двухсот документов, подтверждающих непрерывное и гласное владение квартирой на протяжении 17 лет, все счета на все коммунальные и иные платежи.

Сомнительная добросовестность
Ответчики по делу — районная администрация и налоговая инспекция (УФНС № 7).
Как пояснили «Новой» юристы, представляющие в суде администрацию Адмиралтейского района, в ситуации, если у умершего человека нет наследников, его жилье переходит в распоряжение местных органов власти. Те в свою очередь должны передать ее очереднику.
Однако, по словам представителя администрации Светланы Филипповой, ни Комитет по управлению городским имуществом, ни районный жилищный отдел и сегодня не имеют информации о смерти Евгения Неймана. Нет таких сведений и у налоговой инспекции, которая исправно взимала с Неймана налог на жилье до 2004 года (до шестидесятилетия обладателя квартиры). Пугин заявил, что вместо покойника налог платил тоже он. Сотрудники паспортного стола подтвердили: человек, убитый в 1993 году, до сих пор не снят с регистрационного учета. Более того, как выяснилось в суде, неизвестно даже, выдавал ли загс когда-либо кому-либо свидетельство о смерти Неймана. Зарегистрирован ли вообще факт его ухода из жизни? Судья Наталья Корчагина направила запрос об этом в загс.
— В законе, на который ссылается истец, отмечено одно из обязательных условий — добросовестное владение имуществом, но Пугин добросовестным владельцем считаться не может, — возразила в суде Светлана Филиппова. — Будучи в курсе событий вокруг квартиры, он не представил суду доказательств о направлении запросов в различные органы о том, что случилось с прежним хозяином. Кроме того, работая в структуре МВД, Пугин был посвящен в обстоятельства убийства Евгения Неймана, но выходит, что оперативник ни разу никого не уведомил о своем местонахождении. А это, с нашей точки зрения, нельзя расценивать как добросовестное и открытое владение недвижимостью.
Администрация Адмиралтейского района попросила судью отложить рассмотрение дела до 3 июня, чтобы подготовить встречный иск о принудительном выселении Андрея Пугина. Сам инициатор тяжбы отказался от комментариев до вынесения решения суда.

Нина ПЕТЛЯНОВА
Фото Михаила МАСЛЕННИКОВА


Комментарии экспертов
Григорий СОЛОМИНСКИЙ, юрист:
— По закону, квартира одинокого Неймана после его смерти должна была перейти государству, раз нет наследников, а затем — кому-то из очередников. Описанная ситуация никак не подходит под «приобретательскую давность», т. к. милиционер не пользовался имуществом как своим собственным. Он и сам указывает в иске, что пользовался им как полученным для оперативных целей — для засады. То есть он получил квартиру по иным основаниям и для иных целей. Аналогично нельзя требовать себе имущество, которое получил в аренду, безвозмездное пользование, для выполнения поручения и т. д., и которым пользовался более 15 лет. Имущество изначально не должно иметь никаких иных оснований получения, кроме как в собственность, пусть и ненадлежаще оформленную. Именно о ненадлежаще оформленной собственности говорит эта статья, а не о возможности попользоваться чужим (в том числе государственным) имуществом по любым основаниям, а потом объявлять его своей собственностью. То, что оперативник оплачивал коммуналку, — правильно делал. Ведь он сам пишет, что пользовался, проживал с женой и сыном и т. д. А раз пользовался — значит, должен платить. Но никаких прав само по себе это не дает.
Лично я не вижу никаких законных оснований для победы истца в суде. Этот процесс он выиграть не должен. Но милиционеры и без того завладевают квартирами на полузаконных основаниях, иногда выгоняя всех родственников и наследников или захватывая собственность. Просто этот сотрудник органов сглупил от банальной жадности и вылез, а так у них это обычная практика.

Максим ГАФАРОВ, адвокат, www.mgafarov.ru:
— Согласно Гражданскому кодексу РСФСР (который действовал в момент смерти Неймана) и Гражданскому кодексу РФ, принятому в 2001 году, такое имущество считается выморочным. Применительно к данной ситуации оно должно было перейти в собственность Российской Федерации. Позже этот порядок изменили: с 2007 года выморочное имущество переходит в собственность Петербурга (ст. 1151 ГК РФ).
По моему убеждению, в данном случае есть два варианта. Либо это в чистом виде злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) — если Пугин знал, что преступники найдены, и пользовался квартирой, злоупотребляя должностными полномочиями. Либо, если он пользовался имуществом в исполнение приказа, то ни в чем не виноват, но все равно не может претендовать на это имущество. В статье, на которую ссылается истец, есть ключевое слово — ГРАЖДАНИН. Иными словами именно гражданин — то есть физическое лицо, а не должностное — должно владеть имуществом на протяжении 15 лет.
Обычный человек не мог оказаться на месте Пугина, так как за 17 лет незаконное пользование квартирой обязательно бы всплыло. По-моему, в данном случае точно использовался какой-то коррупционный ресурс, иначе просто быть не могло.