Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Смертельное отсутствие штампа

26 июля 2010 10:00

Житель Петербурга 24-летний Виталий Кузнецов кричал от боли (у него была последняя степень онкологического заболевания), а врачи говорили: раз нет штампа — значит нет сильных обезболивающих препаратов. И с такой ситуацией люди без документов сталкиваются на каждом шагу, потому что, даже если они находятся на грани жизни и смерти и счет идет на секунды, бюрократическая машина требует: штамп, документ!

Без документа и штампа в паспорте вы обречены на смерть от боли



Гражданин без документов
Виталий родился в Петербурге, здесь же получил свидетельство о рождении, но потом его мать, видимо, нуждаясь в средствах, затеяла обмен жилья и переезды. В результате этих манипуляций маленький Виталий оказался у бабушки в Ленинградской области, где мама оставила его и уехала. Там же Виталий учился в школе, а потом у бабушки начались сложности с финансами — на одну пенсию не прожить, и она решила продать жилье и переехать к своей сестре в Петербург. В общем, за несколько лет таких скитаний сначала с мамой, а потом с бабушкой Виталий остался не только без регистрации, но и без паспорта: свидетельство о рождении родственники потеряли, им было не до хождения по чиновничьим инстанциям. И это, похоже, не сильно мешало им всем — Виталию, которому в этом году исполнилось уже 24 года, его родной бабушке и двоюродной, в квартире которой в Петербурге они все и жили.
Беда нагрянула неожиданно: в конце весны этого года Виталий заболел, и ему понадобилась медицинская помощь. Болезнь, навалившаяся на молодого парня, оказалась скоротечной и безжалостной. Видимо, боли в паху мучили его давно, но он стеснялся сказать об этом бабушкам — ему казалось неприличным показывать, где болит. В результате, когда боль стала настолько невыносимой, что это стало очевидно и бабушкам, они обратились к врачам. Врачи в поликлинике поставили диагноз на глаз, без особых исследований и анализов, сказав, что у него грыжа, и указав, что, раз у Виталия нет документов, то и плановая операция ему не положена. В НИИ Джанелидзе, куда Виталия по просьбе сотрудников фонда «Ночлежка» все-таки привезли врачи скорой, ему за четыре дня поставили диагноз — последняя стадия рака правого яичка.

Боль в наказание
— Но даже тогда врачи грубо нарушили его права, — считает социальный работник фонда «Ночлежка» Елена Кондрахина, — они поставили в справке шифр, а на словах не сказали, чем он болен. Хотя в соответствии с 30-й статьей законодательства об охране здоровья граждан совершеннолетний пациент имеет право знать свой диагноз.
Вообще, по мнению сотрудников «Ночлежки», нарушений со стороны чиновников в деле Виталия Кузнецова очень много. Юристы фонда ссылаются не только на законы по охране здоровья граждан, но и на Конституцию, на Конвенцию о правах человека, которую Россия ратифицировала, — там везде говорится о том, что любой человек имеет право на оказание медицинской помощи, независимо от того, есть у него документы или нет, пьян он и или трезв, есть у него деньги или он нищий бродяга. И даже в региональном петербургском законе «О территориальной программе государственных гарантий оказания гражданам РФ бесплатной медицинской помощи в Санкт-Петербурге» отсутствие штампа регистрации не является причиной отказа в медицинской помощи.
В случае с Виталием обвинить врачей в полном бездействии, вероятно, нельзя — они приезжали по вызовам, они принимали в поликлинике. Но ему требовалась срочная, высококвалифицированная и очень недешевая помощь — рак на последней стадии требует в первую очередь очень сильных обезболивающих и места в хосписе. Но диагноз в НИИ Джанелидзе Виталию поставили только в конце июня, к этому времени боль стала невыносимой и ни о каком оформлении документов речь уже не шла.
— Врачи не хотят работать с такими пациентами, потому что боятся, что им не заплатят за услуги, — говорит адвокат «Ночлежки» Екатерина Диковская. — Это свидетельство неотработанности нашего законодательства. Врач не боится ответственности за неисполнение своего врачебного долга, потому что его за это не накажут. А вот за прием пациента без регистрации его могут наказать чиновники от медицины.
Сейчас широко обсуждаются изменения в сфере здравоохранения, которые предполагается ввести в России с января 2011 года. Тогда россияне получат право на выбор страховщика и медицинского учреждения. Может, конкуренция и заставит медиков иначе относиться к пациентам — хотя бы из соображений потенциального заработка. А вот заставят ли врачей новые экономические условия почаще вспоминать Конституцию и клятву Гиппократа — большой вопрос.

Наталья ШКУРЕНОК