Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Суд на крови

4 октября 2010 10:00

Если реальные присяжные девятью голосами против трех оправдали подозреваемых в убийстве 9-летней Хуршеды Султоновой и нападении на ее отца и брата, то присяжные в учебном процессе разделились пополам — шестеро против шестерых настаивают на виновности Романа Казакова и его подельников. Но это, увы, только учебный процесс: реальные подсудимые уже отпущены, хотя Роман Казаков, похоже, надолго прописался на нарах.

Дело об убийстве девятилетней таджикской девочки закрыто, но не забыто



Самый гуманный суд
— Встать, суд идет! — судья стучит молотком по столу, и присутствующие в зале сначала поднимаются с мест, потом садятся, а через некоторое время снова встают — теперь уже приветствуя появившихся присяжных.
— Подсудимый Роман Казаков, встаньте! — по просьбе судьи поднимается рослый парень. — Вы признаете себя виновным в убийстве Хуршеды Султоновой?
Парень отрицательно мотает головой.
Это не поездка на машине времени на четыре года назад, когда проходил судебный процесс по делу подозреваемых в убийстве таджикской девочки, всколыхнувший весь Петербург. Зверское нападение на Хуршеду, ее отца и двоюродного брата, возвращавшихся с катка в Юсуповском саду, потрясло тогда петербуржцев: 11 ножевых ранений, от которых девочка скончалась до приезда скорой, тяжелые травмы головы, сломанные руки и ребра у ее отца и брата, нацистские выкрики, которые слышали соседи и случайные прохожие — об этом событии говорил весь город.
Вчера в одной из аудиторий Университета финансов (Финэка) происходила «историческая реконструкция» — этот процесс был восстановлен и разыгран с участием профессиональных юристов, студентов юридического факультета, реальных участников того самого процесса и актеров, исполнявших роли подозреваемых и свидетелей. Было даже два состава присяжных — студенты, их друзья и знакомые — и коллегия присяжных, составленная из журналистов, писавших о процессе над потенциальными убийцами Хуршеды Султоновой. Эту реконструкцию организовали и провели члены Гильдии судебных репортеров под руководством своего президента — журналиста Леонида Никитинского. Он не только организовал учебный вариант одного из самых громких петербургских процессов по делу об убийстве на почве межнациональной розни: вся работа — и в зале, и в комнате совещаний присяжных — была заснята на видео, и этот материал — а также обсуждение самого дела, и отношения к нему реальных присяжных, которые участвовали в процессе четыре года назад, — станет основой большого фильма о судьбе суда присяжных в России. Ведь именно процесс по делу об убийстве таджикской девочки расколол страну на сторонников и противников суда присяжных.

Убийство без убийцы
Напомним, что поздним вечером в начале февраля 2004 года группа молодых людей «бесцельно распивала спиртные напитки в Юсуповском саду». Как потом рассказывали на суде подозреваемые, к ним подошли трое неустановленных лиц (приблизительно одного с обвиняемыми возраста), которые предложили напасть на «нерусских». Подвыпившие подростки, вооружившись тремя битами и несколькими ножами, пошли вслед за мужчиной «нерусской» внешности, рядом с которым шли двое детей. Во дворе дома № 4 подростки напали на Юсупа Султонова, его дочь Хуршеду и ее 11-летнего двоюродного брата. Немногие свидетели утверждали, что нападавших было человек десять. Но на скамье подсудимых оказались восемь подростков школьного возраста — на момент совершения преступления основному обвиняемому, Роману Казакову, было всего 14 лет.
Судебный процесс продолжался почти полгода, и его результаты буквально ошеломили всех, кто за ним следил, — фактически присяжные оправдали тех, кто подозревался в этом зверском убийстве. Итог громкого процесса оказался неожиданным: после пятичасового совещания присяжные так и не нашли среди подсудимых убийцы ребенка, Роман Казаков был признан невиновным, хотя присяжные оставили в силе обвинения его в нападении на семью Султоновых и совершении двух грабежей. Еще шестеро из восьми обвиняемых также были признаны виновными в участии в этой зверской акции и осуждены по статье «хулиганство», а один подсудимый был оправдан.
Прокуратура и отец Хуршеды не скрывали своего мнения: они заявляли, что присяжные просто струсили. В прессе появились заявления о том, что присяжные «не доросли» до серьезных процессов, а в программе «К барьеру!» депутат Александр Хинштейн открыто обвинил питерских присяжных в расизме и потакании убийцам.

Реставрация справедливости
— Я лично присутствовал при рождении мифа, что питерские присяжные дураки и расисты, это сказал Хинштейн на записи передачи Соловьева «К барьеру», а я там был секундантом, — рассказывает Леонид Никитинский, президент Гильдии судебных репортеров, организатор учебного процесса. — Беда в том, что этот миф до сих пор используется. Я уже четыре года занимаюсь клубом присяжных, и мы решили реконструировать именно этот процесс — тяжелый, мучительный, но очень показательный. Нам был очень интересен нынешний результат — что скажут молодые люди, которые о реальном процессе знают только понаслышке.
Присутствовавшие на игровом процессе участники процесса реального оценивают его по-разному. Старшина тогдашней коллегии присяжных заявил в кулуарном разговоре, что, по его мнению, следствие было проведено плохо, следователи явно не надрывались в поисках реальных организаторов и убийц, хотя опрошено было около двухсот подростков и молодых людей. А его коллега по процессу считает, что, может быть, следствие и было проведено тщательно, но присяжным данные расследования не были поданы четко и грамотно — вероятно, из-за отсутствия опыта работы с присяжными.
Актеры, исполнявшие роли главного подозреваемого Романа Казакова и свидетелей, студенты Академии театрального искусства, высказались категоричнее: по их мнению, подсудимый был безусловно виновен в нападении, но не в убийстве девочки. Но он скрывает настоящие имена виновных — это, по мнению дублеров, были действительно местные скинхеды и примкнувшие к ним хулиганы. Как сказал один из дублеров, у него после подробного изучения материалов дела сложилось впечатление, что «за спинами этих малолетних парней стояли какие-то очень взрослые дяди, которые даже не попали на допросы к следователям».
Настоящая бабушка Романа Казакова — Юлия Васильевна — внимательно слушала весь учебный процесс и вздыхала: внука, мол, оговорили. Хотя несколько свидетелей опознали именно Романа среди подростков, которые выбегали из подворотни дома, где было совершено убийство Хуршеды. «Вот ведь этим следователям два раза попадался Боровиков, который жил у нас там рядом, — сетовала Юлия Васильевна. — Почему же они его отпустили, а моего 14-летнего внука во всем обвиняют?»
Сейчас, как рассказала бабушка, Роман Казаков снова отбывает срок — теперь уже за кражу телефона. «Стоит один раз попасть — и все, — жалуется бабушка. — Оттуда так просто не выходят…»

Наталья ШКУРЕНОК