Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Петербург — это наша катынь

1 ноября 2010 10:00

Такое мнение прозвучало на общественных слушаниях в пресс-клубе «Зеленая лампа» накануне 30 октября — Дня памяти жертв политических репрессий в СССР. На них говорили о создании общероссийского мемориала памяти жертв большевистского террора в Петербурге или в его ближайших пригородах. Основными докладчиками на встрече стали директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, директор НИЦ «Мемориал» Ирина Флиге, сопредседатель ВООПИиК Александр Марголис, член правления международного общества «Мемориал» Александр Даниэль.

В Ковалевском лесу под Петербургом должен быть создан Парк памяти и музейно-мемориальный комплекс общенационального значения



Предложение по проектированию музейно-мемориального комплекса «Ковалевский лес»
Предложение по проектированию музейно-мемориального комплекса «Ковалевский лес»


Пепел стучит в сердца
— Петербург — это такое место страданий, которое заслуживает не меньшего внимания, чем Катынь, — с этих слов начал свое выступление Михаил Пиотровский.
В Петербурге и его окрестностях находится немало мест, которые имеют печальную славу, — это места массовых расстрелов и захоронений жертв большевистского режима. Как напомнил историк Александр Марголис, Петропавловская крепость стала местом, где такие расстрелы начались еще осенью 1917 года. И только за последние два года у стен Петропавловки в ходе археологических работ были обнаружены останки почти ста человек. К сожалению, здесь до сих пор нет памятного знака, указывающего на эти трагические события, и до сих пор правительство города не приняло решения о судьбе найденных останков — большая часть их хранится в подсобных помещениях музея, на полноценную судебно-медицинскую экспертизу нет средств.
Присутствовавший на встрече директор Музея истории города Александр Калякин заверил собравшихся, что готов и в следующем году найти возможность продолжить раскопки, и сообщил, что уже есть предварительная договоренность об установлении памятного знака. Кстати, музей действительно нашел средства из своего ограниченного бюджета на археологические работы, которые проходили возле стен Петропавловки. Александр Калякин сообщил, что есть уже и предварительная договоренность со строительной организацией, прокладывавшей дорогу к автостоянке, о том, что часть трассы будет временно разобрана для изысканий.

Хотелось бы всех поименно назвать
Однако главной темой встречи стало обсуждение ситуации с Ковалевским лесом.
— Поисковая группа НИЦ «Мемориал» открыла Ковалевский лес как место массовых расстрелов и захоронений еще десять лет назад, но до сих пор охранные организации города и Ленинградской области ни малейшего интереса к этому не проявили, — рассказал Александр Марголис, историк, сопредседатель петербургского отделения ВООПИиК. — И сейчас самая главная проблема — установление юридического статуса этого места. Потому что именно здесь возможно создание музейно-мемориального комплекса памяти жертв террора общенационального масштаба.
По данным историков, в этом месте, на окраине Ржевского артиллерийского полигона, в 1918–1921 годах были расстреляны почти 4,5 тысячи жертв большевистского террора, в том числе матросы-балтийцы, участвовавшие в Кронштадтском мятеже, и осужденные по делу Петроградской боевой организации, в том числе поэт Николай Гумилев. В Ковалевском лесу были найдены и другие могильники с захоронениями 20–30-х годов. На стенах полуразрушенного погреба, выполнявшего при советской власти роль «накопителя», где до расстрела держали людей, НИЦ «Мемориал» установил памятную доску.
Юридически этот участок относится к Ржевскому артиллерийскому полигону, его хозяин — Министерство обороны. Но уже известно, что Ржевский полигон вскоре прекратит свое существование, военные уйдут, и в ближайшее время ожидается передача этой земли администрации Ленинградской области. Но если в ближайшее время не будет документа, дающего этой земле охранный статус, существует вполне реальная угроза, что здесь, на красивом берегу неподалеку от Петербурга, быстро начнут стройку — и тогда все проекты правозащитников останутся на бумаге. Кстати, члены рабочей группы представили предпроектные разработки будущего музейно-мемориального комплекса, выполненные ими в исполнение прошлогоднего президентского наказа.
В связи с проблемами охраны говорили и о судьбе относительно благополучной Левашовской пустоши: у нее есть статус мемориального кладбища, но официального юридического статуса мемориала жертв красного террора нет, поскольку таковой не оговорен в законодательстве.
— Все проблемы упираются в одно — в отсутствие комплексной государственной федеральной программы увековечивания памяти жертв террора, — считает Александр Даниэль. — В нее должны войти решение юридических вопросов, создание музея, некрополей, издание книг.
Об этом же говорил президент Медведев в своем интернет-обращении в прошлом году, но пора бы уже переходить от слов к делу.
— Это же не просто увековечение памяти, это преодоление нашего травматического прошлого, — сказал на встрече в «Зеленой лампе» отец Александр (Степанов), член рабочей группы по созданию мемориала в Ковалевском лесу. — С точки зрения верующих людей, мы не сможем двигаться дальше, пока не осознаем, что с нами произошло, пока не назовем вещи своими именами.
Все вопросы, обсуждавшиеся на слушаниях, остро обозначены в подробном письме на имя президента Дмитрия Медведева, которое «Мемориал» направил в Москву.

Наталья ШКУРЕНОК