Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Может ли тряхнуть петербург

17 марта 2011 10:00

Везде в мире принято занижать сейсмическую опасность

После катастрофы в Японии мир в очередной раз задумался: можно ли предсказывать подобное и где еще может разразиться катастрофа такого масштаба?
На вопросы «Новой газеты» отвечает заведующая сектором сейсмологии лаборатории радиоастрономии и геодинамики Пулковской обсерватории РАН Белла АССИНОВСКАЯ


— Когда начались события в Японии, все вспомнили знаменитый фильм «Гибель Японии». Такой сценарий теоретически возможен?
— Думаю, что нет. Если возможна гибель Японии — тогда возможна и гибель Земли. Фантастика есть фантастика. Другое дело, что в последние годы наблюдается увеличение сейсмической активности (по крайней мере, увеличение магнитуд землетрясений). Одни связывают это с отменой проведения испытаний ядерного оружия, потому что сильные взрывы сбрасывали напряжения земной коры. Другие считают, что на факт усиления активности влияют солнечные и другие глобальные геофизические процессы вокруг Земли.
К тому же период наблюдения за землетрясениями очень небольшой. Статистика еще не набралась. Скажем, в 1923 году было землетрясение в районе Токио — почти такое же, как сейчас. И на картах сейсмической опасности данному району приписан более высокий уровень, чем району нынешней катастрофы. Проблема в том, что беда приходит не туда, где ее ждут. Как на Гаити было, как несколько раз было в нашей стране.
— Почему природа всегда застает людей врасплох?
— Я работаю сорок лет, ровно столько происходит одна и та же история. По крайней мере, в России все время пытаются преуменьшить опасность землетрясений, чтобы не тратить лишние деньги. Ведь если создавать карты сейсмической опасности, адекватные обстановке, надо вкладывать большие средства в строительство, предусмотрев повышенный уровень сейсмоустойчивости конструкций. Понятно, что это приводит к затратам. А когда землетрясение происходит не там или сильнее, чем предполагалось, начинают всплескивать руками и переделывать карты. Так тянется много лет.
— Что можно ждать в районе Петербурга? Угрожает ли нам что-то из-под земли?
— В районе Петербурга сейсмогенных зон нет. Есть зоны со слабой активностью в Ладожском озере, есть в Финском заливе. Невысокая сейсмическая активность в Скандинавии. В Балтийском море происходят редкие и неожиданные землетрясения — как в Калининграде в 2004 году. Оно имело магнитуду 5 баллов, когда никто этого не ожидал — там триста лет не было подземных толчков. Каждая область Земли имеет свой потенциал и продуцирует землетрясения определенного уровня.
Сильных землетрясений у нас быть не может, исходя из геологического строения территории. Другое дело, что мы ни к каким землетрясениям не готовы — ни к большим, ни к малым. Нужно ставить сети сейсмических станций, накапливать статистику, потому что любые научные сведения приближают нас к более реальной оценке уровня сейсмической опасности.
— В конце февраля в северных районах Петербурга ощущалась заметная вибрация — люди жаловались, что их дома периодически трясло. В этом обвинили военных, связав толчки с проводившимся уничтожением боеприпасов на полигонах, расположенных на севере Ленинградской области. Могли ли взрывы вызвать сейсмические последствия?
— Наведенный эффект, конечно, бывает при подземных разработках месторождений. Но военные говорят одно, у нас записи совершенно другие, и кто прав, кто виноват — пока сказать не берусь. Надо ставить сеть сейсмических станций вокруг полигона, регистрировать и только потом давать заключение. То, что были толчки силой в 1 балл по 12-балльной шкале на окраине города, и то, что какие-то события сейсмическая станция в Пулково зафиксировала, — факт. Но однозначно связывать их друг с другом мы пока не можем, потому что у нас их записала всего одна станция. Усиления природной сейсмичности от взрывов боеприпасов быть не должно, это я могу утверждать.

Беседовал Борис ВИШНЕВСКИЙ