Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

С бору по токсинчику

27 июня 2011 10:00

В прошедший четверг Петербург подвергся химической атаке: в очередной раз горел полигон для утилизации токсичных отходов I–IV класса опасности Красный Бор. «Никакой угрозы здоровью и жизни людей нет, — заявлял руководитель МЧС по Петербургу Леонид Беляев. — Превышение стандартных параметров не зафиксировано. Дым опасности не несет. Все, что говорят об опасности, — фантазии». Между тем логика подсказывает: никакой дым абсолютно безвредным не бывает, а уж если горит полигон, на котором захоронены не только органические отходы, но и ртуть, другие тяжелые металлы, мышьяк и т. п. Экологи советовали петербуржцам, особенно живущим в южных районах города и в первую очередь в Тосно, Никольском, Колтушах, Купчине и Колпине, закрывать окна, вывешивать в помещениях мокрые тряпки и не выходить на улицы, особенно с детьми.

Пожар на ядовитом полигоне вспыхнул на следующий день после иска о его банкротстве




Черный снег
— Замерам, проведенным в Красном Бору, вряд ли стоит доверять, — пояснил «Новой» руководитель Северо-Западной общественной организации «Зеленый крест» Юрий Шевчук. — Столб дыма шел вверх, а замеры проводились не внутри него, а рядом — поэтому не отмечено и превышение предельно допустимых концентраций (ПДК). Кроме того, надо понимать, что замеры проводятся далеко не на все токсичные вещества, которые могут быть выброшены в пожаре на таком «богатом» полигоне. Например, шестивалентный хром — яд, которому в Петербурге естественным путем взяться неоткуда, поэтому и тестов на него не проводят. Измеряют в основном концентрацию тех веществ, которые выделяются автомобилями.
Красный Бор находится в десяти километрах от городской границы, и ветер во время пожара гнал дым в сторону центра. Репортаж канала 100ТВ запечатлел гигантский черный шлейф, перекинувшийся в районе Большого дома через Неву и уходящий в северные районы.
По экспертному мнению Юрия Шевчука, добравшись до города, дым пожара смешался с дымкой, которая постоянно нависает над Петербургом. Эта «шапка», начинающаяся на высоте примерно 400–500 метров и поднимающаяся до трех километров, состоит в основном из выхлопных газов автомобилей. Смешавшись с ней, дым Красного Бора образовал относительно более тяжелые частицы, которые ночью стали опускаться на город в виде мельчайшей сажи и будут опускаться еще неопределенное время.
— Результатом пожара станет то, что на какой-то процент вырастет число различных заболеваний. Но доказать, что это вина Красного Бора, а не обычного городского смога, пострадавшим будет трудно, — полагает Юрий Шевчук. — Чтобы защититься, горожанам можно посоветовать улучшить работу кроветворных органов, кому что по карману: пить лекарства, есть гранаты или спешно отправиться в Баден-Баден.

Окончательный пожар
Полигон Красный Бор было решено реконструировать еще 15 лет назад, в 1994 году. За это время было истрачено более миллиарда бюджетных рублей, не говоря о кредите Европейского банка реконструкции и развития на 5,5 млн долларов. Несмотря на такие затраты, о приближении работ к завершению и речи не идет, при этом полигон регулярно горит.
Более того, в прошлом году Счетная палата выявила на объекте ГУПП «Красный Бор» многочисленные нарушения: мол, бюджетные средства расходовались неэффективно, а само строительство велось с многочисленными нарушениями, в частности — без утвержденной проектно-сметной документации.
А 22 июня этого года — ровно за день до пожара, по сведениям Юрия Шевчука, налоговая служба обратилась в арбитражный суд с требованием о банкротстве Красного Бора, потому что тот не платит налоги.
Некоторые комментаторы склонны связывать эти два события — арбитраж и пожар — напрямую. Однако надо отметить, что полигон и без умышленного поджога вполне себе может загореться, для этого там достаточно всевозможных химикатов, хранящихся по допотопным технологиям.
Главный вопрос, который должен сейчас волновать петербуржцев, — что же делать с этой токсичной опухолью, которая столь регулярно и неприятно дает о себе знать?
— Проект, реализуемый сейчас в Красном Бору, морально устарел, — полагает Юрий Шевчук. — Нам нужно идти по европейскому пути: большая часть опасных отходов должна перерабатываться по месту производства, а те, что переработать нельзя, нужно сжигать в специальном инсинераторе. Он позволяет сжигать любые отходы, так что выделяются при сгорании лишь углекислый газ и водяной пар, а остающиеся после этого зольные остатки ошлаковываются и приобретают более низкий класс опасности — их можно захоранивать без особого риска. Такой инсинератор можно построить, если угодно, в том же Красном Бору — тогда со временем будет возможность уничтожить скопившиеся там токсичные отходы. Правда, неизвестно, кто за это будет платить — ведь то, что регулярно горит на этом полигоне, по бумагам считается уже утилизированным.

Анджей БЕЛОВРАНИН
Фото с сайта fotki.yandex.ru / www.николай-кузнецов.рф




Пожары в Красном Бору

2006 год, июнь. Пожар возник при столкновении бочек, в которых находились токсичные отходы III, IV классов опасности.
2008 год, май. На полигоне загорелись бочки с мазутом. Занявшись на 200 кв. метрах, огонь распространился на площадь 1,8 тысяч кв. м.
2011 год, 23 июня. Возгорание произошло в хранилище для резиновых шин и покрышек, пожар быстро разрастался, его площадь составила 5 тысяч кв. м.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close