Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

«оn.театр. питер — милан»

11 июля 2011 10:00

Дебюты редки, площадок для свободных проектов нет, а та, что недавно возникла, — на выселках, за мостом Володарского… И хотя «сверху» в нынешнем году учреждена премия правительства для поощрения молодых театральных деятелей (еще не вручали), и хотя (опять же сверху) Комитет по культуре два года поддерживает премию «Прорыв» — наши молодые бездомны и по большому счету никому не нужны.

Для тех, кто еще не в курсе. Театральный Петербург — не для молодых




Картина была бы совсем безрадостной, если бы северный ветер, дувший из Сургута через Москву, три года назад не донес до наших мест продюсера Милену Авимскую. Оглядев окрестности, она не обнаружила молодых режиссеров, что показалось ей странным, и с энтузиазмом принялась их искать. Первым «нашелся» режиссер Дмитрий Егоров, вместе с которым они придумали и провели в 2009-м на территории подключившегося к делу театра им. Ленсовета первую режиссерскую лабораторию ON.Театр. То есть — вот Он, Театр… Тогда 19 режиссеров предъявили 19 эскизов спектаклей, но на лаборатории в 2010 году эскизов было уже 35.
Милена, иногда впадая в отчаяние от «болотистости» нашего города и собираясь назад (не в Сургут, где начинала, а в Москву, где заканчивала продюсерский и успешно ведет агентскую деятельность), упорно настаивала на необходимости в Питере некой творческой театральной общности. Она, молодая красавица, взяла на себя функции матери огромного семейства капризных начинающих творцов, объединяя и опекая «общность». Промаявшись зиму в плохо отапливаемом помещении на Народной ул., 1, предоставленном городом, к лету нашла и взяла в аренду большой подвал на ул. Жуковского. Осенью площадка откроется как репертуарная, и там будет жить он, театр. Это окно в город.
Но, понимая, что надо открывать новые пространства, неутомимая Авимская решила прорубать для ON.Театра окна и в Европу. С одной стороны, режиссеры сталкиваются с иной театральной традицией, с другой — может быть, «культурная столица» поймет значимость «своих», когда их оценят «чужие».
Первое окно распахнулось в Италию, в Милан, в театральную школу Паоло Грасси, которая в год России — Италии стала партнером проекта, поддержанного Министерством культуры РФ и Комитетом по культуре Петербурга. Фестиваль восьми спектаклей прошел с 27 июня по 3 июля в Милане. С 29 сентября по 3 октября тот же фестиваль пройдет в Петербурге.

В чем идея?

Четыре пьесы молодых российских драматургов («Прекрасное Далеко» Д. Привалова, «Развалины» Ю. Клавдиева, «Лодочник» А. Яблонской и «Невероятные приключения Юли и Наташи» Г. Грекова и Ю. Муравицкого) поставили четыре наших молодых режиссера (Георгий Цнобиладзе, Глеб Володин, Екатерина Максимова и Михаил Смирнов) с молодыми итальянскими актерами.
Четыре итальянских пьесы («Конец семьи» М. Барриле, «Измена» П. Понти, «Звери в тумане» Э. Эрбы и «Самые продающиеся» Р. Габриэле) поставили четверо молодых итальянцев (Кристина Бельоджоёзо, Ирина Сабристова, Марио д’Авино и Лука Роделло) с актерами из Петербурга.

Наши пьесы — явно сильнее, философичнее, литературнее, с экзистенциальными отсветами (то из жизни ангелов, то о встрече с дьяволом). Итальянские — с упором на кризис семьи и с банальным обличением современных массмедиа. Сильными показались только «Звери в тумане» — странная символистская история блуждания современных людей в тумане, без веры и любви.
Каждый день, когда человек сорок итальянцев и столько же наших приходили ужинать и эта толпа одновременно уточняла что-то в переводах, делилась впечатлениями, искала продюсеров и переживала «взрыв мозга» от встречи с Италией (почти все наши были тут впервые), — вот тут точно можно было ощутить размах продюсерского замысла Милены в Милане.
Спектакли шли в театре Франко Паренти. Это дивное театральное пространство с пятью сценами — функциональное, просторное, демократичное и театральное одновременно. Никакой роскоши, мрамора и люстр, которыми так славны наши театры. Здесь бархат заменен хорошо нарисованными пурпурными драпировками с золотыми кистями, но зато можно играть в каждом углу. Опять позавидовалось: нам бы в Питере такое современное здание для независимых проектов… Не «Буфф» с его помпезной роскошью, не капремонт театра Эстрады для Гальцева, а вот такое, простое, удобное, каких много в Европе и нет у нас…
Георгий Цнобиладзе, со всей истовостью школы Льва Додина, погрузил итальянских артистов в жизнь, похожую на ту, что они с курсом рождали в спектакле «Жизнь и судьба» по Василию Гроссману. Придуманный им рай похож на ГУЛАГ, это не жизнь и не судьба даже для ангелов…

Глеб Володин, взяв радикальную трагическую пьесу «Развалины» (питерские театры трусят ее ставить), предпринял некое путешествие итальянцев в блокадную Россию, в Ленинград, о котором им известно меньше, чем о Древнем Риме. Авантюра пока не удалась, за попытку — спасибо.
Екатерина Максимова опрокинула поэтический текст Анны Яблонской (молодая талантливая писательница погибла в Домодедово) на европейскую почву, создав современный миракль (жанр, понятный итальянцам).
Михаил Смирнов сделал спектакль о тинейджерках, вообразивших себя булгаковскими Маргаритами, — в формах современной поп-культуры, присвоившей и роман Булгакова.
Итальянские актеры брали природным артистизмом, при этом доверчиво входили в законы психологического театра, наши не поддавались энергичным рукам итальянцев и «бурили» вглубь, демонстрируя победу русской школы над итальянской пьесой.
На раскаленной итальянской сковородке испекся интереснейший продукт, состоящий, как некоторые виды пиццы, из разных кусков, но составляющий одно целое. Дай бог, чтобы не остыл к нашему сентябрю!

Марина ДМИТРЕВСКАЯ, Фото Джулио Кьянчини