Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Из застенка - в страсбург

10 октября 2011 10:00

Юристы Антидискриминационного центра «Мемориал» через Европейский суд по правам человека добились того, что правительство РФ выплатило по 30 тысяч евро трем лицам цыганского происхождения, которые около года провели в Центре содержания иностранных граждан на Захарьевской улице. Но в этой истории не все так просто…

Лица без гражданства выиграли дело у России. Кто подаст следующий иск?






Всех документов — одна справка
Аладар Форкош, Анна Лакатош и Павел Габор были задержаны в сентябре 2009 года в ходе рейда УФМС на цыганскую стоянку. У них не было разрешения на пребывание в стране — в связи с этим суд приговорил их к выдворению за пределы России. Однако оказалось, что выдворять цыган некуда, поскольку они являются лицами без гражданства. Поэтому, когда предельные сроки содержания истекли, их просто отпустили на все четыре стороны…
— При невозможности выдворения — а об этом стало известно достаточно быстро — не было смысла содержать людей под стражей, — говорит адвокат Ольга Цейтлина. — И мы от имени заявителей пытались добиться их освобождения. Но выяснилось, что процедуры, позволяющей оспорить сроки содержания в центре, не существует. В законе прописан только максимум — сейчас его увеличили с года до двух. А тот же центр на Захарьевской не приспособлен для длительного содержания задержанных. Иностранные граждане и лица без гражданства содержатся в бесчеловечных условиях, и российское государство, заключив в Европейском суде мировое соглашение с истцами, фактически это признало. Но при этом власти не торопятся решать проблему.
С другой стороны, очевидно, что простых решений эта проблема в принципе не имеет. По словам представителя Управления Верховного комиссариата ООН Мадины Чеджемовой, в российском законодательстве отсутствует механизм получения первоначальных документов, позволяющих начать легализацию. Впрочем, справедливости ради стоит заметить, что, допустим, фигуранты дела «Анна Лакатош и другие против России» никогда и не стремились получить российские паспорта и российское гражданство. Хотя, по словам Аладара Форкоша, он и его товарищи перебрались в Россию еще в те времена, когда существовал Советский Союз.
«Они говорили, что родились на Украине, и просили их туда депортировать. Однако украинская сторона это отрицает и отказывается принимать этих людей. И у нас нет никаких данных, на основании которых мы могли бы удостоверить их личности», — говорит юрисконсульт отдела правового обеспечения УФМС Варвара Михайлова. Поэтому единственным документом, который имеется у Лакатош, Форкоша и Габора, является справка Верховного комиссариата ООН по делам беженцев. Но для того, чтобы легально перебраться на Украину и купить там какое-нибудь жилье, этого явно недостаточно. Поэтому здесь ли, там ли, но они будут оставаться нелегалами. И в российском законодательстве вопрос о том, что делать с такими людьми, никак не регламентирован.

В поисках структуры
Вопрос о нормативах содержания задержанных нелегалов также не проработан. В ходе дискуссии в пресс-клубе «Зеленая лампа» отмечалось, что в Красном Селе построен специализированный центр, условия содержания в котором соответствуют всем международным стандартам. Но, во-первых, в остальных регионах Северо-Запада ничего подобного нет — и в обозримом будущем вряд ли появится. А во-вторых, на практике даже в Петербурге значительная часть задержанных иностранных граждан и лиц без гражданства содержится в центре на Захарьевской, а в Красное Село их переводят лишь перед самой депортацией.
— То есть люди по-прежнему находятся в невыносимых условиях, — резюмирует эксперт антидискриминационного центра Андрей Якимов.
— Я бы не стал сгущать краски, — возражает ему известный правозащитник Юрий Вдовин. — По роду своей деятельности я неоднократно бывал на Захарьевской и много общался с задержанными. Поэтому могу сказать, что, допустим, рассказы Анны Лакатош о том, что «обед состоял только из куска черного хлеба и кружки чая», не соответствуют действительности.
Столь же неоднозначен вопрос о длительности задержания. Якимов и его коллеги настаивают на том, чтобы установление личности и выдворение из страны осуществлялось в кратчайшие сроки.
— Так мы сами не заинтересованы в том, чтобы их затягивать, — разводит руками майор полиции, начальник центра для содержания иностранных граждан Виталий Улаев. — Вопрос в том, что задержанные зачастую прячут документы и сообщают недостоверные сведения о себе. Иногда прямо говорят, что я, мол, лучше отсижу здесь год, но зато останусь в России.
Со следующего года финансирование центра будет осуществляться за счет средств городского бюджета, а функции по выдворению и депортации нелегалов будут переданы службе судебных приставов и УФМС. Какая структура будет заниматься сбором информации, необходимой для установления личности задержанного (особенно в ситуации, когда сам задержанный не заинтересован в скорейшей отправке на родину), пока не решено. Но очевидно, что проблем может стать еще больше, и после завершения общей дискуссии Виталий Улаев и Ольга Цейтлина обсуждали вопрос о возможности организации семинаров, позволяющих обобщить как российский, так и зарубежный опыт, и подготовить предложения по изменению действующего законодательства. Таким образом, чтобы механизмы, направленные на депортацию нелегалов из страны, работали — но в то же время права депортируемых не нарушались. В то же время часть правозащитников полностью перекладывает ответственность за проблемы, связанные с нелегальной миграцией, на российские власти.
— Они же все легально в Россию въезжают, — отмечает Якимов. — А нелегалами они становятся, потому что работодатели у них паспорта отбирают. Так почему же власть не ликвидирует бесчисленные фирмы, предлагающие содействие в трудоустройстве зарубежным гражданам?
— Да, подставных фирм, предлагающих приезжим заключить фиктивные договора о трудоустройстве и «помочь» с получением разрешения на работу сроком на год, действительно хватает, и сотрудники УФМС проводят проверки для того, чтобы выявить мошенников. Но это достаточно длительная работа, — соглашается руководитель ФГУП «Паспортно-визовый сервис» Елена Королева.
С другой стороны, предложение рождает спрос: многие граждане бывших союзных республик, приезжающие в Петербург в поисках работы, сознательно ищут более простые пути, позволяющие быстро получить разрешение на работу и не заморачиваться соблюдением таких формальностей, как, например, медицинское обследование.

Виктория РАБОТНОВА
Фото Александра КОЗЬМИНА