Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

13 июня: как я провел этим днем

18 июня 2012 10:00

Гражданский задор не мой style. Ну не воплю я по каждому поводу на полях фейсбука, не откликаюсь ежедневно, как многие уважаемые мной друзья, на происходящее в стране. Мои политические размышления наивны, смешны, поверхностны, интереса не представляют.




Елена Вольгуст в пикете на Моховой улице


В пределах собственного жилища, в беседах с близкими острейшим образом реагирую я, пожалуй, лишь на информацию о брошенных родителями детях, на теракты, пожары, наводнения, авиакатастрофы, необратимые врачебные ошибки. Так и живу, с демократическими устремлениями-ценностями в душе, стараясь вести себя порядочно.
13 июня под утренний кофе услышала, как Дмитрий Муратов по «Эху Москвы» рассказал мне и стране о случившемся между Соколовым и Бастрыкиным. Поперхнулась горячим напитком, так как задохнулась. От гнева.
Вывоз коллеги-журналиста на обочину дороги, угрозы, бандитская, по сути, разборка — это, господа, захватывающие взоры обывателя кадры криминальных сериалов. Гуманитарное сознание и организм в целом информацию переварить отказались наотрез.
В бессильной ярости пришла в родную редакцию «Петербургского театрального журнала», взяла лист ватмана, написала фломастером три слова (см. фото) и вышла в одиночный тщедушный пикет к столь же родной Академии театрального искусства. Чтобы что? Реакция экстраверта с обостренным чувством корпоративной солидарности и единственной мыслью: доколе? Мимо шли милейшие студенты, жители улицы Моховой, прочие питерцы. Никому из них фамилия Бастрыкин не говорила ни-че-го. Объясняла. Реагировали адекватно, неравнодушно, с явным желанием обогатить свои знания по части означенного на плакате персонажа.
Один из известнейших в театральном мире людей, улыбнувшись, сказал: «Лена, молодец, но я ведь не подойду к вам близко». Типа больше двух собираться ни-ни. Другой же не менее почтенный профессор, доктор философских наук, будучи в теме, напротив, минут десять стоял рядом.
Студенты веселились от души. Кто-то пошутил: «Надеюсь, вы тут не до зимы?» Девушка предложила принести кофе и позвонить на какой-нибудь телеканал. Пожилая дама в шляпке а-ля Фуфала из фильма Тенгиза Абуладзе «Древо желания» радостно принялась костерить власть в целом, делая упор на коммунальные поборы. Группа гастарбайтеров хотела было что-то спросить, но… задержавшись на доли секунд, махнула рукой и сменила неторопливый южный шаг на деловитый северный.
Так в беседах прошло сорок пять минут. Урок.
После чего вернулась в редакцию, дабы заняться делом согласно имеющейся профессии.
На следующий день, как известно, между мужчинами «победила дружба». Только вот думаю: может быть, стоит держать меня по 45 минут на улице почаще? Вдруг тогда воцарится мир во всем мире?

Елена ВОЛЬГУСТ, театральный критик, член Союза журналистов