Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Город за чертой

Город за чертой

7 марта 2013 10:00 / Экономика / Теги: ленобласть, стройка

Жители частных домов стонут под накатом «цивилизации».

«Девяткино» — конечная станция метро, единственная, выходя из которой оказываешься за чертой города. Первое, что бросается в глаза, — нелепая близость частных домов и высоток. Такое соседство и пейзаж не красит, и не приносит никакой пользы жителям когда-то утопавшего в зелени уголка.

«Мы приехали из Армении в 1997 году, — говорит Григорий Улиханян, глава большого семейства, живущего в двухэтажном кирпичном доме. — Сначала снимали квартиру в городе, потом купили этот участок. Сгоревший дом снесли, жить было негде, но переехали сюда в тот же год. Крышу возвели, буржуйку поставили, так и жили».

Сейчас у Григория двухэтажный дом со всеми удобствами, но хозяин твердит, что еще многое здесь нужно доделать. В доме живут 10 человек, три семьи: семья главы семейства, его дочери и сына. Судя по тому, насколько эти люди открыты, дом встречает многочисленных гостей.

«В Армении принято ходить друг к другу в гости, все соседей знают. Здесь люди холодные, как будто испуганные, — объясняет жена Григория. На ней все хозяйство, она не работает и занимается исключительно домом и садом. — Я на всех готовлю, топлю печь, кочегарю, варю. Если муж дома, он мне помогает: топит котел, но большая часть работы все равно на мне. Летом здесь хорошо, зимой тяжелее».

«Мы раньше хотели баню построить, но уже два года высотка растет прямо напротив нашего дома, и руки не поднимаются», — сетует Григорий. Он выходил подбросить угля в печь, иначе на кухне становится холодно.

С поздней осени до ранней весны в этом доме усиленный отопительный режим, электрические батареи не спасают. Каждый сезон семья тратит около 8 тысяч на уголь. Григорий признается, что это недорого, так как администрация продает его за полцены. «Было бы хорошо, если б нам провели воду, хотя мы уже привыкли к колодцу, я его сам вырыл. Лучше бы строительство побыстрее закончилось, только шумят и солнце загораживают. Вроде еще два года назад хотели сдать дом… Удивительно, что от них еще никто не приходил с предложением выкупить нашу землю, мы ведь совсем близко, явно мешаться будем», — говорит Григорий.

По его тону ясно, что переезжать со своей семьей он никуда не собирается. Тем более однажды к нему уже приходили представители какой-то компании, строящей коттеджи, и он даже говорить с ними не стал. «Они втроем пришли, мужчина в возрасте и две женщины, одна совсем молоденькая девчонка. Я так думаю, что они изначально шли к соседям, да и домов заброшенных тут много, решили и на мою землю глаз положить, но не вышло», — уверяет Григорий.

Хозяев частных домов, к которым наведываются представители строительных компаний, здесь много. «Мой дом стоит с 1955 года, я родился в этой деревяшке в 69-м году, нас четверо детей у родителей, и все мы здесь живем, и уезжать никуда не хотим», — рассказывает Леонид. Он сам работает на стройке, поэтому проблемы, связанные со строительством, знает изнутри. О новостройках, кольцом надвигающихся на его дом, он может говорить без конца.

«Я всю администрацию пересажал бы, только землю и распродают, а важными делами не занимаются. Например, вот лежит газ, — тут Леонид показывает на шоссе в Лаврики, у которого стоит его дом. — Там труба лежит, но газ-то мимо нас прошел. Горгаз решил, что подключить нас можно, а Ленобласть сказала: а зачем? И отопление — все мимо нас, как будто на выживание оставляют». «Чтобы нам провели воду, мы дали взятку, — сознается Леонид. — До этого вода нелегальная была, а еще 17 лет назад воды не было, только родник, до которого идти и идти. Электрификация еще в 2011 году должна была завершиться, а подключать начали буквально три дня назад».

Леонид рассказывает обо всем с улыбкой, но по голосу слышно, что он отчаялся бороться. «Вы посмотрите на эту новостройку, — показывает он на достраивающийся дом в шаге от его забора, — это нелегальная стройка получается. Должно быть определенное расстояние между обочиной и дорогой, а его вообще нет. Весной я первый начну тонуть из-за этой стройки. Опять на пол фундамента воды наберется, вытащу насос и буду откачивать на дорогу, и все будут ругаться, а прораб шланги рвать. А мне что делать?»

О похожих проблемах рассказывает и Алевтина Петровна, живущая неподалеку, тоже в частном доме, с мужем. В отличие от соседей, она всерьез думает о переезде: «Я живу здесь с 59-го года. Сначала приехали родители из Калининской области, отстроили этот дом сами, работали в совхозе-миллионере «Ручьи». Тогда здесь было все: Дом культуры, библиотека, музыкальная школа, пожарная команда своя, все было. Единственное, чего не было, это бани, видимо, с водой были и тогда проблемы. Пусть мы ходили на колонку, но все остальное было хорошо. Магазинчики были, своя больница, роддом, а теперь куда все делось? Теперь одна поликлиника, да и та квартирного типа. В нее съезжаются жители трех, а то и четырех поселков. Вы представляете, что там происходит? Мы устали от деревни и всерьез подумываем с мужем о переезде. Мне 63 года, а нужно топить печь, пока муж работает, таскать уголь, а копоть летит. Ноги болят, я никуда почти не хожу, только что к курам своим выйду да в сад».

Совсем недавно у сына, который живет по соседству с женой и детьми, сгорел дом. Алевтина Петровна рассказала, что пожарные службы ехали из Токсово, приехали поздно и с дырявыми шлангами, дом полностью сгорел. «Мы с мужем отработали 25 лет на Ленинградском металлическом заводе, строили газовые турбины для всей страны, а сами до сих пор живем без газа, закупаем баллоны. Спасибо хоть вода у нас теперь есть. Мы за свой счет провели трубу через «Водотеплоснаб», все официально оформили, платим во Всеволожск. А раньше ведрами и бидонами носили. Но по молодости нас это не так беспокоило, — делится Алевтина Петровна. — И потом, здесь раньше была такая божья благодать! Это сейчас стройки начались. Строят 11 или 12 домов, скоро задавят нас, полей ведь уже не осталось практически. Ладно они нам солнце загородят, но ведь они нас затопят: мы в низине. Стало очень сыро из-за этих строек. Соседи все время откачивают воду насосом, а ведь у всех в подвалах продукты лежат, у кого-то и кочегарки там стоят.

А какие пробки будут, когда дома достроят, ведь дорога узенькая. А экология? В речке Охте только фекалии текут. А мы ведь росли на этой реке, не поверите, она была как зеркальце, каждый бычочек был виден, мы в ней купались до посинения. А кругом был лес, грибы собирали. Теперь внуку и мяч негде попинать».

«Наша земля очень дорогая, ведь город близко, метро рядом. Но платить никто не хочет. Тут есть домик на горочке, за него предлагали полтора миллиона. Это мизер, сотка земли стоит дороже. А застройщики все хотят даром. В прошлом году и нам предлагали, но мы тогда не думали еще о переезде. А в этом году придется, видимо, соглашаться, — со слезами на глазах говорит хозяйка.

 



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close