Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Дорогой мой человек
Фото: cartoonbank.ru

Дорогой мой человек

8 апреля 2013 10:00 / Политика / Теги: закс

Чиновники и депутаты увеличили родственникам пожизненное содержание в случае своей смерти.

В среду, 3 апреля, депутаты ЗакСа приняли документ в третьем чтении — 41 парламентарий проголосовал за то, чтобы в случае их кончины родственники ежемесячно получали от 38 до 75 тысяч рублей. Ни один народный избранник не высказался против. Сами депутаты считают, что в принятом законе крайне нуждаются, поскольку на них масса ограничений и большая ответственность. Мол, обычный человек может еще где-то подзаработать, а парламентарий — нет.

Парламент Петербурга принял поправки в городской закон «О материальном обеспечении семьи умершего члена Правительства Санкт-Петербурга или депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга».

В случае смерти действующих чиновников Смольного или депутата родственники имеют право на социальную льготу в виде пожизненного ежемесячного пособия. Ее предоставляют родителям и вдовам (вдовцам), достигшим 55 (60) лет или имеющим инвалидность. Для супругов есть условие — не вступать в новый брак.

Пособия получат и дочери-сыновья до 18 лет (или дети, получившие инвалидность до совершеннолетия). Студентов-очников город обязан содержать до конца учебы или 23-летия.

Семья пропавшего члена правительства или депутата горпарламента приравнивается к семье умершего члена правительства или депутата ЗакСа. Депутат-прогульщик Александр Салаев, появляющийся в стенах Мариинского дворца два раза в год, под эту формулировку не подходит, поскольку «безвестное отсутствие должно быть удостоверено в установленном порядке».

Пособие выплачивается в размере на одного члена семьи 35 расчетных единиц; на двух и более родственников — не более 70 расчетных единиц. Одна расчетная единица с нового года, напомним, составляет 1080 рублей. Таким образом, получается, что верная вдова будет получать за умершего супруга ежемесячно 37 800 руб., а семья в целом также не останется внакладе — 75 600 руб. Но если жена позарится на пособие и закажет, предположим, мужа-чиновника, то она останется с носом.

Авторы документа единоросс Сергей Анденко и жириновец Максим Яковлев не изобрели велосипед, такой закон давно существует как в Петербурге, так и на федеральном уровне, где предполагаются выплаты для членов семей умерших депутатов Госдумы и Совфеда. Так, согласно федеральному закону, в случае смерти избранника каждому члену его семьи назначается пособие в сумме, равной 165% размера социальной пенсии с учетом ее индексации на момент кончины члена СФ или Госдумы.

А нынешняя суета связана с тем, что губернатор 6 февраля 2013 г. подписал закон, которым лишил депутатов чина «действительного государственного советника». А за него парламентарии получали существенную надбавку. Эти деньги приплюсовали к окладу, который у депутатов составлял от 33 до 35 расчетных единиц. Соответственно, раз вырос оклад, пришлось бы пересчитать сумму ежемесячного пособия для родственников, поскольку она имеет привязку к окладу.

«Ввиду того, что с 1 мая 2013 г. размер новых должностных окладов увеличивается за счет включения в него оклада за классный чин, потребуются дополнительные ассигнования на выплату пособий, которые не предусмотрены бюджетом Санкт-Петербурга на 2013 год», — говорится в пояснительной записке. Чтобы не тратить на эти цели дополнительные деньги, выплаты теперь установят в «твердых суммах», и их размер не увеличится по сравнению с нынешними.

С цифрами вроде все ясно. Неясно другое: с чего чиновники и депутаты в принципе решили, что их родственникам полагаются немалые выплаты, в то время как, например, для членов семей учителей и врачей подобные пособия не предусмотрены? Да, семьи полицейских, военных, спасателей по потере кормильца получают средства, но эти суммы значительно ниже.

Вице-спикер Сергей Анденко морально-этическую сторону документа комментировать не пожелал, заявив, что корреспондент «Новой» очень его отвлекает, и бросил трубку. Его напарник Максим Яковлев прокомментировал так: «Идея Анденко, исполнение мое. Закон уже был. Расчеты другие, но увеличений особых нет». Отвечая на вопрос «Новой», почему не инициировать такой же полезный закон для родственников учителей или врачей, Яковлев заверил, что если таковой будет, то он его обязательно поддержит.

Сами учителя, правда, никого просить ни о чем не намерены. Константин Тхостов, председатель регионального Всероссийского педагогического собрания, директор лицея № 369, с таким предложением обращаться к депутатам не намерен. Вряд ли с таким предложением выйдет и учитель Лариса Листова, почетный гражданин Петербурга. Тхостов полагает, что бюджет не резиновый, а депутаты и чиновники заслужили посмертных выплат, поскольку «честно работают — у них ни выходных, ни праздников».

С другой стороны, кто заставлял этих людей идти в депутаты? Если работа такая неблагодарная, зачем туда рваться, фальсифицируя результаты голосования?
Глава Комитета по законодательству Виталий Милонов, отвечая на вопрос, почему норма не распространяется на всех бюджетников, парировал: «А почему права журналистов не распространяются на всех людей?» По его мнению, речь идет о мерах дополнительной защиты, происходящих из статуса: «Почему у депутата служебная машина? Неужели он не может ездить на трамвае? Конечно может. Но так сложилось, что есть служебная машина». К тому же, настаивает Милонов, депутат в отличие от рядовых граждан не имеет возможности дополнительного заработка. «Не все же могут преподавать или заниматься творческой деятельностью», — отмахнулся он.

Яблочник Борис Вишневский не видит в законе криминала, поскольку «он ничего нового не несет». «Деятельность депутатов связана с массой разных ограничений, которых у бюджетников нет. Нервотрепка опять же, — рассуждает парламентарий. — Надеюсь, моей семье этот закон не понадобится».

Остается надеяться, что городская казна не сильно оскудеет из-за расточительности властей. Такие выплаты производились всего четырем депутатским семьям — Виктора Новоселова, Михаила Пирогова, Владимира Сняткова и Юрия Гладкова, а также двум семьям вице-губернаторов — Михаила Маневича и Валерия Малышева.