Уважаемые читатели! По этому адресу находится архив публикаций петербургской редакции «Новой газеты».
Читайте наши свежие материалы на сайте федеральной «Новой газеты»
Фото: www.lenobl.ru.

"Ничего у нас нет. Даже системы отвода газов"

15 апреля 2013 10:00 / Экономика / Теги: ленобласть, суды, экология

Жители Пушкинского района, живущие рядом с Волхонской свалкой, дышат отравленным воздухом.

Петербуржцы и раньше подозревали, что на полигон свозят токсичные отходы. Теперь и чиновники обнаружили на свалке емкости с формамидом — кислотой, относящейся к первому классу опасности.

Звери, черри и химикаты

Полигон свой ресурс исчерпал, поэтому он может принимать только отходы 4-го и 5-го класса опасности — негорючий строительный мусор.

Руководство Завода комплексной переработки отходов (КПО), арендующего площадку, настаивает, что у них все по закону: принимают щебень и бетонную смесь, мусор не поджигают, а график рекультивации не согласован по вине администрации Ломоносовского района, которая «пытается расторгнуть договор».

На деле картина оказалась несколько иной. На канистры с формамидом, банки с лакокрасочными материалами и скелеты животных специалисты комитета по природопользованию Ленобласти наткнулись почти сразу. Над свалкой кружились чайки: они четко пикировали на партию сгнивших помидоров черри. На вопрос, отчего над строительной свалкой столько чаек, директор завода КПО Дмитрий Симбухов философски ответил, что не может приказать птицам не летать.

Экспертиза проб воздуха и грунта продлится 20 дней. Первые же результаты инспекции показали, что на полигоне находится 25 емкостей с опасными отходами, в одной из них 10 литров метанола, в другой — 26 литров вещества, содержащего фторамид, в четырех емкостях отходы 1-го класса от лакокрасочных производств.

Как отметил глава комитета по природопользованию Михаил Козьминых, они обратились в прокуратуру с ходатайством о возбуждении уголовного дела по факту загрязнения окружающей среды. Не исключено, что правительство области потребует от администрации Ломоносовского района ввести режим чрезвычайной ситуации.

Вид на свалку — все равно что пейзажи Альп

Впрочем, если верить жительницам садоводства «Орбита-3» Тамаре Сысоевой и Любови Гончаровой (они живут там постоянно), чьи окна выходят прямо на местную мусорную Фудзияму, экологической обстановке в районе могут позавидовать жители озерных долин Финляндии. «У нас тут лес, соловьи поют, зайчики скачут. Никаких проблем», — повторяли женщины, прибежавшие на свалку аккурат к приезду Козьминых.

Нет, этих женщин не подкупали мусорщики. Все гораздо проще: жители садоводства опасаются, что санитарную зону пересмотрят, а так как здесь находиться нельзя, их выселят, выдав компенсацию в 500 тысяч рублей. На эти деньги, разумеется, жилья не купишь. «Сегодня расчетным путем санзона составляет 265 метров, и мы как раз с ними граничим», — сетует Тамара Сысоева.

Зато жители Пушкина (цены на жилье в районе, несмотря на соседство со свалкой, высокие) соловьев не слышат, зайчиков не видят. Зрение и слух их, возможно, подводят, зато с обонянием все в полном порядке. «Запах идет к нам с западным ветром. Западный ветер не каждый день, конечно. Но уж как накроет, так накроет. Окна не открыть, на улицу не выйти! Гуляем при восточном и южном ветре», — жалуется Елена Заморская, одна из создателей группы «Волхонка» в интернете, которая насчитывает больше тысячи человек.

Грузовики заглядывают на огонек

12 апреля областной суд запретил деятельность ЗАО «Завод КПО» по приему и размещению любых отходов. «Заводом осуществляется деятельность при отсутствии лицензии на размещение бытовых отходов и с грубыми нарушениями природоохранного законодательства», — сообщила Ленинградская природоохранная прокуратура на своем сайте.

По информации прокуратуры, у предприятия отсутствует проект эксплуатации и рекультивации полигона. Завод размещает опасные отходы без соответствующей лицензии, на полигоне периодически возникают очаговые возгорания, тление отходов. «При этом арендатор мер по пресечению пожароопасных ситуаций не принимает. В результате происходят выбросы опасных веществ в атмосферный воздух», — отмечается в сообщении.

Пока решение не вступило в законную силу, грузовики, по словам жительницы Пушкина Ирины Гусинцевой, продолжают ездить на свалку. Теперь, правда, по ночам.

А днем свалка продолжает тлеть. Корреспондент «Новой» наблюдала за дымовой завесой, накрывшей территорию полигона. Руководство предприятия отрицает сжигание отходов, считается, что возгорание происходит самовольно — за счет дыр, которые есть внутри кучи мусора, под давлением метана свалка воспламеняется. Жители, в свою очередь, уверены, что, помимо метана, имеется человеческий фактор и мусор сжигают, чтобы уменьшить объем свалки. Однако доказать свои подозрения не могут.

Опасения жителей подтвердил и работник завода, который на условиях анонимности поделился своими наблюдениями за тем, что происходит на полигоне: «Бульдозерами перекрывают доступ воздуха, и горение переходит в тление. Когда гора разрастается, ее поджигают и открывают доступ воздуха. Горит она дней 5–7, пока объем не уменьшится. Потом пожарные вертолеты тушат открытые очаги, а машины эти очаги добивают, делая полигон пригодным к эксплуатации».

Область суетится, город спит

Любопытная картина получается. Жителей садоводства свалка только радует. При этом областные власти хотят Волхонку закрыть. В то же время жители Пушкинского района Петербурга свалку ненавидят и устраивают митинги, а Смольный, судя по его отпискам, вообще не в теме. Георгий Полтавченко, правда, сообщил, что «в адрес губернатора Ленобласти будет направлено обращение». Но как они вместе с Александром Дрозденко решат судьбу полигона «Волхонка», пока не известно.

В Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области уже идет процесс о расторжении договора между администрацией Ломоносовского района и ЗАО «Завод «КПО» в связи с отсутствием у этой организации лицензий на те виды отходов, которые полигон продолжает принимать, а также в связи с нарушением условий договора аренды. Следующее заседание по этому делу пройдет 16 мая.

Немного математики

По словам Козьминых, запах будет до тех пор, пока рекультивация не завершится. По его прогнозам, в 2014 году рекультивация будет завершена. По расчетам чиновника, на Волхонке порядка 20–25 миллионов кубометров мусора.

«Свалке 30 лет. Проблема мусора — это мусорные газы, которые надо куда-то отводить. Здесь нет системы отвода газов», — посетовал глава ведомства, заявив, что, по его подсчетам, на рекультивацию потребуется 1,5–2 миллиарда рублей.

Высота свалки, по словам Дмитрия Симбухова, 40 метров. Продемонстрировав хороший глазомер, бизнесмен не смог ответить на вопрос корреспондента «Новой», сколько машин в сутки завозят на свалку мусор. Он оценил в целом: в 2012 году на Волхонку поступило 2–3 миллиона кубов отходов.

Также директор предприятия затруднился озвучить стоимость разгрузки одного мусоровоза. После заминки выдал сумму — 4 тысячи рублей с носу.

На сайте завода отмечается, что «цены на вывоз и прием отходов договорные». «Нами широко применяется дифференцированный подход к ценообразованию в зависимости от объема предполагаемых услуг и мест расположения объектов Заказчика», — говорится в сообщении. Свалка принимает строительные отходы, грунт и другие виды «инертных отходов».

Происки мусорщика

Симбухов полагает, что на его свалке все идет по плану, а обнаруженный формамид — результат чьих-то происков. «Безусловно, есть люди, которые хотят, чтобы суд нами был проигран. Есть земельный интересант. Нас хотят год уже убрать отсюда, поменять арендатора», — не слишком убедительно прокомментировал он результаты проверки, продублировав фактически жительниц «Орбиты-3», которые полагают, что на их садоводство, то есть землю, положили глаз «большие люди». Правда, не совсем понятно, кого могла заинтересовать земля, где с одной стороны свалка, а с другой — кладбище.

Симбухов вместе с тем не исключает, что и митинг в Пушкине был организован не задыхающимися жительницами Еленой Заморской и Ириной Гусинцевой, а «аффилированными людьми», которые не дают им «работать в полную силу».