Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Дело несвятых учителей

Дело несвятых учителей

22 июля 2013 10:00 / Общество / Теги: законопроект, суды

Конституционный суд унял законодателей, взявшихся за моральный облик работников школы.

Федеральный закон № 387, принятый в 2010 г., запрещал работать с детьми тем, против кого когда-либо возбуждались уголовные дела за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, половой неприкосновенности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также общественной безопасности.

Причем требования закона распространялись на всех сотрудников учреждений, где воспитывают, учат, лечат несовершеннолетних или организуют их досуг, даже на тех, кто непосредственно с детьми дела не имеет. В 2011-м закон вступил в силу и обернулся увольнениями десятков сотрудников. Одиннадцать из них, отстаивая свое право продолжать трудовую деятельность, добрались до Конституционного суда.

«На самом деле больше, — говорит судья КС Владимир Ярославцев, выступавший докладчиком по делу. — Заявления продолжают поступать, но мы просто не могли уже откладывать слушания».

Судья отметил, что депутаты прописали в законе не статьи, а целые разделы Уголовного кодекса, фактически уравняв преступления, разные по степени тяжести и составу. Хотя какую опасность для детей может представлять человек, ранее привлекавшийся, например, по статье 215 УК (Нарушение правил безопасности на объектах ядерной энергетики), не вполне понятно.

«Или другая, более распространенная ситуация. Два соседа повздорили, один другого обвинил в нанесении побоев, потом в суде дело было закрыто в связи с примирением сторон, а годы спустя выясняется, что это закрытое по нереабилитирующим обстоятельствам дело — крест на всю жизнь. А может быть, человек, еще будучи несовершеннолетним, совершил преступление небольшой тяжести, осознал и искупил свою вину, давным-давно добросовестно работает — зачем нужно ему теперь жизнь ломать? — говорит Ярославцев. — И речь же не только о тех, кто непосредственно с детьми работает. Например, один из наших заявителей кочегаром в школе работал. Практически все наши заявители — люди из глубинки. Они на виду. И тот факт, что родители не боятся своих детей «ранее судимым» доверять, а наоборот, поддерживают уволенных педагогов и тренеров, говорит о многом».

В минувший четверг Консти­туционный суд вынес вердикт: государство вправе предъявлять особые требования к моральным качествам педагогов, тренеров, воспитателей и других специалистов, работающих с детьми. Но эти требования должны быть соразмерными и не нарушать презумпцию невиновности.

Суд обязал законодателя установить конкретный перечень преступлений, совершение которых влечет за собой запрет на работу с детьми. До тех пор, пока это не будет сделано, безусловный запрет будет действовать только в отношении людей с неснятой или непогашенной судимостью, а также осужденных за тяжкие преступления и за сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних.

Во всех остальных случаях вопрос о допуске к работе должен решаться в индивидуальном порядке.

«Дела наших заявителей подлежат пересмотру, — поясняет Ярославцев. — Суды смогут оценить, какое преступление и при каких обстоятельствах совершил человек, кем и как он работал после этого, и, главное, представляет ли он опасность для детей. Хотя суды, конечно, это крайняя мера — во многих случаях вопросы могут быть решены на уровне администрации учреждений».

Противоречащей Конституции признана также статья закона, согласно которой сотрудник школы или детского клуба, детской поликлиники, другого детского учреждения, против которого возбуждено уголовное дело, должен быть незамедлительно уволен. Ведь в дальнейшем дело может быть закрыто, обвинения сняты или рассыпаться в суде, а человека уже успели наказать. Согласно решению КС, увольнение будет заменено временным отстранением от должности. Порядок такого отстранения Думе также предстоит разработать и утвердить.