Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Да не судимы будете

Да не судимы будете

5 сентября 2013 10:00 / Общество / Теги: абсурд

Профессора, монахини и специалисты по слабым токам стоят в очереди за право считаться честными людьми.

Депутаты Госдумы приняли закон, запрещающий работать с детьми всем, кто имел судимости. По любой статье, хоть за нарушение правил безопасности на ядерных объектах. Закон заработал в 2011-м: сначала справки об отсутствии судимости требовали только при устройстве на работу, теперь — у всех, кто работает с детьми.

Среда. В Центре информации ГУ МВД людно и шумно. Через пять минут контора уйдет на двухчасовой перерыв — очередь решает, кто единственный успеет подать заявление до этого. Ровно в час кабинет закрывается. Затихают все, кроме мужчины с покрасневшим лицом. «Это чо? Это как вообще? Я еще два часа ждать буду?» — без остановки повторяет он. «Не волнуйтесь, не надо. Сдадите заявление, все у вас получится. Солнце светит, птицы поют, трава зеленая… Все будет хорошо — через месяц встретимся здесь снова». Успокаивать у Ирины получается — она работает в коррекционной школе. В прошлом году Ирина уже приносила справку о том, что не воровала, не убивала, родине не изменяла. Но в прошлом году она была «совместителем», а теперь ее берут в штат. Опять нужна справка. «Только номер школы не пишите, зачем директору неприятности, он и так меня с работы отпустил. Учителя наши ездили после работы несколько раз, потому что не успевали. Справки же выдают только до пяти. Так что мне еще повезло».

«Мне 53 года, у меня 8 внуков! А я должен носиться как не знаю кто», — размахивает руками мужчина в жилетке. Он приехал из Выборга в 10 утра, не мог найти, где припарковаться, занял очередь, пошел переставлять машину, потерял очередь — прием документов идет в двух кабинетах, хвост постоянно теряется…

«Вы в газете задайте вопрос, почему здесь не установят автоматы электронной очереди?», — просит Елена Андреевна. Ей справка нужна, для того чтобы оформить опеку. Она здесь такая единственная. Все остальные работают с детьми. Или в учреждениях, которые работают с детьми. Или в учреждениях, в которых могут встречаться дети.

Светлана Григорьевна несовершеннолетних видит по дороге на рабочее место. Она — диспетчер в отделе слабых токов в бассейне «Невская волна».
— Отчего нельзя подавать заявления по месту жительства? Наш участковый сказал: «Идите на Литейный».

Через час в небольшом помещении стоят, сидят на стульях и даже на полу более 50 человек.

Через час в небольшом помещении стоят, сидят на стульях и даже на полу более 50 человек. Вокруг стола нарезает круги полуторагодовалый Даниил, пока его юная мама склонилась над бумагами. Катя идет работать няней — единственная возможность устроить в сад сына. В прошлый раз они с Даниилом пришли вдвоем и не успели попасть в заветный кабинет, сегодня вместе с ними группа поддержки — бабушка. «Я звонила все утро, чтобы спросить, могу ли я подать заявление за дочь, а они просто снимали и тут же клали трубку». Даня плачет — ему надо поменять памперс, бабушка носится в поисках туалета.

Мужчина аристократического вида, сидящий напротив Кати, выводит печатные буквы в многочисленных бланках: видно, что это доставляет ему почти физические страдания.

Вы тоже работаете с детьми?
— Я не работаю с детьми! Я — профессор! Вы видите заявление: «Прошу выдать мне…»? Я их прошу, оказывается. Безобразие!

Мужчина аристократического вида встает, берет со стола солидный портфель и говорит красивым голосом, заставляя все аудиторию поднять глаза: «Сил больше нет! Я ухожу. Дама, которая была передо мной, исчезла, а концов теперь не найти. Вы уж извините меня, ради бога…». Профессор не соглашается сказать, в каком вузе работает: «Нет уж, меня с работы выгонят».

Симпатичная дама объясняет: «Да, всех преподавателей в вузах обязали идти за справками: есть же студенты, которым еще не исполнилось 18, их считают детьми. У нас в Академии госслужбы почти все уже справки получили. Одна я отказывалась — я работаю в этом вузе почти 30 лет. Мне говорили: лишим права преподавать. Ха, это было бы прекрасно! Ведите пары сами. Но стали на декана давить, а я к нему прекрасно отношусь, пришлось идти. Приезжаю второй раз. Вы бы вчера видели очередь: монахиня из воскресной школы, тренер по дзюдо, кандидат наук… Вы не знаете, это один раз нужно получать, или удовольствие гарантировано каждый год?»

«Я — совместитель, со мной каждый год перезаключают в Университете экономики договор и каждый год требуют справку. Смешно, конечно: я в этом вузе работала с 1986 года. Еще смешнее, что сейчас я работаю в администрации Ленобласти, ну, наверное, там проверяют людей на судимость», — Людмила говорит, что хотела получить справку через сайт «Госуслуги». Но для того чтобы действовать удаленно, нужно иметь личный код, то есть сначала съездить и получить еще один документ…

«Это квест, нет смысла начинать», — говорит Алексей про «Госуслуги». Справку у него потребовали в Доме детского творчества, где Алексей решил вести занятия в этом году. Вообще-то он 20 лет преподает в техническом университете, говорит, идет к школьникам, чтобы готовить из них будущих студентов: «Уровень их сегодня ужасен. ЕГЭ убивает образование. Студенты не умеют логически мыслить, знают все законы наизусть, но не могут применить, потому что не способны думать. Надо что-то делать, интеллектуально развивать детей». Алексей выделяется среди других очередников — суетящихся, выпрашивающих друг у друга ручки и образцы бланков, ведущих бесконечную перекличку — все опять запутались, кто последний.

«Мы же с детства привыкли стоять в очередях, а здесь еще ничего — люди собрались культурные все-таки, — объясняет Алексей. — И могу сказать: это безобразие не идет ни в какое сравнение с тем, что творится в Министерстве образования. Я бываю там по долгу службы: прием ведется один раз в неделю. Нужно приехать рано утром, чтобы занять очередь, и постараться быть принятым с трех до пяти. Ничего не меняется».

«Да, нам еще повезло. В Москве, я читала, еще хуже. Нас хотя бы на время обеда не выгоняют на улицу», — подбадривает всех милая дама, которая преподает будущим госслужащим. И все даже как-то соглашаются — действительно, повезло.

Ровно в час кабинет закрывается. На два часа. За это время очередь несколько раз "потеряет хвост"..

ГУ МВД: "Сведения о судимости - это личное"

В ГУ МВД объяснили: руководство учреждений не может запрашивать информацию такого рода о своих работниках, ведь сведения о судимости конфиденциальны. Человек может получить документ только лично. Правда, нам так и не удалось понять логику этой нормы: ведь отстояв несколько часов, чтобы подать заявление, а потом еще столько же, чтобы получить справку, человек в любом случае делится этой сугубо личной информацией с отделом кадров.

В пресс-службе полиции также заметили, что запросить справку можно по месту жительства, обратившись в территориальный отдел полиции. И обещали выяснить вопрос с электронной очередью.

В 2011 году справки об отсутствии судимости у сотрудников руководители школ запрашивали и получали централизованно, рассказали в пресс-службе отдела образования. Но вмешалась прокуратура – указав: только в индивидуальном порядке.

Конституционный суд: закон незаконен

В июле Конституционный суд признал часть статей пресловутого закона № 387 противоречащими Конституции. Суд обязал депутатов установить конкретный перечень преступлений, совершение которых влечет за собой запрет на работу с детьми. Пока этого не будет сделано, безусловный запрет действует только для людей с неснятой или непогашенной судимостью, а также осужденных за тяжкие преступления и за сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних.

Противозаконной также признана статья, по которой сотрудник «детского» учреждения, против которого возбуждено уголовное дело, должен быть незамедлительно уволен. Согласно решению КС, увольнение будет заменено временным отстранением от должности.