Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Медицина вертикального взлета
Фото: представлено компанией "Хели-Драйв"

Медицина вертикального взлета

27 октября 2014 15:41 / Общество

Медицинская авиация в регионе не успела встать на ноги, а ее пациентов уже делят на своих и чужих: на тех, к кому можно прилететь на помощь, и на тех, кто останется без нее

Небольшой вертолет с яркими цифрами "03" на борту нередко можно увидеть в небе над Петербургом: с лета этого года по инициативе частной вертолетной компании скорая помощь начала вылетать на тяжелые вызовы, когда счет идет на минуты. Пока проект был пилотным и бесплатным для государственных служб, вертолеты летали и по городу, и в Ленинградскую область. Но осенью, когда был заключен договор между Городской станцией скорой помощи и этой частной компанией об оплате определенного количества часов ее работы, в Ленинградскую область дорога вертолетам оказалась закрытой.

"К нам поступил звонок из Службы скорой помощи Ленобласти – в Волхове ребенок получил тяжелую черепно-мозговую травму, и требовалось срочно доставить его в больницу, – рассказал Иван Яценко, генеральный директор частной вертолетной фирмы "Хели-драйв". – Бригада дежурных медиков готова была лететь, наши пилоты тоже, но из управления Городской станции скорой помощи, от заместителя главного врача Андрея Кремкова, поступил звонок: лететь нельзя, Ленинградская область не платит за вылеты. Меня это дико возмутило, я позвонил всюду, куда смог дозвониться, но господин Кремков запретил врачам вылет, и они его послушались".

Сразу уточним: тот случай закончился благополучно, помощь ребенку была оказана и его здоровье сейчас вне опасности. Но ситуация дикая: чиновники запретили врачам лечить больного, то есть выполнять свои прямые обязанности, только потому, что на бюрократическом уровне не урегулированы финансово-правовые вопросы. Хотя клятву Гиппократа никто не отменял и сами врачи готовы были работать.

"И мы тоже готовы были вылететь в Волхов совершенно бесплатно, – поясняет Иван Борисович. – Мы и не собирались включать этот рейс в смету – знаем, что нашу работу пока оплачивает только город".

Пилотные вылеты медицинских вертолетов по вызовам скорой помощи компания начала проводить с марта этого года. Сначала по договоренности с Ленобластью: между ними было заключено соглашение об оказании этих услуг на безвозмездной основе. По словам Арчила Лобжанидзе, депутата областного ЗакСа, члена комиссии по здравоохранению, до недавнего времени председателя Комитета по здравоохранению правительства области, с 2015 года у Ленобласти будет своя бригада, работа которой будет оплачиваться".

А пока по соглашению с областью компания сама оборудовала 16 вертолетных площадок возле всех районных больниц области, купила два специализированных вертолета, выучила несколько бригад медиков и начала вылеты. Все это сделано для того, чтобы убедить чиновников, насколько это необходимо. Кроме того, Минздрав РФ не первый год требует от регионов развивать экстренную медицинскую помощь и санитарную авиацию. Существует даже "Концепция создания системы санитарной авиации в РФ", но сама авиация находится пока в зачаточном состоянии. Эти функции в регионах в лучшем случае выполняет авиация МЧС.

В конце сентября 2014 года компания Яценко и Городская станция скорой помощи заключили договор, по которому компания предоставляет свои вертолеты и систему их обслуживания, а город – бригады врачей, которые круглосуточно дежурят в вертолетном комплексе. Больше всего это необходимо для КАД и больших автомагистралей: если на них случаются аварии, машинам скорой помощи из-за пробок туда не добраться.

Ежедневно вертолеты вылетают на два-три вызова. Вертолет от стоянки неподалеку от Пулково за 21 минуту с момента вызова добирается до любой точки Петербурга. Врачи оказывают на месте экстренную помощь и оперативно летят, например, в НИИ скорой помощи имени Джанелидзе. В область полет займет больше времени, но за час тяжелобольного человека вертолетом доставят в любую больницу из самого удаленного района. А если учесть, что при тяжелых случаях – инсультах, обширных травмах и больших потерях крови – счет идет на минуты, вертолет становится единственной надеждой на спасение людей.

– Если машина скорой помощи застрянет в пробке или ей придется добираться в объезд, человека доставят в больницу с опозданием и он практически гарантировано останется потом инвалидом, – рассуждает Иван Яценко. – А государство будет пожизненно выплачивать ему пособие, не говоря уже о дорогостоящем длительном лечении. Если такому человеку вовремя оказать помощь, то после инсульта, например, он не останется инвалидом, дней через десять выйдет из больницы и сможет работать. Машины скорой помощи хорошо работают, если нужно ехать не дальше 60 километров.

Конечно, пока объемы работ машин скорой помощи и медицинской авиации – несравнимые. Если петербургская скорая помощь делает около 1,5 млн выездов в год, то вертолеты – за лето и осень – сделали всего около 200 вылетов по городу и области. Понятно, что это недешево и в период, когда ассигнования на социальные сферы, в том числе на медицину, резко сокращаются, считать затраты чиновникам приходится.

Но ставить на одну чашу весов деньги, а на другую – жизнь ребенка, получившего тяжелую травму, – безнравственно. "Я тогда, когда зам главного врача Станции скорой помощи запретил врачам лететь и они не полетели, даже в сердцах сказал медикам: всё, забирайте свои вещи и уходите, раз вы не летите за пострадавшим ребенком! – рассказал Иван Яценко. – Но потом поступил вызов на аварию, они отправились на КАД, а я остыл".

"Новая" попыталась получить комментарий Андрея Кремкова, заместителя главного врача Городской станции скорой помощи, но тот на вопросы, которые корреспондент газеты задавал ему непосредственно в его кабинете, лицом к лицу, отвечал категорическим отказом говорить, ссылаясь на вышестоящее начальство. На вопрос – если бы случай с ребенком из Волхова закончился трагически, неужели он не почувствовал бы своей ответственности? – стойкий чиновник дрогнул и сначала сказал "нет", но, спохватившись, замотал головой и повторил, что отказывается отвечать на вопросы.

Председатель Комитета по здравоохранению Петербурга Валерий Колабутин (в подчинении которого находится Станция скорой помощи) объяснил "Новой" позицию чиновников: "Мы по договору с вертолетчиками оказываем в первую очередь помощь горожанам, оказавшимся в области и нуждающимся в экстренной медицинской помощи. – Хотя наши врачи не раз работали и без дополнительной оплаты за вылеты в Ленобласть. Я помню тот случай: когда Яценко мне дозвонился и сказал, что не дают лететь, я отдал распоряжение лететь. Потом мне позвонили врачи и сказали, что за ребенком уже выехала машина. Но я считаю, что такое не должно повториться, что оказать помощь мы обязаны в любом случае. Со следующего года, надеюсь, начнем работать в правовых рамках и с компанией, и с Ленинградской областью.