Уважаемые читатели! По этому адресу находится архив публикаций петербургской редакции «Новой газеты».
Читайте наши свежие материалы на сайте федеральной «Новой газеты»
Пристав приставу глаз не выклюет

Пристав приставу глаз не выклюет

1 декабря 2014 14:03 / Экономика

Как заставить исполнять решение суда тех, кто должен заставлять исполнять решение суда?

Это дело – та самая капля воды, в которой отразилась вся циничность нашей бюрократической машины. Тянется оно уже седьмой год, хотя цена решения проблемы – 20 тысяч рублей. Возможно, именно из-за ничтожности суммы чиновники плюнули на последние правила приличия и не только не исполнили свой долг, но и не потрудились более-менее эффективно это скрыть. А когда все выплыло наружу, принялись с упорством, достойным лучшего применения, защищать честь мундира.

Пенсионерка Евгения Кислицына в 2007 году заказала у ООО «Сирена+» мебель на 13,5 тысяч рублей. Мебель поставили бракованную, исправлять отказались, и Евгения Александровна решила обратиться в суд. Последний встал на ее сторону: 6 тысяч морального вреда плюс исправление брака. А когда «Сирена+» так ничего и не исправила, появилось еще одно решение: взыскать с ответчика первоначальные 13,5 тысяч.

Нам не до вас

Приставы Невского района возбудили исполнительное производство и… больше ничего не сделали.

«В один прекрасный момент я решила наведаться к приставу, который вел мое производство, Швалевой Е. Л., – рассказывает Евгения Кислицына. – Спрашиваю ее: почему не исполняете решение суда? А она мне, представляете, отвечает: мою, мол, квартиру обворовали, милиция ничего не делает – а я буду исполнять чужие решения? Я, честно говоря, даже не знала, как на такое реагировать…»

Прошел год, никто ничего с «Сирены +» так и не взыскал. Евгения Александровна решила пойти на принцип и все-таки добиться своего – на сей раз в Невской районном суде она обжаловала бездействие приставов и требовала обязать их исполнить решение. Эта эпопея растянулась уже на несколько лет. Первое решение было отменено горсудом, второе, в пользу Кислицыной, оспорено приставами, в итоге в законную силу вступило только в 2010-м.

В январе 2010-го уже другой пристав, Дмитрий Лебедев, вынужден был заново открыть два исполнительных производства, на 6 и 13,5 тысяч.

«Снова не исполняли, – вспоминает Евгения Александровна. – Я ездила к Лебедеву, он говорит: не буду исполнять, нечего было судиться с нами. Я написала жалобу его начальнику – стала ждать».

Время текло: 2010, 11, 12 год… Деньги на счет Кислицыной так и не приходили. Что прикажете делать в таком случае? Суд уже все решил в ее пользу, но кто заставит приставов выполнять их работу, если они не хотят? Какие-то другие приставы? Если такие где-то и есть, то точно не в Невском районе Петербурга…

Само приползло?

«В 2013 году сын – он у меня юрист – предложил подать иск к приставам о моральном вреде, – рассказывает Кислицына. – Первый раз я заявление принесла в мае 2013 года. Судья Петроградского районного суда Тарасова семь раз возвращала мне иск по всяким надуманным основаниям, выносила определение: «оставить исковое заявление без движения». Я пишу точно, как она указывает, но опять оказывается неверно! Потом, когда у меня терпение лопнуло, я параллельно с очередной редакцией иска отправила жалобу в горсуд на ее неправомерные действия. Тогда только – уже в ноябре 2013-го, через полгода, она иск приняла! А рассмотрение началось в феврале 2014-го.

Евгения Александровна требовала от Минфина (который финансово отвечает за приставов) в компенсацию морального вреда за годы бездействия всего ничего – 12 тыс. руб. Казалось бы, проиграть невозможно, ведь факт неисполнения обязанностей налицо!

Однако в суде представители Управления судебных приставов (УФССП) неожиданно заявили, что… решение суда было исполнено. Правда, никаких подтверждающих документов предоставить долгое время не могли.

«И вот, в заседании в июне 2014 года, когда судья уже начала оглашать материалы дела, она называет документ: постановление об окончании исполнительного производства, – возмущается Евгения Александровна. – Я начинаю протестовать: откуда оно взялось в деле, если его никто не представлял? Ни в одном протоколе заседаний ни слова о его приобщении, и я его не видела в глаза! Требую возобновить рассмотрение по существу, дать мне ознакомиться с документом. Но судья Тарасова во всем этом мне отказывает и выносит решение: отказать в иске. Тут я уже разозлилась, написала заявление с требованием предоставить мне копию этого документа, который, само собой, является подложным. И сказала, что без этого не выйду из кабинета. Как ни странно, судья приставов вызывать не стала и копию мне все-таки выдала».

Когда всем все ясно

Постановление № 40/13/20411/27/2010 об окончании исполнительного производства от 22 июня 2010 года (то есть якобы через полгода после его начала) подписано тем же приставом Лебедевым. Там по существу важна одна фраза: «В ходе исполнения данного исполнительного производства установлено: оплата долга». Получается, деньги с «Сирены+» якобы взыскали и отдали Кислицыной. Но ни даты перевода, ни номера счета – ничего нет. Да и подпись Лебедева на этом документе на его прежние подписи (например, на постановление о возбуждении исполнительного производства в январе 2010 г.) сильно не похожа.

Евгения Кислицына, само собой, обжаловала решение Петроградского суда, а параллельно подала новый иск в Невский районный суд, требуя признать незаконным и отменить это самое постановление об окончании исполнительного производства 2010 года. Доказать это ничего не стоило: достаточно было получить выписку с банковского счета о том, что с момента открытия исполнительного производства до его мнимого закрытия на счет никаких денег от приставов или «Сирены+» не поступало. В постановлении о возбуждении исполнительного производства указан только один счет, поэтому оснований полагать, что деньги могли быть переданы Кислицыной каким-то иным способом – никаких. Банк правоту Евгении Александровны подтвердил.

Представители УФССП продолжали настаивать на своей правоте. Как указано в отзыве на иск, материалы исполнительного производства по делу Кислицыной якобы были утрачены «в связи с реорганизацией Невского районного отдела и формированием двух самостоятельных структурных подразделений УФССП по Санкт-Петербургу: Левобережный и Правобережный районные отделы». В архиве «удалось найти» только упомянутую копию постановления об окончании исполнительного производства – которую приставы, несмотря ни на что, считают подлинной. То есть якобы все, что должны были сделать в отношении Кислицыной, – сделали.

Тем не менее Невский районный суд решил: признать незаконным и отменить постановление от 22 июня 2010 года, а приставам Левобережного отдела Невского района все-таки исполнить решение суда аж 2007 года в отношении Кислицыной.

Беда только в том, что это решение Невский суд вынес 17 октября, а апелляция по моральному вреду в горсуде рассматривалась чуть раньше, 14 октября. Евгения Кислицына подала письменное ходатайство о том, чтобы перенести заседание до вынесения решения в Невском районном суде. Но коллегия горсуда в лице судей Александровой, Зарочинцевой и Параевой его не удовлетворила. «Мне сказали: «Незачем, тут и так все ясно», – вспоминает Кислицына.

В итоге вынесли ожидаемое определение: в апелляции отказать. На основании как раз того постановления исполнительного производства, которое было отменено всего три дня спустя! То, что оно будет отменено, было очевидно всем участникам процесса – но шоу по защите «интересов государства» должно продолжаться как можно дольше.

Что ж, теперь Евгения Александровна подаст кассацию – интересно, смогут ли там вывернуться?

Истина не интересна?

8 декабря Невский суд будет рассматривать иск Кислицыной об отмене второго постановления об окончании исполнительного производства: пока что отменили только то, что на 13,5 тыс. руб. То, что на 6 тыс. руб., Евгения Александровна пока что не видела, но оно упоминается в отзывах приставов.

После этого Кислицына намерена подать заявление о возбуждении уголовного дела: факт фальсификации обоих постановлений уже очевиден. К тому же есть серьезное подозрение, что изготовлены они были задним числом, как раз к суду о моральном вреде. Если следствие проявит хоть немного профессионализма, эти обстоятельства не составит труда установить. Достаточно будет найти бывшего пристава Дмитрия Лебедева (он в УФССП больше не работает) и спросить его, подписывал ли он данные бумаги. Можно также провести графологическую экспертизу подписи. А потом тщательно допросить всех юристов, которые представляли приставов в суде, – тут-то правда наверняка и вскроется.

«Новая» послала в Управление судебных приставов по Петербургу запрос. Мы спрашивали, не собираются ли в УФССП в связи с решением суда провести внутреннюю проверку, чтобы установить, подлинные ли это документы или изготовленные задним числом? Есть ли намерения принять какие-либо меры по данному факту?

Начальник отдела по взаимодействию со СМИ Елена Ленчицкая ответила: «Основания для утверждения, что постановление бывшего судебного пристава-исполнителя Лебедева Д. Ю. сфальсифицировано, отсутствуют, так как в связи с увольнением данного работника нет возможности получения у него объяснений». И больше ни слова. Как-то с трудом верится, что у приставов – при желании – не нашлось бы других способов установить истину. Ленчицкая также не исключает, что решение Невского суда будет оспорено.