Уважаемые читатели! По этому адресу находится архив публикаций петербургской редакции «Новой газеты».
Читайте наши свежие материалы на сайте федеральной «Новой газеты»
Петербургскую
Фото: Елена Лукьянова

Петербургскую "Манежку" перенесли на 15-е

31 декабря 2014 00:45 / Политика

Перед приговором в сети упорно шутили про "революцию оливье". Что уж тут говорить – оторвать от новогодней кутерьмы граждан не смог даже подлый предновогодний приговор братьям Навальным. 30 декабря На Малую Садовую не вышли тысячи петербуржцев. Пришли сотни – зато по первому зову.

Акцию в защиту Алексея Навального в Петербурге организаторы назвали "народным сходом". Замоскворецкий суд Москвы вынес решение по делу "Ив Роше" утром 30 декабря.

Алексей Навальный получил 3,5 года условно, его брат Олег – 3,5 года тюрьмы, и через несколько часов после вынесения приговора он был доставлен в Бутырскую тюрьму. Братья обвиняются в хищении 26 миллионов рублей у "Ив Роше Восток" и еще 4 миллионов рублей – у "Многопрофильной процессинговой компании".

В Москве люди пошли на Манежную площадь, в Петербурге – на Малую Садовую улицу. Начиная с семи вечера толпа стала собираться у фонтана – ближе к Невскому не пускала полиция. Там установили металлическое ограждение – его городские власти разместили в день вынесения приговора – улице "срочно потребовался ремонт", как объяснили чиновники.

"Ремонтируют" и у метро "Гостиный двор" – видимо, к завтрашней акции  – Стратегии-31 в защиту свободы собраний. Площадка у выхода из метро заставлена ограждениями. Сбоку, на углу Садовой и Невского, с ноги на ногу переминается группа омоновцев. Бойцы без шлемов и дубинок, автозаков всего четыре – расчет на то, что в предновогодний день город на акцию не выйдет. С левой стороны рабочие возводят сцену – очевидно, завтра участники этого культурного мероприятия будут заглушать лозунги и речовки борцов за свободу собраний.

Город на сход не вышел. Но на Малой Садовой в этот раз, как и 18 июля 2013 года, не было пусто (тогда Ленинский суд Кирова приговорил Алексея Навального к пяти годам колонии общего режима).

Малая Садовая шумела и переговаривалась. К началу акции на пешеходной зоне собралось не меньше 700 человек, к середине – более 1000.

Примерно столько же людей пришло сюда и летом 2013 года. Но тогда в воздухе Садовой носилось другое чувство – толпа была наэлектризована до предела, готова была скандировать – и делала это, пока единомышленников тащили в автозаки.

30 декабря было отчетливо другим. На подходе к фонтану рядом с нелепыми фигурами трубящих ангелов стояли одиночные пикетчики.

В толпе раздают выпуски "Популярной политики". Самописные плакатики в поддержку Навального в руках участников исчезают так же быстро, как появляются. Организаторы настаивали: никакой символики и плакатов. Толпа согласно кивала головой.

Вся активность происходила вокруг депутата петербургского Заксобрания Максима Резника и лидера "РПР Парнас" Андрея Пивоварова.

Оппозиционеры анонсировали акцию в защиту Навального на 15 января, и призвали всех присутствующих начать агитацию среди близких и знакомых. "Дело не в том, как ты относишься к Навальному, дело в том, как ты относишься к себе и своей родине", – сказал Резник. Депутат заверил: даже если городские власти не согласуют проведение акции, Петербург все равно выйдет на улицу.

Тем временем толпа студентов начинает водить хоровод под радостные крики "С Новым годом!" К кружку оперативно подтягиваются полицейские. Но абсурдного задержания не случилось – рассмотрев плясунов, полицейские зачитали по мегафону предупреждение: "Гражданам РФ в несанкционированных акциях участвовать запрещено", – и встали в стороне.

Спустя пару минут в другом конце улице скандируют: "Путин – вор". Толпа подхватывает, полицейские мечутся в толпе, пытаюсь обнаружить зачинщика, но не тут-то было: если что и кричат, то уже совсем в другой стороне.

То затухая, то снова загораясь, протест скользит по пешеходной зоне. Наконец в глубине кто-то выкрикивает: "Свободу политзаключенным!", толпа скандирует: "Один за всех и все за одного!". Громко, ровно, но задержаний нет.

Толпа редеет. К десяти вечера на Малой Садовой остаются самые стойкие – маленькие группы рассредоточены. Уезжает полиция.

Ветер колышет новогодние гирлянды.