Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Арифметика с риском для жизни
Фото: фото автора

Арифметика с риском для жизни

26 февраля 2015 18:09 / Общество

Чиновники доказывают, что Петербургу не нужны детские барокамеры

Комитет по здравоохранению с подачи руководства городской детской клинической больницы № 5 им. Филатова (ДГКБ) бодро рапортует о том, что больные дети в Петербурге обеспечены баротерапией.

А родители снова выходят на митинги протеста: несмотря на то что в декабре прошлого года одна барокамера в детской больнице все-таки возобновила свою работу, больные малыши, ожидающие помощи в очереди, рискуют остаться глубокими инвалидами.

«Меня ночью разбудили, вызвали в больницу, сказали – привезли угоревших детей, срочно нужно включать барокамеру, – рассказывает Николай Гаврилович Калин, единственный баротерапевт ДГКБ. – Привезли двоих детей, камера одна. Я выбрал того, у кого показатели хуже, положил на терапию. Второй ребенок дожидался своей очереди почти два часа. Надеюсь, последствия отравления не окажутся тяжелыми».

Перед таким драматическим выбором баротерапевт Калин только с 23 января до 20 февраля этого года оказывался дважды – в эти дни привозили детей, получивших острое отравление угарным газом. В одном из случаев отравилась вся семья: на ночь протопили камин, а утром всех увезла скорая – родителей отвезли в НИИ им. Джанелидзе, детей – в Купчино, в единственное отделение гипербарической оксигенации (ГБО), имеющее сертификат на право работать с детьми. А чиновники Комитета по здравоохранению продолжают в своих письмах уверять родителей и прокуратуру, что все в порядке.

Накануне февральских праздников активные родители снова вышли на пикеты, собирая подписи под обращением к губернатору.

«За несколько дней до пикета я получила письмо из Комитета по здравоохранению, в котором госпожа Засохина, зампредседателя, требовала, чтобы мы не выходили, – рассказала мама ребенка-инвалида Наталья Денисова. – Она пишет: «Не нужно усиливать социальную напряженность». По телефону я ее спросила: может, лучше отремонтировать еще хотя бы одну барокамеру, и тогда точно не будет никакой напряженности? Засохина заявила: городу достаточно одной детской барокамеры, больше не надо».

Откуда у чиновников горздрава такая уверенность, остается только гадать. В городе почти 700 тысяч детей. А единственная барокамера в ДГКБ, как бодро сообщают чиновники с подачи руководства больницей якобы недогружена. Они даже составили график недогрузки. Но если его внимательно рассмотреть, оказывается, что цифры там явно нарисованы: почти два летних месяца отделение ГБО закрыто из-за отпуска единственного специалиста и остального персонала. А в графике в эти дни стоят часы работы барокамер – видимо, их раскидали ровным слоем на весь год, чтобы не показывать реальную перегрузку в другие месяцы.

Бюрократические фантазии обнаружились еще в одном документе: в письме из комздрава от 25 января 2015 г. указано, что якобы одна из неработающих сейчас барокамер – номер 608 – остановлена еще в марте 2013-го из-за недоукомплектованности кондиционером. А согласно записям в журнале отделения ГБО, эта самая камера обслуживала пациентов вплоть до марта 2014 г.

Кочует из ответа в ответ и еще одна фантазия чиновников: что якобы лечение методом ГБО не входит в медицинские стандарты. На самом деле есть десятки стандартов лечения методом ГБО – например, А 20.09.002 (при заболеваниях легких), А 20.24.005 (при заболеваниях периферической нервной системы), А 20.25.001 (ЛОР-заболевания) и многие другие.

Фантазии руководства ДГКБ и чиновников горздрава перекочевали и в официальный ответ Городской прокуратуры. В нем сказано, что в Петербурге, оказывается, есть семь барокамер, в том числе для детей. И вообще этот вид деятельности не требует сертификации. Напоминаем и чиновникам и прокуратуре: приказ Минздрава РФ от 10.04.2001 № 113 требует обязательного лицензирования этой деятельности. А «семь детских барокамер» – очередная чиновничья фантазия и игра с цифрами: барокамеры в больнице на Муринском работают только на коммерческой основе с 10 до 17 часов, скорая туда не везет. Больница им. Боткина детей на баротерапию не принимает. Областная больница лечит детей Ленобласти.

Зато есть цифры, которые чиновникам от медицины и руководству ДГКБ неплохо было бы помнить. Согласно «Программе развития здравоохранения Санкт-Петербурга до 2020 года», подписанной губернатором Полтавченко, предусмотрено «оснащение шести многопрофильных детских больниц реанимационными барокамерами, внедрение многоместных ГБО, которые позволяют проводить мероприятие не только до и после, но и во время лечения».

«Я не вижу смысла продолжать разговор с Комитетом по здравоохранению, – говорит Наталья Денисова. – Чиновники защищают больницу и себя, а не наших детей. Мы обращаемся в Генеральную прокуратуру, будем проводить пикеты в Москве. Петербургу, похоже, здоровые дети не нужны».