Уважаемые читатели! По этому адресу находится архив публикаций петербургской редакции «Новой газеты».
Читайте наши свежие материалы на сайте федеральной «Новой газеты»
Верховный суд оценит Верховного главнокомандующего

Верховный суд оценит Верховного главнокомандующего

18 июня 2015 12:02 / Политика

Правозащитники, адвокаты и журналисты обжаловали указ президента о засекречивании военных потерь в мирное время

Жалобу на указ президента от 28 мая этого года, который сделал секретной информацию о военнослужащих, погибших в мирное время «при проведении спецопераций», 15 июня в Верховный суд РФ подали девять заявителей.

В числе тех, кто поставил свою подпись под иском, адвокат Иван Павлов, псковский депутат Лев Шлосберг, журналисты Павел Каныгин, Аркадий Бабченко, Григорий Пасько, Тимур Олевский и Владимир Воронов, а также блогер Руслан Левиев и многодетная мать Светлана Давыдова, в марте 2015 года обвиненная в госизмене. Поддержать обращение предлагали многим. 30 мая авторы искового заявления выступили с публичным призывом. Но, как подчеркивают они, присоединиться к процессу и сейчас еще не поздно, направив аналогичные обращения в ВС РФ самостоятельно.

Один из инициаторов обжалования неправомерного решения Владимира Путина адвокат и руководитель Фонда свободы информации «Команда 29» Иван Павлов считает, что указ нарушает гарантированные россиянам права на поиск и распространение информации.

«Президент вышел за рамки закона, – прокомментировал «Новой» Иван Павлов. – Он не вправе своим указом расширить перечень сведений, составляющих гостайну. Для этого нужен федеральный закон, принятый парламентом. Только так, согласно Конституции, могут быть ограничены права и свободы граждан России».

«В статье 5 закона «О государственной тайне» определен перечень сведений, ее составляющих, – пояснил адвокат. – Это широкий список различных категорий информации. По закону президент должен своим указом к каждой категории сведений назначить соответствующий федеральный орган, имеющий право засекречивать сведения внутри категории, издавая свои внутренние документы. Однако в данной ситуации президент превысил свои полномочия и создал новую категорию сведений, не указанную в статье 5. Если Госдума возьмет на себя политическую ответственность и дополнит закон «О государственной тайне» такой категорией, тогда этот аргумент отпадет».

Кроме того, по мнению заявителей, указ Путина противоречит статьям 7 и 9 закона «О гостайне». В статье 7 содержится перечень сведений социальной значимости, которые не могут быть засекречены ни при каких обстоятельствах. Среди них – сведения о чрезвычайных происшествиях, угрожающих безопасности, здоровью и жизни людей, и их последствиях.

«Смерть солдат в мирное время – чрезвычайное происшествие, – настаивает Павлов, – и общественный интерес здесь выше мер обеспечения государственной безопасности. Засекречивание таких сведений недопустимо».

«Вдобавок в указе не раскрыт термин «специальная операция», – говорит псковский депутат Лев Шлосберг. – Невозможно понять, что именно к ней отнесено. Это нарушает принцип определенности и недвусмысленности норм права. Обычный человек, который не допущен до государственной тайны, может не знать, объявлена спецоперация или не объявлена. А также какие конкретно сведения о потерях составляют гостайну».

29 мая пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заверил, что подписание указа никак не связано с событиями на востоке Украины. Однако его оппоненты считают иначе.

«Этот указ Путина, безусловно, вызван стремлением скрыть наши военные потери на Украине, – продолжает Шлосберг. – Те, кто пытается доказать участие российских вооруженных сил в этой незаконной войне, вынуждены в первую очередь опираться на данные о потерях, потому что потери являются доказательством. Между тем поведение Путина напоминает реакцию маленького ребенка, который, увидев что-то неприятное или страшное, закрывает глаза руками и тогда не видит перед собой этого ужаса. А раз он его не видит – значит, по детской логике, ужас не существует. Этот указ – ответ раздраженного, обиженного на весь окружающий мир, злого ребенка. Он увидел, что общество узнает правду, ему это очень не понравилось, и он решил закрыть глаза всему обществу. Фактически этим указом государство сказало людям: вы боевой мусор, вы пушечное мясо, мы отправим вас воевать на любую войну, будь она трижды незаконна, отправим вас тайно, убьем вас тайно, похороним вас тайно, и даже ваши матери, жены, дети, братья, сестры не будут иметь права знать, как вы погибли, где вы погибли и за что, это не ваше дело. Это указ суверена по отношению к рабам, холопам, неодушевленным вещам… С людьми так не поступают».

Будет Верховный суд рассматривать это дело или нет, станет известно в ближайшее время. Как сообщили «Новой» заявители, у ВС РФ есть три дня на регистрацию заявления и еще пять дней на то, чтобы назначить заседание или официально назвать причину для отказа в рассмотрении жалобы.

«Опережать события и предугадывать результат не хочу, – подытоживает Иван Павлов. – Судя по статистике, большинство решений Верховный суд принимает в пользу того органа, чей нормативно-правовой акт оспаривается, а по указам президента абсолютное большинство решений в пользу президента. Если Верховный суд нам откажет или вынесет решение в пользу власти, то мы изучим возможность обращения в международные судебные инстанции».