Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Рождение бомжа
Фото: Елена Лукьянова

Рождение бомжа

16 июля 2015 12:48 / Общество

Колпинский районный суд выселяет на улицу инвалида-сердечника

Еще несколько лет назад Виктор Смирнов был обычным среднестатистическим пенсионером и даже, можно сказать, счастливым: любящая семья, квартира, машина. Вдоволь намыкавшись холостяцкой жизни, он, казалось, нашел свою тихую гавань – скромную и добрую Татьяну. Виктор по-мужски сразу включился в решение общих проблем: занимался ремонтом квартиры, помогал дочке жены от первого брака.

«Кажется, его будто свыше мне кто-то послал», – признавалась Татьяна в день 60-летия супруга. А падчерица Валя вспоминала, как папа Витя учил плавать, водить машину и впервые вывез на море. «Я могу спокойно жить, зная, что рядом с моей мамой находится надежный человек», – поднимая бокал, говорила девушка.

Семейная идиллия закончилась в июле 2012-го, когда у Виктора случился инфаркт. Ему срочно необходимо было стентирование сосудов сердца, но в ожидании квоты прошло полгода. Виктору становилось все сложнее справляться с дыханием, он не мог долго ходить, вынужден был оставить работу.

Не дожидаясь операции, в ноябре 2012-го Татьяна подает на развод. Брак расторгли в апреле. В промежутках между семейно-судебными разборками пенсионеру делают плановую операцию на сердце в академии им. Мечникова, в мае – вторую. Инфаркт следует один за другим, врачи буквально вытаскивают Виктора с того света.

За разводом последовал новый удар – иск о снятии с регистрации и выселении. В квартире жены в Колпине на улице Красных Партизан Смирнов был лишь прописан, и, став «никем», должен был освободить жилплощадь. Своего угла у него к тому времени уже не было – холостяцкую комнату и квартиру, оставшуюся от матери, он продал, потратив все средства на нужды новой семьи.

«Сам дурак»

Эту фразу в разных вариациях Виктор слышит от каждого, кому рассказывает свою историю: начиная от начальника райжилотдела и заканчивая уполномоченным по правам человека. Да, он сам, в здравом уме и светлой памяти, продал маленькую квартиру в Саблино и комнату в коммуналке в Колпино. Зато у дочки Валентины появилась машина и комната в Петербурге. Остававшиеся сбережения Смирнов отдал Вале и ее мужу на покупку недостроя в СНТ «Инженерное» и помогал молодым делать ремонт в новом трехэтажном доме.

«Вы должны были понимать, что, лишая себя прав на недвижимость, рискуете остаться на улице, – твердили в суде и в прокуратуре. – Нужно было оформлять расписки, собирать документы». Но для людей его поколения идти к нотариусу – значит не доверять друг другу.

В июле 2013 г. Виктор Смирнов (уже инвалид второй группы) подает встречный иск об отсрочке выселения на год в связи с невозможностью обеспечить себя иным жильем. В ноябре Колпинский районный суд оставляет за Смирновым право пользования жильем на 365 дней. Бывшая жена уезжает к дочке в новый дом во Всеволожском районе. Вместо нее в квартире появляется жилец, которому хозяева сдают одну из комнат. Сосед устраивает дебош и избивает Виктора, здоровье которого становится все хуже.

Летом 2014 г. пенсионер подает в суд – на возмещение материального ущерба и морального вреда. «Я всё думал, что им стыдно станет, ведь они знают, что у меня ничего нет, они выгоняют меня на улицу, – говорит Виктор Николаевич. – Хочу, чтобы мне вернули хоть какие-то деньги и я смог купить себе комнату». Судья Колпинского районного суда удовлетворила только требование о взыскании с матери и дочери квартплаты, которую Смирнов все эти годы платил из собственных средств. Это единственное, что пенсионер смог доказать: квитки об оплате коммунальных услуг он хранил аккуратно.

В декабре 2014 г. инвалида выписывают из квартиры, а в январе собственница жилья Иванова подает иск о его принудительном выселении. Пенсионеру становится плохо, по скорой его увозят в больницу – подозрение на очередной инфаркт. Врачи в Мечникова настоятельно рекомендуют операцию, однако претендовать на бесплатную квоту Смирнов уже не может, так как регистрации в Петербурге у него больше нет. В апреле 2015 г. прокуратура района дает рекомендацию, а Колпинский районный суд выносит вердикт: инвалид 2-й группы должен покинуть занимаемую жилплощадь. Смирнов подает апелляцию в Городской суд, требуя отменить решение суда районной инстанции и не выселять его из квартиры до 2020 года.

«До сих пор не могу успокоиться»

Бывшая жена Виктора Татьяна не была на суде и показания представляла в письменной форме. «Здоровье мне в значительной степени подпортил Смирнов В. Н. в период после его первого инфаркта, – пишет она. – Мне нужно было работать, затем бежать в магазин, приготовить еду и питье и бежать в больницу по два раза в день».

«О стоимости проданного и приобретенного им имущества ничего не знаю», – говорит женщина, прожившая с мужем душа в душу 13 лет и имевшая, по ее же словам, общий с ним бюджет.

«После всех перенесенных инфарктов В. Н. Смирнов стал невыносим, – резюмирует бывшая жена. – Я практически не могла находиться дома, не могла жить в собственной квартире. С 2013 года я жила либо у дочери с ее мужем, либо у подруг – скиталась, имея свое жилье, и это в свои 59 лет…»

Основной аргумент дочки Татьяны, Валентины: она «вынуждена проживать в недостроенном доме на территории СНТ «Инженерное» с полуторагодовалым ребенком». Суд не заинтересовало, что речь идет о 300-метровом трехэтажном доме, приобретавшемся для постоянного проживания.

19 тысяч бездомных за год

Начальник жилищного отдела колпинской администрации Н. В. Зенин с пенсионером даже разговаривать не захотел. Чиновник также проигнорировал запрос местной газеты «Окно», которая заинтересовалась судьбой Смирнова, и снизошел до ответа лишь пресс-секретарю главы района. Из ответа следовало, что просто так суд людей на улицу не выбрасывает, рассчитывать на маневренный фонд старик не может, так как он не погорелец.

Единственное, что сразу предложили человеку, родившемуся и всю жизнь прожившему в Петербурге, имеющему трудовой стаж почти 45 лет (в том числе три десятка лет в профтехобразовании), – зарегистрироваться бомжом. Для бездомных в Петербурге принят «гуманный» закон: тех, кому удалось подтвердить свое проживание в городе не менее десяти лет, чиновники могут поставить в очередь на получение жилья. Вот только ждать, когда она подойдет, можно до конца жизни. Пока в нашем городе не было ни одного случая, чтобы обычному бомжу город предоставил квартиру.

По данным организаторов фонда «Ночлежка», в Петербурге более 30 тысяч лиц без определенного места жительства, и армия эта пополняется каждый год. Согласно статистике судебного департамента при Верховном суде России, за 2014 год было выселено в никуда – то есть без предоставления жилого помещения – более 19 тысяч россиян. Это численность небольшого российского городка. Такая статистика регистрируется ежегодно начиная с 2006 г., когда новый Жилищный кодекс предоставил собственникам право выселять бывших членов семей.

Но не всё так однозначно. Действительно, в Жилищном кодексе говорится, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования недвижимостью за бывшим членом семьи не сохраняется. Но если у того нет средств приобрести или пользоваться иным жилым помещением, если существуют другие заслуживающие внимания обстоятельства (здоровье, например), то это право может быть сохранено на определенный срок. В комментариях к ЖК и в постановлении Пленума Верховного суда от 02.07.2009 сказано, что суд может продлевать это решение.

Однако в Колпине ни прокуратура, ни суд защищать права инвалида и пенсионера не стали. Будто бы он на свою пенсию может накопить на покупку комнаты. Несколько дней назад в отчаянии он отправил письмо губернатору Г. С. Полтавченко, под которым уже подписались несколько десятков колпинцев, знающих бывшего преподавателя профтехучилища. «Я не хочу в подвал, на улицу, в ночлежку, – говорит Виктор Николаевич. – Это мой родной город, где я родился, всю жизнь работал, учил детей. Я хочу и дальше работать по мере сил, помогать людям…Если государство все-таки сделает меня бомжом, я с этим статусом никогда не смирюсь. Такой позор мне не перенести.

P. S. Когда номер уже был готов к печати, Виктора наконец пригласила на прием замглавы администрации Юлия Логвиненко. Его выслушали и пообещали рассмотреть проблему. «У меня появилась какая-то надежда на будущее», – радуется пенсионер.

Екатерина Коновалова