Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Они нам ничего не рассказывают
Фото: Виктор Богорад

Они нам ничего не рассказывают

3 сентября 2015 13:55 / Политика

Оппозиционеры подали две заявки на акции в защиту Петербурга, но втайне рассчитывают на единое мероприятие

На сходе в поддержку Мефистофеля, снесенного на прошлой неделе с дома архитектора Лишневского, яблочники Борис Вишневский и Александр Кобринский объявили о сентябрьском митинге в защиту Петербурга.

На следующий день они подали в Смольный соответствующую заявку. Акция намечена на 12 сентября. Для проведения митинга депутаты предложили три места: у театра "Балтийский дом", на площади Ленинаи на Марсовом поле. Вишневский настаивает, что "число покушений на исторический Петербург пересекло критическую отметку", и перечисляет: "Сносили Дом Рогова (пушкинской эпохи) и Литературный дом у Аничкова моста, возводили уродливую мансарду на построенном Кваренги здании Главной аптеки на Миллионной и разрушали расположенный по соседству дом Штакеншнейдера, крушили Аракчеевские казармы на Шпалерной и дом Мордвиновых на Театральной площади, ломали Никольский рынок и готовились превращать в элитный жилой комплекс Конюшенный двор". 

Собеседник "Новой" критикует исполнительную власть за "редкостную застенчивость", ибо она наблюдает за разрушениями примерно так же, как "юный натуралист изучает муравейник".

Одновременно с яблочниками заявку на свой марш подали несколько депутатов ЗакСа (Ольга Галкина, Вячеслав Нотяг, Марина Шишкина, Сергей Трохманенко и др.) во главе с экс-яблочником Максимом Резником, который так же, как и Вишневский, участвовал в народном сходе в защиту Мефистофеля.

Второй "бригадой" заявка подана сразу на два дня (12 и 13 сентября) – на всякий случай. Предложенный организаторами маршрут – от станции метро "Горьковская" до Марсова поля.

Поводом для марша, по словам Резника, стали события, связанные с Мефистофелем, Исаакиевским собором, домом Мордвиновых, со снятием охраны с музеев и т. д.

Трохманенко добавляет, что появляются прецеденты с уничтожением скульптур, претензиями РПЦ на городские музеи, Исаакий, и непонятно, к чему это приведет. "Неясно, кто за этим стоит", – возмущается депутат, наотрез отказываясь "голословно обвинять" спикера ЗакСа Вячеслава Макарова, на чьей территории был сбит Мефистофель, так как "Макарову это сто лет не надо, он серьезный политик".

Собеседник "Новой", не будучи большим специалистом в части градозащиты, говорит, что его волнует в произошедшем вопрос безопасности: "Все борются с терроризмом, спецслужбам выдают какие-то грамоты, а ситуация с Мефистофелем показала, что у нас какие-то люди могут спокойно войти в подъезд, вскрыть помещение, доступ к которому по закону должен быть закрыт, установить альпинистское сооружение… А если бы у них тротиловые шашки с собой были?" – возмущается он.

Трохманенко соглашается, что две заявки единомышленников по одной и той же тематике выглядят глупо, ведь "в приоритете высказаться за сохранение города". "А не решать, кто на кого косо посмотрел. Помните, как в "Маугли" в период засухи все звери пришли на водопой и никто никого не ел. Так и тут надо", – говорит он, предполагая, впрочем, что сторонам, несмотря на давние обиды, удастся сесть за стол переговоров и провести единую акцию.

Напомним: Резника, Галкину и Нотяга яблочники изгнали из партии, обвинив в фальсификациях на выборах 2011 года. И по сей день в "Яблоке" настаивают, что происходящее сегодня мракобесие – следствие событий четырехлетней давности.

Формально оппозиционеры решили протестовать отдельно из-за различия в темах. Якобы одни выступают за сохранение исторического центра (сугубо градозащита); вторые – против попыток РПЦ отнять у горожан музеи, против погромщиков (реакция на акцию т. н. православных активистов в московском Манеже) и т. д.

Но эта причина высосана из пальца. Очевидно, что речь идет о темах одного порядка, дополняющих друг друга. Вишневский объясняет: когда подавал заявку, не был в курсе, что то же самое готовится сделать другая команда: они, мол, ничего нам не сказали. "Мы первыми предложили такую идею и были готовы видеть всех… Они сперва говорили о теме референдума по Исаакию и проблемам музеев в связи с передачей РПЦ, но в понедельник решили добавить и наши предложения. У нас не партийное мероприятие, а общегородской диалог, который давно назрел, так что всех очень ждем", – заявляет он и осторожно предполагает, что да, может быть, мероприятие и получится общим.

"Неужели главное – кто получит славу, а не собственно решение задачи?" – воскликнула в одной из дискуссий на эту в ФБ депутат Ирина Комолова, равноудаленная как от яблочников, так и от их оппонентов.

Конечно, если яблочники (бывшие и нынешние) совсем не могут разделить протестное поле, то они могут просто не лезть в темы друг друга. Например – Исаакий мой, а Мефистофель твой. Но это уже совсем напоминает детскую песочницу. И с такой эффективной стратегией скоро не останется ни барельефов, ни музеев.

P. S. В среду одна за другой пришли две новости. Одна о том, что городское правительство решило оставить Исаакиевский собор музеем и не передавать его церкви. Когда все уже ликовали по этому поводу, появилось сообщение, что РПЦ намерена обжаловать это решение в суде. Так что расслабляться рано.