Уважаемые читатели! По этому адресу находится архив публикаций петербургской редакции «Новой газеты».
Читайте наши свежие материалы на сайте федеральной «Новой газеты»
По мелочи
Фото: карикатура Виктора Богорада

По мелочи

7 сентября 2015 10:44 / Общество

Женщине, которая никак не может получить алименты от бывшего мужа, в епархии посоветовали писать митрополиту. Хорошо не папе римскому.

Петербургский врач Ольга Ткаченко уже несколько лет пытается выбить алименты со своего бывшего супруга Михаила Гандзиошина. Она утверждает, что в православном приходе Крестовоздвиженского казачьего собора, где экс-муж числился заведующим гаражом, ему выдали поддельную справку о доходах, поскольку Гандзиошин приходится настоятелю собора родственником.

Больше всего Ольгу Ткаченко возмущает то, как церковь покрывает ее бывшего мужа: "Если высчитывать алименты по справке, которую ему выдали в соборе, то в месяц на своего ребенка он может платить 670 рублей! И это на фоне заявлений РПЦ о святости материнства! У них ведь в епархии даже комиссия есть по вопросам охраны материнства и детства".

В июне 2004 г. мировой судья судебного участка № 13 постановил взыскивать с Михаила Гандзиошина алименты на содержание его дочери Нины, которой тогда был всего годик, вплоть до ее совершеннолетия. Поначалу родитель был законопослушен, но начиная с 2011 г. стал платить очень нерегулярно. Ольга обратилась в суд, и в марте 2015-го тот решил, что Гандзиошин должен своему ребенку 682 808 руб. (пени за несвоевременную выплату) плюс 167 826 руб. сам долг.

Мужчину такой вариант не устроил, и он оспорил решение, представив в суд справки 2-НДФЛ за 2010–2012 годы из православного прихода Крестовоздвиженского казачьего собора на Лиговском проспекте, с тем чтобы ему пересчитали долг.

Согласно этим документам, в 2011 г. он заработал 42 000 рублей, то есть по 3500 в месяц (справка изготовлена в 2014 г.). Над этой справкой можно плакать по множеству причин. Во-первых, в аналогичной бумажке за этот же период, но выданной в 2012-м, указана совсем иная сумма, еще меньше – 38 500 рублей. Во-вторых, изредка в 2011–2014 годах он изредка вспоминал про дочь, что подтвердил квитанциями. Например, в сентябре и декабре 2011-го передал на содержание ребенка по 4 тысячи рублей, что на 500 рублей выше его официального дохода в месяц (на что он сам тогда жил?). И в-третьих, совершенно непонятно, как взрослый мужчина умудрялся жить на сумму ниже прожиточного минимума и при этом ездить на собственном автомобиле, бензин для которого стоит не меньше двух тысяч в месяц.

Ткаченко объявила, что справка из собора поддельная, тем более что в налоговой инспекции № 17 данных на Гандзиошина за 2011 год вообще не оказалось. Откуда тогда справка НДФЛ, которую ему выдали в соборе? Женщина обратилась в следственный отдел СК по Красногвардейскому району, требуя привлечь бывшего мужа к уголовной ответственности за использование фальшивых документов.

"Дважды пытались отказать в возбуждении уголовного дела, но прокуратура отменяла этот отказ, и сейчас идет доследственная проверка, – рассказывает она. – Я хочу получить из собора зарплатную ведомость!" "Куда мы с моим юристом только не писали, – продолжает Ольга: – и в прокуратуру, и в Управление службы судебных приставов по Петербургу, к детскому омбудсмену, к митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Варсонофию".

Гандзиошин предложил корреспонденту "Новой" звонить в Следственный комитет. Там "никаких нарушений не нашли". Тем более что сейчас он получает 4900 рублей на бирже труда и к нему вообще не может быть никаких претензий. На вопрос, правда ли, что настоятель Крестовоздвиженского казачьего собора протоиерей Владимир Сергиенко его родственник, Михаил не ответил и снова послал нас в Следственный комитет. Его адвокат Мария Стойко также отказалась что-либо комментировать.

Ольга Ткаченко настаивает на родстве экс-супруга, поскольку ходила с тогда еще мужем на свадьбу дочери Сергиенко. Михаил называл протоиерея не иначе как дядей: "У них дальнее родство, но тесные отношения". О родстве Сергиенко с Гандзиошиным не захотел говорить и Геннадий Егоров, староста православного прихода Крестовоздвиженского казачьего собора, атаман Невской станицы. Сам он с алиментщиком знаком, но о его родственных связях с настоятелем не знает. Кроме того, Егоров уверен, что все справки настоящие. Зарплаты в соборе, подчеркивает он, маленькие ("живем на мелочь, которую нам бросают в кружки"). "Гандзиошин ушел в 2011 году, а может, и раньше", – говорит он, очевидно, не зная, что собор выдавал алиментщику справки за 2012 год.

Староста отказался дать оценку нравственной стороне вопроса, однако председатель отдела по взаимоотношениям церкви и общества Санкт-Петербургской епархии Александр Пелин согласился: "Это не по-человечески и не по-мужски". А на извечный русский вопрос, что делать, ответил: написать митрополиту.