Бизнес-центров много, а Ниеншанц один
Фото: проект застройки Охтинского мыса японского бюро Nikken Sekkei, который предполагает строительство двух 28-метровых зданий под общим названием Crystal Vessel (Хрустальный корабль)

Бизнес-центров много, а Ниеншанц один

7 декабря 2020 12:52 / Мнения

На месте неолитической стоянки V тысячелетия до н. э. Газпром желает построить бизнес-пространство.

Градозащитники пытались оспорить приказ Минкульта, установивший лишь небольшие зоны охраны Охтинского мыса и оставивший большую часть территории свободной для застройки. Месяц назад Верховный суд РФ отклонил апелляционную жалобу Бориса Вишневского и Павла Шапчица. Это решение, по сути, дало застройке зеленый свет. Недавно на мысу заметили тяжелую технику (похожую на ту, что проводит геологическое бурение). Защитники «Петербургской Трои» — активисты сообщества «Большая Охта для жителей», историки, археологи и педагоги провели фото-флешмоб и обратились к президенту Владимиру Путину с призывом остановить уничтожение археологических памятников Охтинского мыса.

Тамара Жеглова Тамара Жеглова

Тамара Жеглова, археолог, член сообщества «Большая Охта для жителей»:

— Я живу на Большой Охте почти 60 лет, чуть ли не с самого рождения. Со школьных лет я знала, что на этом мысу находятся остатки крепостей. Но мне тогда казалось фантастикой, что там могло что-то сохраниться.

Я не принимала непосредственного участия в раскопках, но я археолог по образованию и видела, как они проходили. Там работали мои друзья — Петр Сорокин, в частности, чьей экспертной оценке я полностью доверяю. Я своими глазами видела бастионы и рвы, которые сохранились.

После того как Верховный суд вынес решение о допустимости застройки большей части мыса, здесь были замечены машины с бурильными установками! Можно предположить, что там будет проводиться геологическое бурение с целью разведать возможность строительства фундамента.

85% территории мыса выведено из охранной зоны на основании экспертизы казанского археолога Айрата Ситдикова. Эта экспертиза была принята Министерством культуры, хотя оно не имеет права менять границы охранной зоны — это полномочия КГИОП. Вот почему решение Верховного суда, отказавшего в отмене решения Минкульта, мне кажется неправомерным.


То, что сейчас делают и планируют делать с Охтинском мысом, — варварство. И дело не только в судьбе самого мыса. Мы наблюдаем издевательство над всем районом Охты.


Это район с традициями, невероятно красивый, здесь сохранилась старая планировка кварталов и в некоторых случая даже топонимика улиц. Есть улицы Тарасова, Абросимова, хотя правильнее говорить Тарасова улица, Абросимова улица — по именам старых жителей, купцов. Даже улицы Ниена сохранились: Якорная улица и Среднеохтинский проспект проходят по старым королевским дорогам. Устье реки — абсолютно пейзажное место, из которого можно сделать невероятную по красоте парковую зону.

Мы вышли на флешмоб с плакатами, где обращаемся к президенту Путину, потому что именно он отвечает за соблюдение Конституции, которая очевидным образом нарушается. 44-я статья, гарантирующая сохранение исторического и культурного наследия, никуда не делась. Президент неоднократно проявлял интерес к археологии и отечественной истории: приезжал в Старую Ладогу, в Тамань, где доставал амфоры. Бывал он и в Новгороде. А Охтинский мыс — тоже памятник истории нашей страны: тут поэтапно находились и шведские, и новгородские крепости. Здесь найден деревянный донжон 1300 года — такого нет нигде! Здесь найдены остатки Мысового древнерусского городища XII–XIII вв., что свидетельствует о пребывании в этом месте новгородцев. Стоит упомянуть, что найдена неолитическая стоянка V тысячелетия до н. э. Эту находку можно сравнить разве что с доисторическими свайными поселениями в Альпах. В Швейцарии это считают важным историческим памятником. При этом огромные площади мыса еще не исследованы.

Анастасия Андреева Анастасия Андреева

Анастасия Андреева, местный житель, фотограф:

— Я живу в Петербурге с рождения. И замечаю, что город стал хуже выглядеть. Например, у нас на Охте на каждом углу появляются какие-то объекты, которые портят вид. Взгляните на Свердловскую набережную. Этот район был тихим и зеленым, а теперь он превращается в перегруженное место — ведется безумно убогая застройка, невероятные пробки будут только увеличиваться.

Сносят старые здания. Здесь много малоэтажных старых домов, в которых есть свой стиль и шарм, но их намеренно запускают, не делают ремонт, чтобы потом объявить аварийным, хотя это чистая ложь! Мы скоро потеряем район Охты, обладающий своим стилем. Но то, что происходит на Охтинском мысу, касается не только нашего района. Судьба Охтинского мыса важна для всего города.

Алла Замкова Алла Замкова

Алла Замкова, инженер:

— Я родилась в Туле. Но моя семья связана с городом — дедушка защищал Ленинград во время войны. В первый раз оказалась в Ленинграде в 1978 году. Я помню эти потрясающие ощущения: красивый, просторный, светлый, ошеломляющий город. В 1982 году приехала сюда учиться и полностью с ним сроднилась. Многие однокурсники уезжали со слезами, я не исключение. В 1990-м вернулась — вышла замуж. Здесь растут мои дети.


У всех жителей России, уверена, есть особые отношения с городом на Неве. Поэтому история Охтинского мыса — боль всей страны.


На Охте очень много снесли в советское время: практически все храмы, ничего не осталось от верфей. И тем не менее это прелестный район: много зеленых дворов, прекрасная Свердловская набережная. И конечно же, Охтинский мыс. Десять лет назад мы боролись против строительства башни. И теперь необходимо снова бороться из-за решения Верховного суда.

Это очень обидно. Потому что у нас есть примеры прекрасного использования архитектурного наследия. Новая Голландия, например. А ведь Охтинский мыс куда древнее и многослойнее. Сюда не надо вкладывать миллиарды, чтобы создать прогулочную зону. В этом месте можно учить детей истории.

В нашем городе отношение к историческому наследию чудовищно. К примеру, на месте сгоревшей знаменитой дачи Корнея Чуковского (той самой Чукоккалы), где оставался фундамент, открыли безликий ресторан, а можно было возродить здание, проводить писательские встречи. В Лахте, задавленной небоскребом, фактически убивается прибрежный район. Так и с Охтинским мысом — не только варварство, но и в целом очень непрактичное решение.

Записал Григорий КОННИКОВ