За смерть человека — условные сроки
Фото: Елена Лукьянова / «Новая»

За смерть человека — условные сроки

20 июля 2021 11:49 / Судебная хроника

Виновных в гибели рабочего при обрушении СКК «Петербургский» суд оставил на свободе.

— За смерть человека только условные сроки? А так можно? — Татьяна Кяппи (мать 29-летнего Матвея Кучерова — рабочего-высотника, трагически погибшего при обрушении СКК полтора года назад) в первые минуты не могла поверить в возможность столь мягкого наказания.

«Два года условно с испытательным сроком два года — каждому», — такой приговор 5 июля Московский районный суд Петербурга вынес троим участникам демонтажа здания, приведшего к трагедии: исполнительному директору подрядной организации ООО «Техснаб» 59-летнему Сергею Акименко и работавшим на объекте прорабам 42-летнему Николаю Иванову и 44-летнему Дмитрию Смирнову. Их обвиняли в «нарушении правил безопасности при ведении строительных работ, повлекшем по неосторожности смерть человека» (ч. 2 ст. 216 УК РФ). Дело по ходатайству подсудимых рассматривали в особом порядке, без исследования доказательств.

Самое время вспомнить обстоятельства ЧП.

Демонтаж СКК «Петербургский» подрядчики планировали завершить 31 января 2020 года. В тот день с раннего утра напарники Матвей Кучеров и Александр Бардынин работали на высоте около 40 метров. Свесившись из люльки строительного крана над крышей здания, Матвей газовым резаком отсекал металлическое крепление ванты с бетонным опорным кольцом, а Александр координировал связь с землей по рации. Работа продвигалась небыстро: мешало металлическое ограждение по периметру крыши, съедали время объяснения по рации с крановщиком (ему манипуляции высотников были не видны, обзор с земли перекрывала внешняя стена). На первую из 112 вант ушло 18 минут.

Матвей Кучеров. Фото: Сергей Маркелов (признан иноагентом) Матвей Кучеров. Фото: Сергей Маркелов (признан иноагентом)

Стало понятно, что такими темпами суток на всё не хватит. Руководившие процессом снизу решили его «оптимизировать», предложив резчику выйти из люльки и действовать прямо с бетонного кольца. Страховочный фал из веревки — длиной всего 1 метр — не позволял далеко отойти от люльки, и через какое-то время Матвей отстегнул карабин. В 14.55, с отсечением 15-й ванты, крыша СКК сложилась, потянув за собой капитальные опоры здания и обрушив его почти на 80%. Кучеров погиб под руинами.

Изначально, во время предварительных слушаний, фигуранты просили суд назначить им штрафы и прекратить уголовное преследование. Как объясняли в процессе защитники обвиняемых: «это допустимо, поскольку потерпевшей стороне полностью компенсирован моральный вред». Однако адвокат потерпевших Иван Варфоломеев назвал это заявление ложью и возразил: «Акименко, Смирнов и Иванов не причастны к компенсации материального ущерба и морального вреда семье погибшего рабочего. Деньги (два миллиона рублей, в том числе на организацию похорон Матвея) выплачивали только представители ООО «СКА Арена». Судья Ева Гюнтер отказала подсудимым в прекращении дела.

Рассмотрение в особом порядке предполагало, что наказание для обвиняемых не сможет превысить двух третей от максимального размера, в данном случае — это три с половиной года лишения свободы. Прокурор настаивал на отправке Акименко, Смирнова и Иванова на два года в колонию-поселение. Но судья скорректировала требования и уголовно-процессуального кодекса, и гособвинения.


— Мы сразу понимали, что следствие установило не всех причастных к трагедии, а только тех, кто оказался крайним в цепочке,


тем не менее и они заслужили реального наказания, поскольку и их действия тоже привели к смерти человека, — прокомментировал «Новой» исход дела Иван Варфоломеев. — Приговор, вынесенный судьей Гюнтер, возмутительный: даже за случайную гибель в ДТП дают реальные сроки. Он, безусловно, будет обжалован потерпевшими. Не исключаю, что также поступит и прокуратура.

В рамках уголовного процесса потерпевшие — ими были признаны мать, отец и сестра Матвея Кучерова — подали гражданские иски к обвиняемым. Каждый из родственников погибшего рабочего просил суд взыскать с каждого из подсудимых по 2 млн рублей. Всего с троих — 18 млн. Однако судья не только смягчила наказание фигурантам, но и существенно снизила суммы компенсаций. По мнению Гюнтер, с Акименко, Иванова, Смирнова достаточно взыскать по 900 000 рублей в пользу каждого из пострадавших.