Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Этот бунт придуман. Не нами
Фото: РИА Новости

Этот бунт придуман. Не нами

13 сентября 2021 12:33 / Общество

Региональное управление ФСИН отрицает и беспорядки в петербургских Крестах, и избиение заключенных, и сокрытие информации о них

После июльских событий в Крестах руководство ГУ ФСИН РФ по Петербургу и Ленобласти провело собственную проверку в следственном изоляторе в Колпино и 20 августа сообщило о ее результатах правозащитникам и журналистам. Тюремщики не признают никаких нарушений со своей стороны.

Как уже рассказывала «Новая», в ночь с 11 на 12 июля местные жители обратили внимание на крики и шум, доносящиеся из корпусов изолятора. 18 июля члены петербургской Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Елена Шахова и Роман Ширшов посетили СИЗО №1 с проверкой и выяснили (со слов заключенных), что в изоляторе произошел бунт, вызванный невыносимыми условиями содержания и избиениями арестантов. Правозащитники проверили около 90 камер. Двоих заключенных, М. и Д. (их данные известны правозащитникам, но не разглашаются.Н. П.), с телесными повреждениями Шахова и Ширшов обнаружили в спецблоке. У Д. (24 года) зафиксировали множественные кровоподтеки на лице и руках, у М. (35 лет) — обширную гематому на ступне ноги.

«Когда мы пришли в «Кресты» и передали список тех людей, которых хотим видеть (около десяти фамилий), нам заявили, что двух человек, как раз побитых, в СИЗО нет, — рассказал Роман. — Один якобы убыл, а другого там и не было. Потом мы обоих нашли в спецблоке. Это явная попытка скрыть информацию и воспрепятствовать общественному контролю».

С заявлениями о результатах посещения СИЗО № 1 члены ОНК обратились к администрации ГУ ФСИН по Петербургу и Ленобласти и в СК РФ. Руководство пенитенциарного ведомства ответило спустя месяц. Чуть раньше ответ на запрос по поводу событий в Крестах и претензий ОНК получила «Новая».

Как сообщил правозащитникам и журналистам начальник ГУ ФСИН по Петербургу и Ленобласти Игорь Потапенко, «СИЗО № 1 функционирует в штатном режиме, а информация об организации бунта лицами, содержащимися под стражей, не соответствует действительности». Руководитель регионального управления настаивает на той версии, которую изначально озвучила администрация Крестов: «В ночь с 11 на 12 июля в связи с многочисленными просьбами лиц, содержащихся под стражей, руководством учреждения в исключительном порядке была предоставлена возможность просмотра (прослушивания) в СИЗО № 1 трансляции финального матча чемпионата мира по футболу Евро-2020. Одновременное выражение эмоций болельщиков было слышно на прилегающей к изолятору территории из-за высокой численности лиц, содержащихся под стражей».


На вопрос членов ОНК, почему от них скрывали местонахождение арестантов М. и Д., глава пенитенциарного ведомства отвечает, что в установленном порядке запрос от правозащитников не поступал.


Сведения были запрошены членами ОНК устно у сотрудника, сопровождавшего их по территории учреждения. «Ввиду того, что визит членов ОНК происходил в выходной день, предоставление запрашиваемых сведений потребовало дополнительного времени», — объясняет Потапенко. Отметим, что сведения о местонахождении М. и Д. Шахова и Ширшов в итоге получили не от сотрудников Крестов, а от других подследственных.

Материалы проверки по факту получения телесных повреждений заключенными М. и Д., как сообщает начальник регионального управления ФСИН, в соответствии со ст. 144, 145 УПК РФ направлены в отдел полиции по Колпинскому району. «Информация о совершении сотрудниками СИЗО № 1 противоправных действий в отношении обвиняемых М. и Д. не нашла объективного подтверждения», — подытоживает Потапенко. Отрицает он и неисправность системы вентиляции в Крестах (ее дефект или полное отсутствие также заподозрили проверяющие из ОНК): «Вентиляция в камерах СИЗО № 1 функционирует в соответствии с требованиями санитарных правил в изоляторах уголовно-исполнительной системы».

В ближайшее время Шахова и Ширшов намерены обжаловать ответ Игоря Потапенко в Главном управлении ФСИН России и в Генпрокуратуре РФ.