Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
«Город окружен, и все находящиеся в нем умирают голодной смертью»
Фото: РИА Новости

«Город окружен, и все находящиеся в нем умирают голодной смертью»

23 сентября 2021 12:41 / Общество

Судьба Ленинграда в планах немецкого генералитета: уникальные документы от военного переводчика Юрия Лебедева.

Немецкий писатель-баталист Хассо Стахов и немецкий военный историк Йоханнес Хюртер исследовали документы вермахта, касающиеся Ленинграда в годы войны. Независимо друг от друга они пришли к выводу: планы Гитлера и его генералитета относительно судьбы города различались.

Вот что говорится по этому поводу в книге Хассо Стахова «Трагедия на Неве»: «Гитлер опасался штурмовать Ленинград из-за того, что тот был подготовлен к взрыву, но одновременно мечтал сровнять его с землей с помощью артиллерии и авиаударов. В середине сентября 1941 года он заявил немецкому послу в оккупированном Париже Отто Абетцу <…>, что «осиное гнездо» Петербург (так в тексте. — Ред.), пронизывающее своим азиатским ядом территорию до самого Балтийского моря, должно исчезнуть с лица земли. Для этого нужно будет разрушить город артиллерией и авиацией».

Планы немецких генералов были более прагматичными. Они не собирались уничтожать Ленинград после его захвата. Подобными карами Гитлер грозил ранее Варшаве, Роттердаму, Парижу в 1939–40 годах. Позднее — Киеву, Москве и Ленинграду.


Цель везде была одна: вызвать панику среди населения этих городов, обратив его в бегство. 


«Еще в июле 1941 года офицеры немецких штабов разработали <…> варианты по захвату Ленинграда и решению вопросов, связанных с контролем, эксплуатацией, управлением, работой заводов и других учреждений, а также со снабжением», — пишет Стахов.

Ему вторит доктор исторических наук, профессор Йоханнес Хюртер, автор монографии «Вермахт под Ленинградом». В ней он излагает вариант штурма Ленинграда в сентябре 1941-го: «Планы в отношении Ленинграда у командования группы армий «Север» оставались неизменными. Они предусматривали его захват и концентрировались при этом прежде всего на важнейших вопросах управления, обеспечения безопасности и снабжения».

Далее идут ссылки на документы, находящиеся во Фрайбургском архиве вермахта и Вашингтонском архиве. Сообщается, что «вопросы управления готовились в тесном согласовании с начальником тыла группы армий «Север», который уже выделил для Ленинграда полевые и местные комендатуры и откомандировал в 18-ю армию с этой целью полковника Лизера, бывшего сотрудника Восточного отдела OKH».

В «Сообщении о поездке Кюхлера в 50-й армейский корпус 17 октября 1941 года» говорится о конкретных исполнителях: «Для захвата города были определены 50-й армейский корпус и полицейская дивизия СС, за которыми должны были следовать другие части полиции и службы безопасности SD. В качестве коменданта Ленинграда предлагался командир 50-го армейского корпуса генерал Линдеманн».

Рабочие заливают формы на одном из заводов осажденного Ленинграда, 1942 год. Фото: РИА Новости Рабочие заливают формы на одном из заводов осажденного Ленинграда, 1942 год. Фото: РИА Новости

Хюртер рассказывает, как планировались войсковые операции по захвату Ленинграда: «Начальник штаба 18-й армии полковник Хассе намеревался «самыми боеспособными силами проникнуть в город через максимальное количество улиц. Войсковые подразделения должны были сразу же задействоваться для поддержки полицейских сил с целью проведения систематических зачисток и лишь после этого постепенно отводиться из города».

15 сентября была составлена «Инструкция по обращению с населением Петербурга», предписывавшая направлять из захваченного города в пункты сбора военнопленных и концентрационные лагеря всех красноармейцев, милиционеров, коммунистов, комиссаров, евреев и «подозрительных элементов». Здесь у Хюртера в качестве доказательной базы приведены «Инструкция от 15.9.1941 г. отдела 1с (разведка/контрразведка) 18-й армии с пометкой «Копия начальствующему составу» и документы Нюрнбергского процесса.

Оставшихся в живых ленинградцев планировалось зарегистрировать, в первую очередь мужское население города, «так как следовало считаться с любого рода террористическими актами врага».

На Невском проспекте блокадного города. Ленинград, октябрь 1941 года. Фото: РИА Новости На Невском проспекте блокадного города. Ленинград, октябрь 1941 года. Фото: РИА Новости


Хюртер подчеркивает: «Каждое лицо мужского пола получит отличительный знак для контроля за его передвижениями».


В книге Стахова «Трагедия на Неве» говорится о том, что 5 сентября по приказу Гитлера Ленинград был объявлен «второстепенным театром военных действий». Группе армий «Север» предписывалось окружить город по наименьшему радиусу и принудить к капитуляции. Были предложены три варианта по обращению с гражданским населением:

«1. Город остается окруженным, и все находящиеся в нем умирают голодной смертью.

Преимущества:

  • большая часть коммунистического населения, которое следует искать в Петербурге, будет уничтожена;
  • не нужно кормить 4 миллиона людей.

Недостатки:

  • опасность эпидемий;
  • велико моральное воздействие на наши войска огромного количества людей, умирающих от голода, перед нашим фронтом;
  • вражеской прессе дается в руки эффективное средство пропаганды;
  • отрицательное воздействие на внутриполитическое развитие за линией русского фронта.

Предложение:

  • необходимо сильное заграждение перед линией нашего фронта;
  • Ладожское озеро должно быть полностью блокировано, иначе население Петербурга не умрет от голода.

2. Гражданское население пропускается через нашу линию фронта и отправляется в нашу тыловую зону.

Преимущества:

  • наша совесть чиста перед мировым общественным мнением, как и перед собственным народом, так как мы делаем для населения Петербурга все от нас зависящее;
  • мировая пресса будет в значительной степени лишена материалов для пропагандистского воздействия;
  • немцы, финны и лояльные к нам русские, проживающие в Петербурге, будут спасены.

Недостатки:

  • петербуржцы лягут тяжелым грузом на плечи местного населения в нашей тыловой зоне и поставят под угрозу наше положение с продовольствием;
  • угроза распространения эпидемий;
  • большая часть жителей, покинувших Петербург, будет по-прежнему голодать и оказывать сильное негативное моральное воздействие на наши войска;
  • часть коммунистических элементов просочится в нашу тыловую зону, они увеличат число партизан и вызовут прилив негативных настроений среди местного населения, которое в настоящий момент относится к нам лояльно;
  • боеспособное мужское население будет также направлено в лагеря военнопленных, увеличив число голодающих.

Предложение:

Упорядоченная отправка людей в глубокий тыл.

3. Отправка гражданского населения через коридор в тыл русских позиций.

Преимущества:

  • снятие с себя моральной ответственности;
  • у противника выбивается аргумент для ведения антигерманской пропаганды;
  • моральная нагрузка на немецкие войска будет несущественной».

«Мы освободимся от коммунистических элементов, — говорится в документе, — и положение с продовольствием в нашей тыловой зоне не ухудшится. Если русское руководство не примет население Петербурга, мы получим в руки пропагандистский материал против советского режима».

Строительство оборонительных сооружений на стрелке Васильевского острова в Ленинграде, 1942 год. Фото: РИА Новости Строительство оборонительных сооружений на стрелке Васильевского острова в Ленинграде, 1942 год. Фото: РИА Новости

В качестве недостатков разработчики этого плана видят то, что «во время транспортировки погибнет слишком большое количество людей», и то, что «вражеская пресса будет использовать «голодный марш» в пропагандистских целях. Негативному воздействию подвергнутся подразделения, которые будут заниматься строительством забора вдоль этого коридора.

Открытым оставался вопрос, будет ли русское руководство вообще принимать население города. В любом случае придется создавать глухой забор через Шлиссельбург и далее вдоль берега Ладожского озера, с тем чтобы для транспортировки людей было задействовано минимальное количество войск.

Хассо Стахов делает вывод, что все было продумано до мелочей: «Это касалось сдачи оружия и саперного имущества, автомобилей и лошадей, папок с делами, архивов, библиотек и произведений искусства, сырья и благородных металлов, больниц, электростанций и газовых заводов. Учтено было буквально все, включая количество фуража при сдаче скота и бензина для заполнения емкостей конфискованных автомобилей.

Были решены вопросы разделения города на районы, их блокировки и контроля за дорогами, аварийной подачи тока в случае выхода из строя центральной городской электростанции. Прописан был даже пункт о том, какие телефонные и телеграфные станции и с каким персоналом должны будут продолжать свою работу, а также кто будет заботиться о снегоуборочной и дорожно-строительной технике. Ну и, наконец, кто будет отвечать за разминирование взрывоопасных предметов и их ликвидацию».

Все эти планы так и остались на бумаге — Ленинград не сдался!

Юрий Лебедев, военный переводчик, член Союза писателей СПб, — специально для «Новой»