Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
«Мечта — вернуться в Петербург, когда Путин уйдет»
Фото: из соцсетей

«Мечта — вернуться в Петербург, когда Путин уйдет»

16 ноября 2021 17:43 / Политика

Познакомьтесь с Еленой Скворцовой — самым молодым иноагентом в реестре Минюста.

Лене — 22 года. Последние несколько месяцев она находится в Тбилиси, куда пришлось уехать после начала давления на правозащитный проект «Команда 29»* и скандала с ее отчислением из СПбГУ. Сейчас журналистка чувствует себя в безопасности, несмотря на то, что ее близкие живут в тысячах километров от Грузии. 

В Петербург Елена Скворцова переехала 4 года назад — девушка родилась в небольшом городке Усинске, в Республике Коми. Там провела детство, ходила в физико-математический класс.

«Папа, правда, всегда интересовался политикой (мама в этом плане была сдержаннее), — вспоминает Лена. — Когда я училась в 11-м классе, он предложил посмотреть фильм ФБК*** «Он вам не Димон». Тогда я узнала об Алексее Навальном, его проектах и стала читать много политических новостей. Так, шаг за шагом, погрузилась в повестку и решила поступать на журфак».

В 2017 году, увлеченная планами на будущее, Лена подала документы в Высшую школу журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ. Баллов немного не хватило для поступления на бюджет, но после первой сессии девушка смогла перевестись с платной основы.

Учеба давалась легко, конфликтов с преподавателями у Лены не возникало. Это давало возможность работать внештатником в региональных изданиях и заниматься другими проектами.

Окончательно связать свою жизнь с политической журналистикой Лена решила после последних президентских выборов:


«Я поняла, что происходящее в стране меня очень сильно задевает и тревожит. В первый свой пикет в поддержку независимых кандидатов и политзаключенных я вышла после «московского дела».


Тогда по-настоящему втянулась в политику и начала активно сотрудничать с Либертарианской партией России и движением «Весна», а также проектом Узник Online», — с придыханием рассказывает журналистка.

В декабре 2019 года Скворцова участвовала в организации Вечера писем политзаключенным: готовила листовки с портретами фигурантов уголовных дел, объясняла, о чем можно, а о чем нельзя писать заключенным, сама рассылала открытки по колониям.

Вечер писем политзаключенным. Фото из личного архива Елены Скворцовой Вечер писем политзаключенным. Фото из личного архива Елены Скворцовой

Движению «Весна» Лена помогала с информационным партнерством, вела социальные сети. Самая крупная акция, в которой участвовала девушка, состоялась в Петербурге возле офиса «Единой России» — в поддержку аспиранта МГУ Азата Мифтахова. Родители гордились Леной и в то же время переживали за нее.

Тогда, в январе 2021-го, она должна была привезти соратникам реквизит для акции. Когда Лена вместе с коллегой приехала на место, их задержала полиция. В тот день на активистов составили протоколы об административном правонарушении по «санитарной статье».

«Это была первая акция, на которую я приехала лично, — вспоминает Лена. — До этого больше работала «в тылу». Мое сотрудничество с «Весной» и ЛПР продлилось год: меня пригласили вести социальные сети и писать новости для правозащитного проекта «Команда 29», который возглавлял российский адвокат Иван Павлов**».

С участниками «Команды 29». Фото из личного Елены Скворцовой С участниками «Команды 29». Фото из личного Елены Скворцовой

Отчисление

Примерно тогда же у девушки начинаются проблемы в вузе. В студенческом СМИ «Развилка», которое редактировали ее однокурсники, Скворцова выпустила большой материал о женских тюрьмах. Именно в «Развилке» Лена захотела пройти и свою последнюю студенческую практику на 4-м курсе: документы одобрили в управлении университета, преподаватели дали добро. Однако на сессии девушку внезапно отправили на пересдачу — выяснилось, что у издания отсутствует официальная регистрация в Роскомнадзоре, а значит, юридически зачесть практику было нельзя (при этом, у других студентов 4-го курса очного отделения практику в «Развилке» приняли. Их экзамен состоялся несколькими днями ранее. М. К.).

Об этой громкой для студенческого Петербурга истории «Новая» уже рассказывала. На перепрохождение практики девушке официально было дано чуть больше суток, за которые Скворцова успела написать и опубликовать еще два текста в другом издании. Теперь итоговую комиссию не устроило количество знаков, представленных в итоговом отчете, после чего члены комиссии проголосовали за отчисление Скворцовой. Девушка подала на СПбГУ в суд с требованием признать это решение неправомерным.

«На восстановление я уже не надеюсь, просто из принципа буду обжаловать это решение», — объясняет Лена, добавляя, что поводом для отчисления, скорее всего, стала ее политическая деятельность и сотрудничество с «Командой 29», сотрудники которой, в том числе, представляли в суде интересы ФБК.

Фото из личного архива Елены Скворцовой Фото из личного архива Елены Скворцовой

Спустя несколько месяцев правозащитное объединение признают «нежелательной организацией», и Лена лишится работы. В целях безопасности близкие предложат переехать в Грузию. А 9 ноября журналистка обнаружила, что была внесена Минюстом РФ в реестр иноагентов.

«Я и мой молодой человек смотрели сериал тем вечером, — вспоминает Лена. — Мои бывшие коллеги начали обсуждать в чатах, что Ивана Павлова признали иноагентом. Позже я увидела, что в этом списке под номером «92» оказалось и мое имя.


Я расплакалась, потому что ничего не знаю о том, как подавать отчетность, какие сроки у меня есть…»


Единственно, в чем уверена журналистка, — это в своем желании вернуться на родину. Политическое убежище — радикальное решение, на которое Лена пока еще не готова.

«Пока конкретно сказать о том, с чем я свяжу свою жизнь дальше, я не могу, — размышляет она. — Конкретного места работы у меня сейчас нет. Но я точно уверена, что это будет связано с правозащитой. Моя мечта — вернуться в Петербург после 2024 года, если Владимир Путин покинет пост президента. Иначе буду искать альтернативные варианты».

Фото из личного архива Елены Скворцовой Фото из личного архива Елены Скворцовой

Мария Крылова, специально для «Новой»

*«Команда 29», **Иван Павлов — в списке СМИ-иноагентов

***ФБК — признан экстремистской организацией и запрещен в России

Елизавета Антонова