Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Свастика для истинных патриотов

11 апреля 2011 10:00

В Городском суде Петербурга на процессе по делу группировки Воеводина — Боровикова продолжаются прения. Адвокат Павел Лепшин, оправдывая действия подсудимого Артема Прохоренко, построил защиту на фактическом оправдании агрессии в адрес мигрантов и всех приезжающих в Петербург иностранцев. Он считает, что его подзащитный со своими подельниками — истинные патриоты.



Наколка у Артема Прохоренко: «Каждому свое»
Наколка у Артема Прохоренко: «Каждому свое»


Был ли мальчик?
Защита и подсудимые на процессе отрицают все: не было группы, не было сговора, не было организации, не было продуманных акций. Все происходило спонтанно и неожиданно для участников. Так, нападение на студента из Африки неподалеку от метро «Проспект Ветеранов» вышло о случайно — якобы подсудимые приехали туда просто погулять, потому что Боровиков сказал, что «африканские студенты торгуют наркотиками». А когда Боровиков с ножом напал на чернокожего студента, все остальные «увлеклись процессом». В результате этого «случайного» нападения на теле жертвы «случайным» образом оказалось 32 ножевых ранения.
Адвокаты даже заявили, что это африканец, оказывается, ударил их подзащитных, и они вынуждены были ответить ударом на удар — десятками ножей против кулака.
Защищаясь от обвинений в нацизме, все подсудимые объясняли, что и не подозревали о смысле тех изображений, которыми себя татуировали. Для них это были чисто славянские символы. И нацистскую литературу они не читали: как сказал Алексей Костраченков: «А кто видел, что я читал это?» Адвокат Алексея Воеводина Жанна Чурилова еще в 2010 году предъявила присяжным сборник «Еврейский катехизис» со словами: «Вот видите, они изучали историю и культуры других национальностей». Видимо, госпожа адвокат была не в курсе, что, во-первых, у иудеев нет катехизиса, а во-вторых, что данный сборник — одно из самых известных антисемитских изданий, сделанных еще в СССР.
Но главный аргумент подсудимых и их адвокатов, который они использовали, — во всем виноват исключительно Дмитрий Боровиков (застреленный при задержании), это он был одержим всякими идеями и жаждой крови, а остальные только слепо ему повиновались. Мол, у Боровикова было ружье, он был «бешеным», и поэтому его все боялись. Получается, что одного «бешеного» боялись несколько десятков «невинных» молодых людей, которые под воздействием этого страха в течение нескольких лет резали, стреляли — и продолжали ужасно бояться.

Просто ружье выстрелило…
Особую тактику защиты избрал адвокат Артема Прохоренко Павел Лепшин. Напомним, что именно Прохоренко стрелял через дверь и убил ученого и эксперта Николая Гиренко.
Вслед за своим подзащитным адвокат Лепшин несколько раз повторил присяжным, что все, совершенное сидящими на скамье подсудимых, — случайность, приключившаяся из-за отсутствия у них жизненного опыта, равнодушия общества и бездействия милиции. Например, нападение с ножами на двух армян в селе Никольское произошло только потому, что подсудимого Харчева, по его собственным словам, кто-то из армян однажды обидел. Он нашел Боровикова и Воеводина, которые, вооружившись ножами, поехали мстить за обиды, нанесенные их новому знакомому. «Они пытались достучаться до общества, но где была милиция, когда обижали Харчева? — взывал к присяжным адвокат Лепшин. — Вот они и сделали то, что должна была делать милиция! Это истинные патриоты! А к чему призывает прокурор? Осудить их?! Но ведь на их место придут другие, моложе и агрессивнее! Надо остановить насилие!»
Объясняя убийство таксиста Суюнова, господин Лепшин фактически оправдал агрессию в адрес мигрантов. «Большинство приезжает сюда наживаться на нас, а не работать! — завил адвокат Лепшин присяжным. — Вот если бы они работали, не было бы таких людей, как Воеводин!»
Свои монологи г-н адвокат периодически прерывал экскурсами в историю и социологию: «А вы знаете, что среди скинхедов много антифашистов и музыкантов? Знаете, что свастика — это всего лишь символ солнца?» — с такими вопросами Павел Лепшин постоянно обращался к присяжным. Судье Вадиму Шидловскому пришлось несколько раз прерывать речь адвоката, увлекшегося идеями своего подзащитного и его компании.
А когда адвокат Лепшин заявил присяжным, что они участвуют в «бессмысленном шоу», судья Шидловский резко одернул зарвавшегося адвоката словами о недопустимости оскорбления суда. «Вы не на шоу, и вы не клоун!» — повысил голос судья.
После первого перерыва от присяжных к судье поступила записка с вопросом: почему судья не останавливает выступление адвоката? На что судья Шидловский сказал, что может прервать адвоката только в том случае, если он уходит совсем в сторону от обсуждения обстоятельств дела.
Объясняя факт создания группы (который сами подсудимые отрицают), Лепшин повторил слова, якобы сказанные ему одним из подсудимых: «Нас же могли переловить поодиночке!» В итоге адвокат сделал вывод, что никакой идеологии в действиях подсудимых не было, за убийствами и разбойными нападениями стоят чисто социальные причины, и его подзащитный — жертва общества.
Описывая убийство ученого Николая Гиренко, адвокат Лепшин договорился до того, что назвал его «несчастным случаем». «Ну нельзя было убить из этого ржавого ружья! Оно же было старое, и капсюли для патронов подсудимые меняли. Вот оно и выстрелило», — развел руками адвокат.

Наталья ШКУРЕНОК


Детали обвинения
14 фигурантам инкриминируется 13 эпизодов преступлений. Их обвиняют в бандитизме, убийствах, разжигании национальной розни, незаконном обороте огнестрельного оружия, распространении экстремистской литературы.

Мнение прокуратуры
Участники группировки виновны в шести убийствах, в том числе гражданина Кореи, студента из Африки, гражданина Узбекистана, ученого-африканиста Николая Гиренко, который делал экспертное заключение по деятельности нацистских группировок «Шульц-88» и «Мэд Крауд».

Почему их называют «неонацистской группировкой»
По заключению экспертов, которые исследовали литературу, видеоматериалы и татуировки на теле фигурантов процесса, их содержание свидетельствует о нацистских убеждениях участников группы: свастика, немецкие кресты, стилизованные рунические молнии, символика организации СС — татуировка на телах Воеводина, братьев Костраченковых, Харчева видна даже в зале суда. Прокуратура предъявила присяжным фотографии, сделанные на предварительном следствии: например, на спине Артема Прохоренко надпись на немецком языке: «Каждому свое» — фраза, написанная гитлеровцами на воротах Бухенвальда. Среди изъятой у подсудимых литературы есть известный в нацистской идеологии журнал «Прямая линия. Шторм чистой крови», брошюры идеолога неонацизма Макса Хаммера «Путь вперед», «Полевое руководство», «Кровь и ужас» и др.