Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Спасение детей с риском для жизни врача
Фото: Николай Калин сидит в коридоре Фрунзенского районного суда во время первого процесса, весна 2015 года, фото Натальи Шкуренок

Спасение детей с риском для жизни врача

24 августа 2015 13:33 / Общество

Фрунзенский районный суд удовлетворил очередной иск Николая Калина, заведующего отделением баротерапии, и снял с него второй выговор

Доктор Калин, завотделением гиперборической оксигенации (ГБО) Детской городской клинической больницы № 5, выиграл второй суд против незаконных действий администрации больницы: в минувшую пятницу судья полностью признала правоту врача, отменила выговор и присудила ему компенсацию за моральный ущерб. Компенсация скорее условная – 5 тысяч рублей, но важен сам факт: суд во второй раз признает действия администрации больницы и ее главного врача Людмилы Исанкиной незаконными. И как теперь на это будут реагировать чиновники горздрава – вопрос, конечно, больше, чем на 5 тысяч рублей.

За героическим сражением Николая Калина с администрацией ДГКБ № 5 за право лечить тяжело больных детей в соответствии с законодательными нормативами, требованиями техники безопасности, здравым смыслом и человеческим состраданием «Новая газета» следит уже полтора года. И все это время единственный специалист по баротерапии единственного в Петербурге отделения ГБО вместо того, чтобы тратить все свое рабочее время и силы (а Николаю Гавриловичу уже 72 года), вынужден доказывать, что его не имеют права наказывать за исполнение служебного долга!

Напомним: скандал в ДГКБ № 5 между доктором Калиным и новой администрацией больницы разразился в феврале прошлого года из-за того, что администрация не провела плановую проверку оборудования и не продлила лицензию на работу барокамер («Новая» писала об этом 24.11 и 1.12.2014, 26.02 и 04.06.2015). В результате бароотделение какое-то время не работало, прошлой осенью в нем функционировала всего одна барокамера, а администрация больницы делала вид, что не происходит ничего особенного. После шума, который подняли СМИ, после вмешательства депутатов ЗакСа больница все-таки отремонтировала две старых барокамеры, а горздрав купил для нее новый аппарат. Теперь там работают три барокамеры, недавно появились медсестра и еще один врач – хотя по нормативам на каждую рабочую барокамеру положены врач и сестра. Росздравнадзор несколько раз проверял работу ДГКБ № 5, дважды наказывал администрацию больницы за нарушения и просчеты. В марте этого года, после публикации в «Новой», проверку в больнице инициировала прокуратура, и тоже нашла серьезные нарушения. В результате доблестная администрация начала борьбу с врачом: осенью 2014-го Калин получил первый выговор, весной 2015-го – второй. Доктор подал судебные иски с требованием снять наказание, первый выговор отменили 1 июня, второй – 22 августа.

Причина второго выговора Калину, на первый взгляд, выглядела внушительно: доктора наказали «за неоказание медицинской помощи ребенку». Что, согласитесь, требует даже не выговора, а более серьезных действий. Но в процессе судебного разбирательства оказалось, что врач никого не оставил без помощи, наоборот, всячески стремился ее оказать, а больница, пытаясь во что бы то ни стало наказать строптивого доктора, не только высосала из пальца повод для выговора, но еще и подтасовала документы!

Суть обвинений администрации такова: 26 января в отделении ГБО один за другим проходили лечение плановые больные. По словам администрации, днем Николаю Гавриловичу на отделение позвонила лечащий врач Гумматова и сказала, что у ее маленькой пациентки, проходившей лечение после отравления угарным газом, болит голова. И поскольку девочку уже подготовили для выписки, не мог бы доктор принять ее. Калин поинтересовался, в каком состоянии девочка. Оказалось, что по всем объективным данным девочка в удовлетворительном состоянии, самый главный показатель – уровень в крови карбоксигемоглобина (опасного для жизни соединения, возникающего в результате отравления угарным газом) – в абсолютной норме. Тогда врач предложил перенести сеанс ГБО на следующий день, потому что 26 января все время было занято другими пациентами. Лечащий врач Гумматова не возражала.

Кстати, в тот день произошли еще два эпизода, которые доказывают как раз высокую степень профессионализма и ответственности доктора Калина. Сначала привезли ребенка с отравлением угарным газом, и врач лично потребовал срочно доставить его на сеанс баротерапии – в течение ста минут мальчик лежал в камере, пока жизненные показатели не пришли в норму. А уже вечером Николай Калин остался работать сверхурочно, после окончания рабочего дня, чтобы провести сеанс платному больному (за эту работу Калину, кстати, так и не заплатили до сих пор).

Но когда в «Новой» вышел материал, а прокуратура начала проверять указанные в нем факты, администрация больницы быстро организовала заседание комиссии по трудовой и исполнительской дисциплине, которая вынесла Калину выговор. В составе этой комиссии была в том числе и начмед Починяева – именно она подписывала договор с платным больным и назначала время проведения сеанса. Но на заседании комиссии она об этом даже не упоминает. Не присутствовала на этом заседании и лечащий врач Гумматова. Администрация больницы – почему-то! – не потребовала от нее ни служебной записки, ни других письменных объяснений – почему она, лечащий врач, не добилась сеанса ГБО, если считала, что он крайне важен ребенку с головной болью? Ведь, согласно ст. 70 323-ФЗ, именно лечащий наделен полномочиями решать, как лечить больного, и именно он несет всю полноту ответственности за исполнение своих распоряжений. Но госпожу Гумматову не пригласили даже на судебное заседание в качестве свидетеля. Кстати, маленькая пациентка получила сеанс ГБО на следующий день и была выписана в удовлетворительном состоянии.

«Во время суда администрация больницы расписалась в своем полном бессилии и непрофессионализме, – считает Наталья Калина, дочь Николая Гавриловича, которая защищает своего отца уже во втором судебном процессе. – Судья Татьяна Мазнева задает вопрос заместителю главного врача Зиновьеву: «Вы исследовали все медкарты детей, которые в этот день получали сеансы ГБО?» Зиновьев пожимает плечами: «Нет, а зачем?» Да затем, чтобы решить, кому из пациентов повременить с сеансом ГБО, чтобы провести его для экстренного больного! Судья спрашивает: «Когда вы решили наказать Калина?» Зиновьев: «После проверки прокуратуры».

Как рассказала Наталья Калина (заседание суда было закрытым, поскольку там оглашались фамилии и диагнозы детей), заведующая токсикологическим отделением Кошелева на вопрос судьи: «Если вы считаете, что Калин совершил проступок, то почему вы в тот же день не сообщили о его нарушении администрации, почему не проконтролировали, получила ли больная нужную процедуру?» – только пожимала плечами и говорила что-то нечленораздельное. На вопрос, есть ли у них в больнице разница между назначением лечения острых больных и плановых, ответила – нет.  «А потом оказалось, что они документы подделали: подробный дневник всех медицинских манипуляций ведется на компьютере, и там нет записи о назначении лечащим врачом Гумматовой срочного сеанса баротерапии! – возмущается Калина. – И только потом, поверх распечатанного текста, уже шариковой ручкой написано, что сеанс назначен. Это же фальсификация, а юрист больницы Морозков даже не проверил эти факты!»

На суде выступил и приглашенный специалист – Андрей Киреев, д. м. н., завотделением ГБО Федерального государственного бюджетного учреждения «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины имени А. М. Никифорова» Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. Он дал высокую оценку действиям Николая Калина и подтвердил, что ребенку с головной болью абсолютно не требовалось в тот же день проводить сеанс ГБО.

И что же в сухом остатке? Очередное оправдание врача, который вместо того, чтобы лечить детей, отбивается от нападок администрации с риском для собственной жизни: Калин почти все лето провел в больницах или дома на больничном, он и сейчас продолжает лечение. А еще налицо подтасовка документов, нарушение врачебной этики – своими действиями администрация больницы создала в учреждении скандальную и нездоровую обстановку. Кроме того, даже если сейчас доктор Калин приступит к работе, он все равно в любой момент может оказаться нарушителем: администрация больницы не создала условия работы отделения ГБО в соответствии с требованием законодательства – на три работающие камеры нужны три врача и три сестры, а не два доктора и одна медсестра.

Но главное, что есть в сухом остатке, это полное бездействие чиновников горздрава и службы вице-губернатора Ольги Казанской, курирующей медицину. Все полтора года они наблюдают, как одна проверка за другой находят грубейшие нарушения в действиях администрации ДГКБ № 5 и ее главного врача, как борется с этими нарушениями доктор Калин, но до сих пор никто из чиновников не призвал больницу к ответственности и не вынес должную оценку этому безобразию.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close