Больше ничего не спросить у доктора Щеглова...
Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Больше ничего не спросить у доктора Щеглова...

21 декабря 2020 11:23 / Мнения

Ушел выдающийся медик и гражданин.

Ушел мудрый и ироничный Лев Щеглов. Знаменитый психотерапевт, психоаналитик и сексолог — и выдающийся гражданин, никогда не боявшийся говорить питерским (да и российским) властям в лицо все, что он о них думает, и выступать против их безумных идей.

Больше месяца он провел в 122-й больнице — с ковидом. И вроде бы уже шел на поправку, когда его снова «накрыло».

Неделю назад его перевели на аппарат ИВЛ. Это оставляло немного шансов (именно поэтому питерские медики стараются до последней возможности оттянуть перевод на ИВЛ, стараясь «вытянуть» больного другими методами), но мы все-таки надеялись, что эти шансы реализуются.

Надежды рухнули вечером в пятницу, когда его друг Алексей Лушников написал о кончине Льва.  

Конечно, он был больше всего известен по своему «сексологическому» направлению, особенно после многолетнего цикла телепередач «Спросите у доктора Щеглова», где они со своим другом Алексеем Лушниковым рассуждали о том, чего не было в Советском Союзе.

Книга с таким же названием, сделанная на основе этого цикла, стоит у меня на полке с автографом Льва и постскриптумом «На всякий случай...» 

Но, как мне кажется, — особенно в последнее десятилетие — Лев Щеглов был не просто умнейшим, знающим и востребованным экспертом (а он был и доктором медицинских наук, и профессором, и академиком, имел множество званий и наград), сколько одним из авторитетнейших лидеров городского общественного мнения.


«Камертоном», по которому очень многие сверяли свою позицию. Наряду со Стругацким, Граниным, Басилашвили, Сокуровым... 


24 февраля 2019 года на митинге памяти Бориса Немцова я как один из ведущих предоставлял Льву слово. И он сказал тогда, что убийство является самым страшным преступлением, а убийство по мотивам ненависти человека за взгляды является еще более страшным убийством. Что заказчик неизвестен, а те, кто должен раскрывать демонстративное убийство под стенами Кремля, не очень торопятся расследовать. Что достаточное количество мелких, подлых и бессмысленных людей методично разрушают мемориал памяти Немцова. Что и тех, кто это делает, и кто смиряется с происшедшим, — много, но это все люди прошлого. Но именно Борис Немцов и те, кто приносит цветы изо дня в день, — это и есть будущее России.

А еще — три года назад — Лев Щеглов выступал в проекте Татьяны Троянской и Валерия Нечая «Неэфирный портрет в Интерьерном», говоря то, что он не рассказывал в эфире. И сказал очень важные и точные слова.

Что президент Путин — плоть от плоти КГБ, и именно этим объясняются многие его поступки. Что в душе у каждого есть влечение к агрессии, власти и насилию, и противовесом им может быть только культура, и здесь очень важны родители и воспитание. Что влечению к власти и деформации личности могут противостоять понятия «честь, совесть и достоинство». И что, увы, не только народ достоин своего правителя, но и правитель достоин народа... 

Я был на этой встрече и спросил у Льва: если в последние годы, после санкций и международной изоляции, российской «элите» стало сложнее воровать здесь, а тратить там, то почему так и не реализовался исконно российский вариант — шарф, вилка, табакерка, хоровое исполнение «оказался наш отец не отцом, а сукою»? Что их удерживает от желания поменять «царя» и сделать все, как «при дедушке»?

Лев Щеглов в кабинете. Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге» Лев Щеглов в кабинете. Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Лев ответил, что президент тоже понимает эту перспективу, и это заметно по уровню охраны и перехваченной руке ребенка на встрече с ним. Что почему-то ничего не сделать с образованием и здравоохранением — но легко делается грандиозная перестройка с Росгвардией, и именно в силу такой мощной профилактики и не реализуются такие варианты. И что если в целом обещания Путина выполнены процентов на 6–7, то одно выполнено на 100% — создана «вертикаль власти»...  

В своем последнем эфире на питерском «Эхе» Лев Щеглов, когда речь шла о белорусских протестах, говорил, что ему и страшно, и тревожно за белорусов — и одновременно радостно: «Это, оказывается, люди, а не рабы, для рабской психологии необходимо вечное стремление к деньгам и власти: хочу бабла и командовать. А для свободного человека характерно стремление к свободе, чувству достоинства, избеганию унижения и подлости — это глубочайшая разница между рабами и свободным человеком, который не хочет жить в роли раба».

А еще он говорил, что «у нас всех есть и биологический, и социальный страх. За себя и за близких. Люди, выросшие при авторитарном строе, вообще склонны бояться, как сказал мой приятель-писатель: везде в бывшем СССР, там, где висят таблички «Здесь жил и трудился…», надо добавлять одно слово «жил и боялся»...

«В 2017 году Лев Щеглов, выступая на суде в Петрозаводске, защищал Юрия Дмитриева от гнусной клеветы, за которую тот до сих пор сидит, — вспоминает тележурналист Светлана Кульчицкая. — Он выступал как эксперт. И делал это блестяще. Он не был правозащитником, в расхожем понимании этого определения, он просто был защитником порядочных людей. И не боялся открыто говорить об этом».

У порядочных людей сегодня горе. На одного их защитника стало меньше.

Прощай, наш дорогой Лев.