Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Рентгенограмма городского мозга

Рентгенограмма городского мозга

11 марта 2013 10:00 / Экономика

Зачем было покупать старую медтехнику по завышенной цене?

Рентгеновские аппараты, которые должны были попасть в больницы и поликлиники в конце прошлого года по программе модернизации городского здравоохранения, окончательно доберутся до своих рабочих мест к марту года нынешнего. Но проблема не только и не столько в задержке поставок. Большой вопрос: способна ли вообще работать «модерновая» техника, за которую город с лихвой переплатил?

Сроки сорваны

Прежде чем продолжить рассказ о злоключениях рентгеновских аппаратов в Петербурге, мы вынуждены исправить ошибку, допущенную в январской публикации «Новой» (№ 2 за 2013 год). Техника действительно оказалась в медучреждениях с задержкой в два-три месяца. Или не оказалась пока вовсе. Ошиблись мы в персонаже: фирма «Мак Бразерс» свои 18 аппаратов поставила вовремя, в декабре 2012-го, это подтверждают и главврачи, и данные реестра госзакупок. Проблема возникла с техникой от другой фирмы — «Интелмед».

И касается эта проблема не только сроков.

Напомним, что в августе состоялся конкурс, в сентябре были подведены его итоги, в октябре заключены госконтракты, до конца декабря «Интелмед» должен был поставить свои 38 аппаратов в поликлиники и больницы.

Если верить данным федерального реестра госзакупок, в декабре или начале января технику получили только пять поликлиник: № 37, 96, 48, 60 и 25, еще с двумя — 99-й и 112-й — контракты тоже исполнены, хоть и в конце февраля. Для 18 учреждений срок поставки официально продлен до марта 2013-го. По поводу оставшихся просто нет записей об исполнении контракта. Где-то главврачи клянутся, что оборудование от «Интелмеда» у них работает. А где-то на простой вопрос, получили аппарат или нет, отвечают уклончиво.

«Если в двух словах, то получили», — попытался уйти от ответа главврач поликлиники № 3. — «А если подробнее?» «Ну понимаете, торги были, оборудование стоит», — пустился в объяснения доктор. — Оно работает? «Н-нет пока, — замялся он. — Понимаете, нужны еще регламентные работы, нужно подключение, его нужно запустить в эксплуатацию…»

Поликлиника № 3 относится к тем, для которых срок поставки продлен до марта. Если бы дело было только в этих трех месяцах, о них можно было бы не говорить, всякое бывает, когда речь идет о переезде четырех десятков аппаратов через нашу таможню. Но беда в том, что «Интелмед» в принципе не мог и не должен был выиграть этот конкурс. Каким способом удалось ему убедить комиссию — загадка.

Дорогой наш импорт

«Интелмед» выставил на конкурс французские рентгеновские комплексы «Стефаникс». Один из его конкурентов, фирма «Антей-мед», предложил аппараты производства петербургского завода «Электрон». Оставим за скобками непростую репутацию «Электрона» и вопрос о том, какая техника лучше — наша или импортная. Потому что есть пресловутый 94-й закон, который велит выбирать то, что дешевле. И есть правило, дающее преференции отечественному производителю, даже если у него цена выше на 15 %.

Город назначил максимальную цену за 38 рентгеновских комплексов — 551 млн руб. «Интелмед» заявил свою стоимость: 460 млн. «Антей-мед» предложил 387 млн. Казалось бы, судьба закупки решена.

«Протокол вскрытия конкурсных конвертов почему-то не был опубликован ни в день торгов, ни через сутки, как это должно быть, — рассказывает генеральный директор «Антей-Меда» Константин Бинько. — Никто не понимал, почему комиссия тянет». Через неделю все с удивлением узнали, что победил «Интелмед». Можно было бы порадоваться, что комиссия выбрала аппараты не по дешевизне, а по качеству. Кабы не одно но: по закону «Интелмед» должен был вообще вылететь из состава участников.

В заявке этой компании не был указан ряд обязательных характеристик оборудования. Одного конкурсанта комиссия за такое же нарушение исключила. А у «Интелмеда» не заметила, что в их предложении не указаны параметры «разрешение матрицы приемника рентгеновского излучения» и «размер пикселя».

Именно этим Бинько объясняет недельную задержку с публикацией протокола: возможно, решали, что с этим делать. «Через неделю, когда уже были опубликованы итоги конкурса, эти параметры загадочным образом появились, — удивляется он. — Но в аудиозаписи вскрытия конкурсных конвертов зафиксировано, что в их заявке этого не было!»

А потом выяснилось, что аппараты «Стефаникс», даже если бы заявка была оформлена правильно, вообще не могли участвовать в этих торгах.

Кроется в детали

В конкурсной документации были заложены вполне конкретные параметры оборудования. В частности, есть такая деталь — приемник излучения (без него рентгеновский аппарат превращается в муляж). В документации (Приложение 1.1. «Требования к техническим, функциональным характеристикам (потребительским свойствам) товара») указано, каким хочет видеть этот приемник заказчик: «плоскопанельный цифровой на основе аморфного кремния». Нам, людям несведущим, не понять, какими они еще бывают, но понятно, что аппараты с другими приемниками к конкурсу не допускаются.

В реестре Росздравнадзора зарегистрировано два рентгеновских аппарата фирмы «Стефаникс», у обоих приемник другой конструкции. «Чисто теоретически «Интелмед» может заменить одну деталь на другую, — объясняет Константин Бинько. — Но для того чтобы прибор с такими изменениями стал считаться медицинским изделием, он должен пройти испытания и быть зарегистрирован в Росздравнадзоре».

Что «Интелмед» собирался поставлять в петербургские поликлиники и больницы и что в итоге поставил — большой вопрос. Сами представители компании не стали давать «Новой» комментариев: трижды сослались на загруженность и отсутствие времени у руководства. Но мы не теряем надежды узнать точку зрения гендиректора «Интелмеда» господина Лебедева.

Модернизация по-нашему

Справедливости ради надо признать, что кто угодно на месте «Интелмеда» тоже не выдержал бы сроки: госконтракты были подписаны в октябре, а за два месяца привезти из Франции и установить почти четыре десятка сложных медицинских комплексов — задача практически невыполнимая. Это признают и конкуренты «Интелмеда».

«Я сознательно не пошел на тот лот, где разыгрывалось 38 аппаратов, — объясняет Андрей Козадаев, гендиректор фирмы «Мак Бразерс», выигравшей второй лот. — В том лоте, в котором я участвовал, фигурировало всего 18 единиц. Даже для такого количества мне пришлось рискнуть: я попросил завод заранее начать собирать аппараты. Мы понимали, что если проиграем конкурс, то худо-бедно 18 штук продадим. А вот 38 — на такие риски не пошел бы никто». Поэтому вопрос о сроках нужно адресовать тем, кто придумал проводить конкурс за три месяца до конца бюджетного года. «Можно было провести конкурс еще в начале 2012-го, — продолжает Андрей Козадаев. — Поликлиники были известны, количество было известно, объемы финансирования, никаких неизвестных в этом конкурсе не было вообще».

Но кроме горящих сроков, организаторы заложили в конкурс еще и загадочное соотношение «цена — качество». Готовы были купить оборудование за миллиард без малого: по лоту № 1–551 млн руб. на покупку 38 цифровых рентгенодиагностических комплекса на три рабочих места каждый, по лоту № 2–234 млн на 18 штук. То есть по 13–14 млн за аппарат. «За эти деньги можно было купить самое современное оборудование, какое только есть в мире, — утверждает Андрей Козадаев. — Еще и сэкономить по паре миллионов на каждом аппарате. Можно принципиально изменить службу рентгеновской диагностики в городе».

И ведь конкурс так и назывался: «Поставка стационарных цифровых рентгеновских аппаратов… в рамках реализации Программы модернизации здравоохранения Санкт-Петербурга на 2012 год». Ключевое слово — «модернизация». Но при таких деньгах параметры приборов, по словам Андрея Козадаева, в документации были заявлены средненькие: «Это все равно что оснащать таксопарк «Ладами», когда денег выделяют на мерседесы в максимальной комплектации».

Он рассказывает, почему сам легко победил в своем лоте: просто выставил ту цену, какую действительно стоят приборы, соответствующие параметрам. У него получилось дешевле почти вдвое. «А по тому лоту, где победил «Интелмед», реальная стоимость ниже заявленной раза в полтора, — подсчитал он. — При таком количестве, 38 штук, производитель даст скидку, поэтому такой аппарат может стоить миллионов десять, а никак не четырнадцать».
«Интелмед» победил с ценой 12 млн. Город щедро заплатил. Разницы хватило бы еще на десяток рентгеновских комплексов.

Напоследок маленькая виньетка: регистрационные удостоверения на аппараты «Стефаникс» в Росздравнадзоре датированы 2003 и 2004 годами. Регистрация этой техники, закупленной «в рамках программы модернизации», истекает в 2013 и 2014 годах.