Обласканный вслепую
Фото: Крыльцо "воссозданной" дачи Бенуа готово к церемонии открытия под эгидой председателя КГИОП

Обласканный вслепую

8 февраля 2016 15:09 / Культура

Благодарность главе КГИОП обеспечили голоса незнаек

Большинство депутатов, поддержавших награждение главы КГИОП, затруднились привести конкретные примеры вклада Сергея Макарова в спасение памятников. И признали, что имеют весьма смутное представление о том, что делается в сфере охраны наследия. Против проголосовали те, что в теме: депутаты, известные своей деятельностью на ниве защиты памятников.

Услуга низкого качества

Весть о вынесении благодарности ЗакСа главе КГИОП не нашла отражения на официальном сайте ведомства – о ней не упоминается ни в разделе новостей, ни в разделе «Пресса о КГИОП». Последний пополняется с чрезвычайной избирательностью: притом что в общем информационном потоке комитет поминается чуть ли не ежедневно, в выборку для его сайта порой по два месяца не находят ничего пригодного (не содержащего критики). А тут и выбирать было особо не из чего. Одно расстройство уже от заголовков, где «благодарность» соседствует со словами «абсурд», «скандал», «негодование», «пощечина», «низкий поклон», «протесты» и «требования отставки».

Надо полагать, Сергей Макаров уже и сам не рад всей этой затее, спровоцировавшей вал критики на его голову: и СМИ, и оппоненты в Мариинском, и вставшие у его стен гражданские активисты припомнили разом все проколы. В итоге благодарность хоть и была вырвана с боем (наскребли 28 голосов из 50), но и без того лилипутский рейтинг чиновника опасно накренился к плинтусу.

Церковь святителя Николая Чудотворца и св. мученицы царицы Александры при Путиловском заводе

Характерно, что все те депутаты, которые в большей или меньшей степени вовлечены в работу по защите наследия и знакомы с положением дел не понаслышке, оценили деятельность Сергея Макарова крайне негативно и проголосовали против – как Алексей Ковалев, Борис Вишневский, Вячеслав Нотяг, Максим Резник, Ирина Комолова (всего – 14).

А те, что обеспечили принятие «нужного» решения, имеют об этой сфере весьма поверхностное представление, если не сказать – ни черта не смыслят. Что подтверждают и результаты опроса, проведенного нашими коллегами среди проголосовавших «за». Поскольку в представлении к награждению использовалась формулировка «за выдающиеся личные заслуги по сохранению объектов культурного наследия Санкт-Петербурга», парламентариев попросили привести примеры таких заслуг применительно к конкретным объектам.

Партия сказала – надо!

Анна Евстигнеева призналась корреспонденту Закс.Ру, что никак не пересекалась с главой КГИОП на ниве градозащитной деятельности, но поддержала предложение потому, что «оценивалась не только его работа на посту главы комитета».

Из той же логики исходил и Сергей Соловьев. Соглашаясь при этом, что, «может, и есть вопросы к тому, насколько добросовестно Макаров исполняет свои обязанности на посту председателя КГИОП», и даже не исключая возможности «согласиться с критикой, которую высказал депутат Максим Резник». При этом депутат Соловьев не скрывал, что проголосовал «за» «потому, что так сказала партия».

Подчинением требованиям партийной дисциплины объяснили свой выбор также Игорь Высоцкий и Сергей Никешин. Оба при этом подчеркнули, что у них нет претензий к чиновнику, знают его давно, относятся прекрасно. Хотя, сдается, отсутствие претензий и личного неприятия не тянут на «выдающийся личный вклад».

Депутат Александр Кущак заявил, что не взаимодействовал с Сергеем Макаровым вовсе («это не мой профиль») и «не участвовал в обсуждении того, вручать ему благодарность или нет». Но доверяет «своим товарищам, которые принимали данное решение».

В самой возможности донести до избирателей свою позицию – которой, собственно, и предложил воспользоваться наш корреспондент, – господин Кущак усмотрел чуть ли не заокеанскую каверзу. «Почему вы вообще спрашиваете? Задаете провокационные вопросы в стиле американских корреспондентов!» – возмутился парламентарий.

Евгений Марченко пояснил, что отсутствовал в зале заседаний по семейным обстоятельствам, но за него «по доверенности голосовала соседка – депутат Светлана Нестерова». При этом депутат не смог припомнить не только каких-нибудь заслуг главы КГИОП, но и что именно препоручил соседке: «В доверенности я указал обязательство проголосовать за назначение членом Горизбиркома Михаила Петрова и поддержать законопроект о выборах, а вот поручал ли я голосовать за благодарность Макарову – не помню».

С больной головы на здоровую

А депутат Андрей Черных усмотрел признаки проблем с головой как раз у тех из своих коллег, что выступили с критикой председателя КГИОП – только потому будто бы, что вечно путают его с прошлым председателем Александром Макаровым: «Многое, что говорилось сегодня о Сергее Макарове, относилось к его предшественнику-однофамильцу. Люди, которые пламенно выступали с трибуны, не понимали, что это два разных Макарова. Многое, что приписывалось главе КГИОП, относится к его предшественнику. И я голосовал совершенно спокойно, потому что понял, что коллеги заблуждались в своей критике».

Представленную Андреем Черных версию массового заблуждения оппонентов ни один из «выступивших с трибуны» не посчитал возможным оценить иначе как полную чушь.

Так, Алексей Ковалев заявил: «Я, слава богу, в здравом уме – в отличие от некоторых. Спутать одного Макарова с другим невозможно в принципе, настолько разнится их отношение к делу. С прежним главой КГИОП Александром Макаровым у нас случались споры. Однако в отличие от нынешнего председателя, выказывающего абсолютное равнодушие к судьбам памятников, его предшественник как раз искренне болел за порученное дело, активно зачищал комитет от засевших в нем коррупционеров вроде Гришина. Которого Сергей Макаров в комитет возвращает, да еще публично нахваливает как прекрасного работника. Этот прекрасный работник сейчас перед судом предстанет по коррупционному делу. Или другой пример: благодаря вмешательству первого Макарова нам удалось остановить снос Дома Шагина и запустить процесс его полноценной защиты через присвоение статуса памятника. А второй Макаров продавил сокращение предмета охраны этого дома до одной лицевой стены. Как тут можно перепутать одного с другим?!»

Борис Вишневский также склонен характеризовать выбранную коллегой Черных аргументацию как попытку прикинуться дураком: «Свою критику действующего главы КГИОП я строил на конкретных примерах – как Конюшенное ведомство или Дом Мордвиновых, где Сергей Макаров публично отстаивал интересы инвесторов, исходил из соображений экономической выгоды проектов. Я не раз в присутствии многих свидетелей в лицо ему заявлял: вы себя ведете так, будто имущественным блоком руководите, а не комитетом охраны памятников. По Дому Мордвиновых у нас теперь с ним суд, где мы требуем признать незаконным выданное комитетом в июле 2015 года разрешение. Я что, по мнению коллеги Черных, не соображаю, с кем и по какому поводу сужусь?»

Сомнительные достижения

Из опрошенных депутатов только двое предприняли попытку привести конкретные примеры вклада Сергея Макарова в дело спасения культурного наследия. Но обе оказались провальными.

Андрей Васильев указал на восстановление Путиловской церкви (пр. Стачек, 48): «В советское время у храма обрубили купола и башни, оставили как сарай, испоганили. Сначала в этом здании находился заводской клуб «Красного Путиловца». Потом фабрика «Север». В 2000-х годах фабрику выселили, а здание передали церкви. Я участвую судьбе храма с 2012 года, и Макаров мне лично очень помог в этом деле… При Макарове это здание приобрело статус вновь выявленного объекта культурного наследия».

Для сведения: данное здание включено в перечень выявленных объектов культурного наследия еще в 2001 году, значится в списке под № 785: «Церковь святителя Николая Чудотворца и св. мученицы царицы Александры при Путиловском заводе (с домом для переодевания невест)» (Санкт-Петербург, Стачек пр., 48, лит. А, Б). С 2006 г. велись комплексные ремонтно-реставрационные работы цокольного и первого этажей, был раскрыт проход к церкви с проспекта Стачек, а к 2010 г. выполнена по согласованию с КГИОП реставрация паперти. В 2013-м по заказу комитета разработана научно-проектная документация (включая комплексное обследование объекта) на реставрацию, оплаченная из городского бюджета в сумме свыше 2 млн рублей. Собственно, при Сергее Макарове осуществлялись дальнейшие шаги в заданном ранее направлении – по итогам проведенного в прошлом июне конкурса был заключен контракт на проведение историко-культурной экспертизы (еще около 1 млн), ее выводы представили на сайте комитета в минувшем декабре. Как именно «участвует в судьбе храма» сам депутат Васильев и в чем именно «очень помог ему лично» Макаров, осталось неясным.

Сомнительны и заслуги чиновника в деле так называемого восстановления дачи Бенуа, которое попытался причислить к «выдающимся заслугам» депутат Анатолий Дроздов. В изложении парламентария история разворачивалась так: «В 2001 году дача сгорела. Когда я работал главой МО «Академическое», то получал много обращений жителей, которые просили восстановить дачу. Многие инвесторы отказывались от этого проекта. И вот где-то два-три месяца назад меня пригласили на открытие выставки в отстроенной даче. На этом мероприятии выступал Сергей Макаров, который поддержал восстановление памятника. Я незнаком лично с Макаровым, но он так вдохновенно рассказывал об истории Петербурга тогда, что я понял, что он не лукавит, говорит от сердца. Это здорово, когда молодые энергичные люди знают историю страны и защищают ее».

Из рассказа депутата (опустившего основную событийную часть – что же случилось в промежутке между тем, как он перечитывал обращения жителей, и тем, как Макаров, образно говоря, перерезал ленточку) опять-таки не сделаешь никаких выводов о личном вкладе. Оно, впрочем, может, в данном случае и к лучшему. Потому что результат специалисты оценивают крайне негативно – как постройку «муляжа», но не воссоздание памятника. Деревянную дачу воспроизвели из бетона, стены обшили досочками, влепили стеклопакеты, крышу покрыли металлочерепицей по стальным балкам. Диковато выглядит массивное крыльцо (тут тебе и бетон, и кирпич, и булыжный камень, и полированный), ведущее к остекленному тамбуру с уже даже не прикидывающейся исторической дверью а-ля «магазин 24 часа».

По мнению одного из авторитетнейших специалистов в области реставрации объектов деревянного зодчества Михаила Мильчика, подобные работы вообще не имеют смысла: «Это уже никакой не памятник, а подделка. Ни о каком воссоздании тут не может быть и речи».

Градозащитники еще с 1990-х пытались привлечь внимание к гибнущим объектам комплекса Лесной молочной фермы Бенуа с парком и двумя прудами (памятник регионального значения).

К 2008-му – «принимая во внимание многочисленные обращения граждан» – вопрос вынесли на рассмотрение правительства Петербурга. Валентина Матвиенко, раздав по серьгам Комитету по культуре и КГИОП, поручила выставить обремененный охранными ограничениями объект на торги. Только в 2011 году четыре входящие в комплексный памятник здания, включая дачу, приобрела компания «БестЪ». Восстановление дачи и реставрация остальных построек были прописаны в условиях продажи. Процедура согласований тянулась довольно долго – во всяком случае, по состоянию на конец 2013 года весь пакет разрешительных документов не был собран. На тот момент, когда КГИОП возглавил Сергей Макаров, строители только начали сооружать бетонную коробку с металлической арматурой под видом «воссоздания» деревянного памятника. Так что Сергей Владимирович имеет возможность некоторого выбора – то ли откреститься от приписанной ему депутатом Дроздовым сомнительной заслуги, то ли разделить ответственность за такой результат.