Градозащиту приравняли к подрывной деятельности
Фото: Александр Петросян

Градозащиту приравняли к подрывной деятельности

18 мая 2016 14:42 / Культура / Теги: градозащитники

Попытки воздействовать на градостроительную политику Минюст поставил в один ряд с дискредитацией власти

Пока градозащитники обсуждали на общероссийском съезде апрельские поручения Владимира Путина о привлечении общественных движений к реализации государственной культурной политики, Минюст подбивал «доказательную базу», позволяющую подвести таких общественников под большие неприятности.

Не тереби госорганы

О содержании ежегодного доклада «О деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента», направленного Минюстом в Госдуму 28 апреля, стало известно после майских праздников благодаря публикации «Ведомостей». На сайте ведомства доклад до сих пор не представлен. По мнению Минюста, НКО дискредитируют решения руководства страны, его внешнюю и внутреннюю политику, проводимые реформы и принимаемые законы не только в сфере международных отношений или регулирования интернета, но и в градостроительной политике.

Языком, далеким от человеческого понимания, подчеркивается, что указанная деятельность направлена «на оказание воздействия – непосредственного или путем формирования общественного мнения – на принятие государственными органами решений и проводимую ими государственную политику, а также нацеленность на публичный резонанс и привлечение внимания со стороны государственного аппарата и (или) гражданского общества».

То есть общественная работа по защите памятников, усилия независимых экспертов по совершенствованию охранного законодательства, критика градостроительной политики рассматриваются как деятельность политическая, причем в одном ряду с «вредительской», дискредитирующей власть и проводимую государством политику.

Константин Михайлов, член координационного совета «Архнадзора» и главный редактор сайта «Хранители Наследия», оценивает выстраивание подобных цепочек как «прямое оскорбление людей, занимающихся самой что ни на есть патриотической деятельностью – сохранением культурного наследия, одной из основ национальной идентичности». Он отмечает, что ни в действующем законе об НКО, ни в уточняющем понятие их политической деятельности законопроекте, предложенном Минюстом в 2016 году, градостроительная политика не упоминается.

Кто кого дискредитирует?

Анализируя доклад Минюста на сайте «Хранители Наследия», Константин Михайлов оценивает его как «самое оригинальное исполнение поручений президента РФ об общественном участии и контроле в сфере сохранения культурного наследия».

Поручения эти, напомним, были даны Владимиром Путиным по итогам заседания Совета при Президенте РФ по культуре и искусству (опубликованы на kremlin.ru 4 апреля с. г.), где обсуждались и проблемы сохранения культурного наследия. Администрации Президента РФ поручалось «представить предложения о привлечении общественных движений, организаций и объединений к решению задач государственной культурной политики, а также к осуществлению контроля в сфере сохранения культурного наследия народов Российской Федерации». Органам исполнительной власти предписывалось «образовать общественные советы по вопросам культурного наследия, наделив их правом рассмотрения архитектурно-строительных, реставрационных проектов и проектов по приспособлению объектов культурного наследиянародов Российской Федерации для современного использования».

Такие советы, к слову сказать, много лет действуют в Петербурге – это Градостроительный совет и существующий при городском правительстве, возглавляемый губернатором Совет по сохранению культурного наследия. Положения об их деятельности утверждены постановлениями Смольного. Оба совета призваны способствовать повышению эффективности принимаемых городскими властями решений – то есть «воздействовать» на них, если сверяться с формулировками Минюста.

В Положении о Градостроительном совете прописано, что он создан «в целях реализации единой государственной политики в сфере градостроительства и архитектуры в Санкт-Петербурге, выработки рекомендаций в области градостроительной и архитектурной деятельности». Он уполномочен «вносить в Правительство Санкт-Петербурга предложения по совершенствованию деятельности исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга в области градостроительной и архитектурной деятельности».

К задачам Совета по сохранению культурного наследия отнесено «содействие в определении основных направлений государственной политики Санкт-Петербурга по сохранению, использованию, популяризации и государственной охране объектов культурного наследия». А среди закрепленных за ним функций значится даже рассмотрение разногласий, возникающих по вопросам сохранения наследия между КГИОП и иными лицами.

То есть обоим советам изначально «пришита политика» и вменено воздействовать на принимаемые властью решения, причем закреплено это постановлениями городского правительства.

Действующим документом является и «Петербургская стратегия сохранения культурного наследия (принята постановлением Правительства Санкт-Петербурга в 2005 г.). Где, среди прочего прекрасного, фиксируется: «Без общественного участия невозможна эффективная охрана культурного наследия», «следует заручиться поддержкой общественности при принятии мер защиты объектов культурного наследия от сноса и незаконного изменения строений, уничтожения археологического наследия, при запрете нового строительства, несовместимого с местами, представляющими исторический интерес» и прочая.

Со времен губернаторства Валентины Матвиенко градозащитники привлекаются к экспертной работе, корректировке законодательства, участию в совещаниях профильных комитетов и ведомств, включаются в состав рабочих групп.

В общем, в северной столице давно выстроен и функционирует механизм, который Президент Путин еще только поручил развивать и распространять по всей стране. А Минюст этот самый механизм считает дискредитирующим политику РФ и решения органов власти политических деяний. Так кто кого дискредитирует?

Петербургский опыт богат и на вынесенные по искам градозащитников судебные вердикты, признавшие незаконными решения чиновников. Хотя, по логике Минюста, общественные организации не должны сметь даже критиковать – под страхом огрести по полной за подрывную деятельность.

Кстати, наиболее преуспевшим в оспаривании таких незаконных решений у нас считается Николай Лаврентьев, и. о. руководителя Группы ЭРА. Лаврентьев (при участии которого выиграно свыше 20 судебных процессов) представляет наиболее радикальное крыло градозащиты и, что должно быть особенно приятно составителям доклада об НКО, является аттестованным экспертом Минюста по проведению антикоррупционной экспертизы нормативных актов.

1 комментарий:

Татьяна Ивановна - лауреат премии "Золотое перо России", опубликовала очередную статью в защиту великой Культуры и градозащитного движения. И мне совершенно не жаль пострадавших от её испепеляющих аргументов махинаторов. Рекомендую!

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.