В круге третьем

В круге третьем

25 мая 2016 12:43 / Судебная хроника / Теги: судопроизводство

Начался новый виток рассмотрения дела о школьницах, сбитых в день выпускного бала. На этот раз к делу подключилась городская прокуратура

21 июня 2012 года на набережной Лейтенанта Шмидта Владислав Кондратьев своим автомобилем Audiсбил школьнц: Катя Соболева погибла, Вероника Соколовская осталась жива. С тех пор Василеостровский суд дважды оправдывал Кондратьева, а вышестоящие инстанции дважды отменяли этот приговор. Теперь рассмотрение пошло по третьему кругу.

Президиум горсуда отменил приговор Василеостровского районного суда, так как допущенные судьей Гершевским нарушения Уголовно-процессуального кодекса «искажают саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия».

УПК в голове не укладывается?

В первую очередь президиум, конечно же, обратил внимание на судебный эксперимент, проведенный 12 декабря 2014 года. Напомним: судья в тот день вдруг решил лично замерить скорость бега потерпевшей Соколовской. При этом, как справедливо отмечает президиум, обстоятельства эксперимента имели мало общего с тем, что реально происходило в трагический день 21 июня 2012 г. на набережной Лейтенанта Шмидта. В частности, Соколовская бегала во дворе Василеостровского суда одна (в момент ДТП девушки двигались, держась за руки, и тянули друг друга в разные стороны) и в более удобной обуви.

Получив таким образом необоснованные данные, Гершевский потребовал от эксперта Александрова прямо в зале суда провести новые расчеты (в результате чего и решил, что Кондратьев якобы не имел технической возможности остановиться до столкновения, а значит, не виноват). Между тем президиум утверждает, что в таком случае необходимо назначать новую экспертизу, поставив перед экспертом дополнительные вопросы, на которые он должен отвечать письменно, обдуманно, в тиши своего кабинета – а не перед всем миром в стрессовой ситуации. И выводы эксперт делает тоже самостоятельно, причем суду не дозволяется интерпретировать их как попало.


Неужели Гершевский действительно так плохо разбирается в УПК, что не мог предвидеть отмену настолько необоснованного приговора? Или все-таки судьи Василеостровского суда, несмотря на очевидные доказательства вины, дважды оправдывали Кондратьева по какой-то другой причине?


120 км в час, на красный и на зебре

Третий раз судить Кондратьева выпало Виктории Волковой. 23 мая состоялось очередное заседание, на котором был выслушан свидетель Д.

Именно его показания как профессионального водителя легли в основу следственного эксперимента, который был проведен сразу после ДТП, в 2012 году, – так как из всех свидетелей он лучше всех видел, что произошло.

Как рассказал свидетель в суде, он ехал по набережной Лейтенанта Шмидта навстречу Кондратьеву, остановился на загоревшийся красный свет и внезапно услышал громкий рев двигателя. Это была Audiподсудимого. Кондратьев не просто не остановился: он объехал другой автомобиль, также затормозивший на красный, и вырулил на перекресток, набирая скорость. Во время столкновения с девушками, которые, как выразился свидетель, «семенили на высоких каблуках туфель, как будто слишком больших для них по размеру», скорость Audi, на его взгляд, составляла 120 км/ч. Столкновение – в этом он уверен – произошло прямо на зебре.

Несмотря на уверенность, с которой свидетель Д. рассказывал о том, что помнит, адвокат Кондратьева все же пытался извлечь из ситуации максимум для своего клиента. Например, он пытался выяснить, помнит ли свидетель, какое крепление было у туфель девочек. Он долго колебался и толком ответить на этот вопрос не смог, поясняя, что не слишком хорошо разбирается в женской обуви. В выступлении перед журналистами адвокат заявил, что в том числе в связи с этим точная картина происшествия не может быть установлена.

Как пояснила мама погибшей Кати Соболевой, Ольга Харитонова, в деле есть фотофиксация и детальное описание злосчастных туфель, по которым можно с должной точностью восстановить картину. И свидетелю вовсе не обязательно помнить все мельчайшие детали, если он помнит главное – как все произошло.

Родители Кати не теряют надежды, что в этот раз суд вынесет справедливый приговор и все наконец закончится. Им удалось пробиться на прием к прокурору Петербурга Сергею Литвиненко. После этого процесс не просто был взят на контроль городской прокуратурой – на заседаниях даже присутствует ее представитель. Будем надеяться, это позволит судье Волковой не упускать из виду элементарные требования УПК, как это случилось с ее коллегами Ковиным и Гершевским.