Четырнадцать
Фото: Алиса Кустикова

Четырнадцать

22 июня 2016 03:05 / Общество

Волны несколько часов выносили на берег до смерти замерзших детей.

Карельская деревня Кудама дугой тянется вдоль Сямозера. В восемь утра 19 июня сюда, босиком ступая по песчаной косе, пришла 12-летняя Юля. На берег ее выбросило почти без сознания – до Кудамы пришлось плыть в очень холодной воде.

Юля стучалась в пустые дома, пока не нашла местных. Им девочка сказала, что на Сямозере в шторм перевернулись лодки с детьми.

О том, что произошла трагедия, людям стало понятно сразу. Вслед за Юлей на берег Кудомской бухты вынесло мальчика, его обнаружила жительница Марина, когда пошла на берег полоскать белье. Ребенок был мертв. Волны еще несколько часов выносили на берег до смерти замерзших детей.

Спасатели с турбазы

На берегу Сямозера и сейчас видны следы ненастья. Шторм выбросил на берег камыш, пни и водоросли. Утром 19 июня отсюда, с турбазы «Кудама», на поиски детей вышли на лодках егерь Андрей Севереков и кочегар Владимир Дорофеев.

О том, как в деревне проходила поисковая операция, «Новой» рассказывает администратор турбазы Татьяна Кустышева. Именно здесь 19 июня развивались основные события: сюда спасатели доставили детей, здесь с ними работали врачи и психологи.

На турбазу детей привозили группами. Сначала на берег доставили две лодки по 10 человек, позже спасателям удалось обнаружить еще две группы: в одной трое детей, в другой – шестеро. Первые две группы обнаружили Севереков и Дорофеев.

О крушении Татьяна рассказывает со слов детей. 18 июня отряд на рафте и двух каноэ должен был плыть к Змеиному острову, где предполагалось разбить лагерь и остаться на ночевку. Однако к вечеру 18-го погода испортилась. Как рассказывает Татьяна, между двумя инструкторами даже возник спор – плыть или нет? Поплыли. Через 40 минут, после того как группа отошла от берега, перевернулась первая лодка, потом вторая.

Трагедия произошла 18 июня в 16 часов, спасательная операция была объявлена 19 июня в 12 часов. С момента крушения прошло больше 20 часов.

Оказавшись в ледяной воде, часть детей смогли доплыть до берега. По словам Татьяны, спасательные жилеты на детях были.

– На острове дети сбились в кучку, накрылись полиэтиленовой пленкой, под которой провели ночь. Так их и нашли – наши ребята увидели пленку издалека. Дети замерзали. Их привезли к нам.

Первая группа, которая провела ночь на острове под пленкой, пострадала больше всех.

– На берег они вышли босиком, – вспоминает Татьяна. – Дети мне сказали, что обувь скидывали в воде, чтобы не утонуть.

На турбазе затопили баню. Выдали детям полотенца и сухую одежду, потом в столовой отпаивали горячим чаем с блинчиками.

– Дети были очень голодными, попросили хлеба и еще почему-то молока. Три девочки пожаловались на боль в сердце, – рассказывает Татьяна. – Лекарства до прибытия медиков давать, конечно, не стали, это запрещено, только напоили травяным чаем и валерьянкой.

К приезду медиков у детей поднялась температура.

– Маленькая девочка лет семи и маленького росточка все время кричала, я спросила, что болит, она сказала – все, – вспоминает Татьяна.

Ночевать на турбазе никого не оставили. Первую группу увезли из деревни в час дня, последнюю – в четыре. Родственники встречали детей в Петрозаводске. Вечером 20 июня в городе прошла акция «Свеча памяти». Организованная стихийно – всего за четыре часа, она собрала около трехсот человек. Люди принесли свечи и красные гвоздики, объявили минуту молчания в память о погибших.

В Карелии сейчас работают следователи. В ходе обыска изъяты документы в управлении республиканского Роспотребнадзора.


20 июня турбаза опустела. От пирса отплывают лодки со спасателями, над озером кружит вертолет – продолжаются поиски пропавшего без вести 12-летнего мальчика.


Вертолет садится прямо на картофельное поле. Спасатели просматривают еще не проверенные участки, согласуют маршрут. Поиски продолжаются.

Гиблая вода

Погода здесь непостоянна: безветренное утро сменяется мощными порывами ветра, по серой глади озера бегут кудрявые барашки. Солнце заходит за тучи, и Сямозеро выглядит совсем мрачно.

– Коварное озеро, – говорит Олег Игнатьков из соседнего села Эссойла. – В заглубинах штиль, а за мысом – волна. Редко бывает, чтобы за год никто не утонул. Зимой, как только лед встанет, кто-нибудь из рыбаков пропадает – прорубь, трещина… А летом, если местные в шторм попадают, то сутками напролет ночуют на островах, пережидают.

Олег вспоминает, как пару лет назад на Сямозере пропал его друг Коля, поехал за ряпушкой и не вернулся.

– Колю только через месяц обнаружили, унесло на 15 километров. Бывает, идешь – тишь да гладь, а потом в течение получаса может подняться такая волна, что конец! 17 июня днем еще не было сильного ветра, а к вечеру, часов в 6–7, начался шторм.

Олег замечает: 16 июня он, как и все жители Карелии, получил СМС-сообщение от МЧС о надвигающейся непогоде. В пресс-службе ведомства «Новой» подтвердили: «Предупреждение было, рассылалось в день шторма и за день до шторма». Более того, и в лагере предупреждение получили, утверждает со слов детей Татьяна Кустышева.

В день катастрофы на Сямозере порывы ветра достигали 17 метров в секунду, высота волн – выше двух метров. Поход на надувном плоту и каноэ в такую погоду – сущее безумство, говорят в МЧС. Температура воды в день крушения была на уровне 14 градусов. Местные замечают, что за июнь она совершенно не успела прогреться.


Шторм, погода и неприспособленные плавсредства – это не полный список трагических ошибок, которые допустили организаторы похода.


МЧС требует от руководства детских лагерей согласовывать маршрут со спасателями. Представитель ведомства заявил «Новой», что в этот раз согласования не было. Еще одна деталь: по данным МЧС, информация от руководства лагеря о крушении не поступала вообще, о трагедии спасатели узнали от местных жителей.

Даже если принять во внимание, что после крушения группа потеряла возможность связи с Большой землей, остается совершенно непонятным:почему за 20 часов в лагере не забили тревогу, обнаружив, что отряд не выходит на связь?

P. S. По факту трагедии возбуждено уголовное дело по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц» (ч. 3 ст. 238 УК). Подозреваемым грозит до десяти лет тюрьмы. На сегодняшний день их пятеро: директор лагеря Елена Решетова, ее заместитель Вадим Виноградов, сотрудники Валерий Круподерщиков, Регина Иванова и Людмила Васильева.

В день подписания номера пресс-служба Следственного комитета сообщила о возбуждении второго уголовного дела – по статье «Халатность».

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.