Долгая дорога к музыке
Фото: Елены Лукьяновой

Долгая дорога к музыке

16 сентября 2016 09:38 / Культура

Впервые в России глухие дети вышли на сцену петь и танцевать

Потеря слуха и абсолютная глухота не преграда для того, чтобы петь, танцевать, играть на рояле, гитаре или скрипке. С помощью современных медицинских технологий глухой ребенок теперь может услышать звуки. После операции прежде ничего не слышавшие дети начинают понимать речь, говорить, а некоторые из них обнаруживают музыкальный талант.

Первый в России международный фестиваль для детей с нарушениями слуха «Волшебная симфония» задумали и провели родительское объединение «Я слышу мир!», петербургский ЛОР НИИ и «Петербург-концерт». 14 сентября мальчики и девочки, которые или никогда не слышали, или потеряли слух в раннем возрасте из-за болезни, выступили на сцене Государственной Академической Капеллы. В Петербург приехали юные дарования из разных городов России, Белоруссии, Украины, Узбекистана и Казахстана. Всего заявки на участие прислали 72 ребенка (самому маленькому – 4 года). Лучшие из них вышли в финал. На сцене Капеллы они дебютировали не только сольно, но и вместе со звездами российской эстрады. А из зрительного зала, помимо родителей и врачей, на них смотрели такие же лишенные слуха воспитанники специнтернатов из Петербурга и Ленобласти. Организаторы уверены: своим примером начинающие артисты могут вдохновить сверстников – поверить в свои силы, найти себя в музыке или еще в чем-то, не опускать руки.


«Кто слышал эти слова, тот знает, что они звучат как приговор: «Ваш ребенок ничего не слышит», – говорит Елена Зыкина, бабушка финалистки «Волшебной симфонии» 11-летней Дианы Приходько из Днепропетровска.


Елена Михайловна пережила это трижды: без слуха родилась ее дочь, глухими появились на свет обе внучки, Диана – старшая. «Мы понимали, что находимся в группе риска, – продолжает она, – но все равно сначала надеялись на чудо, искали подтверждения тому, что малышка слышит. А потом поехали в Киев на консультацию, и там врачи нам сказали: оставьте надежду – абсолютная глухота. Мы долго ждали квоту на кохлеарную имплантацию (операция по восстановлению слуха. – Н. П.), на Украине она стоит около 28 тысяч евро, за свой счет не сделать. А когда дождались, нам сказали: «Вам в голову вошьют годовой бюджет районной больницы! Не каждому выпадает такой шанс. Уж постарайтесь использовать…»

Финалистка международного фестиваля «Волшебная симфония» 11-летняя Диана Приходько (Днепропетровск, Украина) и ее бабушка Елена Зыкина

Сама по себе операция – еще полдела. После нее ребенок должен научиться жить с приобретенным слухом, что очень непросто. По мнению медиков, занятия музыкой, вокалом или танцами – большое подспорье в этом. Диана Приходько играет на скрипке.

«Инструмент мы не выбирали – он выбрал нас, – шутит бабушка. – Диане советовали вокал, но несколько лет я не могла найти преподавателя, который бы согласился заниматься с внучкой. Едва педагоги узнавали о нашей проблеме, сразу делали большие глаза и нас отфутболивали. А пять лет назад подружка Дианы, слышащая девочка, стала учиться играть на скрипке. Тогда ее мама попросила, чтобы учитель взглянул и на Диану. Тот согласился, и оказалось, что у нее есть не только музыкальный слух, но даже талант».

За последние два года девочка уже третий раз выходит в финал международных музыкальных фестивалей для детей с нарушениями слуха. Дважды ездила в Польшу – именно там в 2015 году впервые затеяли музыкальный фестиваль для глухих детей «Ритмы улитки», а в июле этого года провели его уже во второй раз. В Варшаве побывали и некоторые другие не слышащие, но талантливые дети из России, Казахстана, с Украины, из Белоруссии и Грузии.

Фото

  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»
  • Фоторепортаж: «Долгая дорога к музыке»

«Мы поняли, что талантов среди таких детей предостаточно, – объясняет руководитель родительского объединения «Я слышу мир!» Дмитрий Куликов. – Поэтому и задумались: почему бы нам не повторить этот опыт в России? Немаловажно, что нас все поддержали: и власти, и бизнес, и медики, и деятели культуры. Все известные артисты согласились выступать бесплатно, когда мы им рассказали об этих детях. Конечно, мы бы очень хотели дать возможность сыграть, спеть и станцевать на профессиональной сцене всем, кто прислал заявки, но пришлось ограничиться полутора часами финального концерта. Для жюри из музыкантов, режиссеров и специалистов по слухоречевой реабилитации было очень нелегкой задачей выбрать, кого пригласить на выступление в Капеллу».

По поводу восьмилетнего Никиты Милютина из поселка Нижнесортымский (Сургутский район) у жюри сомнений не было. Он запомнился еще по выступлениям в Польше, где так сыграл на фортепиано песенку крокодила Гены, что родственник композитора Владимира Шаинского Вадим Бродский (в Варшаве он был членом жюри) прибежал к ребенку за кулисы знакомиться. А польская оперная певица Алиция Венгожевска (тоже член жюри) публично призналась, что Никита покорил ее сердце, и попросила сделать селфи с мальчиком на память.

Никита Милютин и его преподаватель из Нижнесортымской музыкальной школы, лауреат многих международных конкурсов Вячеслав Корнивский

«Никита родился восьмимесячным, почти месяц находился на аппарате искусственной вентиляции легких, ему кололи антибиотики – спасали жизнь, расплата за это – потеря слуха, – рассказывает мама мальчика Любовь Милютина. – Однако до трех лет мы не понимали, что сын не слышит. Врачи говорили: не волнуйтесь, мальчики всегда позже открывают рот, у него глазки умненькие, заговорит».

Но заговорил Никита только после кохлеарной имплантации в 2012 году. Потом стал ходить в бассейн, играть в шашки и шахматы, начал учить английский язык, но главное хобби – игра на фортепиано и флейте. Именно хобби, связывать с музыкой свою жизнь 8-летний вундеркинд пока не планирует, он метит в пожарные.

«Даже если музыка не его призвание или он этого еще не осознал, то точно его дар, – считает преподаватель мальчика из Нижнесортымской музыкальной школы, лауреат многих международных конкурсов Вячеслав Корнивский. – Никита все схватывает на лету, у него потрясающие успехи. В июле в Варшаве Никита играл песенку крокодила Гены, которую мы специально выучили, и в Петербурге тоже планировали ее исполнить. Но неожиданно нас попросили сыграть «Солнечный круг», и мы выучили новую песню за месяц! Причем за этот месяц я успел съездить в отпуск. Никита мне звонил, и я по телефону слушал, как он играет. Потом Никита с семьей уехал в санаторий. Слава богу, там нашелся рояль. Ученик играл, а я опять по телефону слушал. Ну и здесь, в Капелле, на репетициях мы пытались урвать любую минутку, когда свободен рояль, чтобы порепетировать».

Везде, где могли, до последнего момента, репетировали танец и участники фестиваля из Узбекистана (самому младшему – 6 лет, самому старшему – 12), все семеро – с кохлеарными имплантами.

«Мы ночью пять часов летели из Ташкента в Петербург, – рассказывает один из руководителей танцевального коллектива отец двоих танцоров Максут Махмудов. – Самолет маленький, битком забитый, так они в проходе устроили репетицию! Сами не спали и никому не дали. Тем не менее весь салон им аплодировал, нам даже никто замечания не сделал! Потом в ресторане гостиницы опять репетировали, тоже сорвали аплодисменты. И вот как они поверили в себя – первый раз выступают, а совсем не волнуются, мы волнуемся больше».

Первый раз в жизни вышла на профессиональную сцену с латиноамериканским танцем и Элеонора Симонян из Новороссийска. На эту участницу с особым трепетом смотрели петербургские врачи. Элеонора потеряла слух в 2,5 года, после перенесенного менингита. Это было в 1999 году, когда о кохлеарной имплантации знали мало, делали редко.

Финалистка Элеонора Симонян (Новороссийск) исполняет латиноамериканский танец

«Нас оперировал сам главный врач петербургского ЛОР НИИ Юрий Янов, – вспоминает мама девушки Виола Симонян. – Дочка тогда была всего лишь 17-м по счету пациентом в клинике, которому делали кохлеарную имплантацию. Мы очень боялись, конечно, но другого выхода не было. Однако с тех пор мы ни разу не пожалели. Элеонора с отличием окончила школу. Она свободно говорит на русском и армянском языках, изучает английский. Сейчас она студентка юридического факультета Ереванского госуниверситета».


В петербургском ЛОР НИИ операции по возвращению слуха делают с 1998 года, а первые научные изыскания в этой области вели еще в 1934-м. Большинство детей, подавших заявки на конкурс, оперировались именно в этом медучреждении. У разных врачей, но всегда успешно.


«Не знаю, связано ли обретение слуха с пробуждением музыкального слуха, но думаю, мотивация совершенствовать речь и слух точно просыпается, – обратился к участникам фестиваля почетный гость «Волшебной симфонии», директор ЛОР НИИ, главный отоларинголог Петербурга, д. м. н. Юрий Янов. – Все знают, что глаза и уши – наши ворота для общения с миром. И хотя считается, что 98 процентов информации человек получает через органы зрения и только два процента – через органы слуха, однако сами можете посудить, насколько важны эти два процента! Немецкий философ Иммануил Кант говорил: «Патология зрения и слепота отделяет нас от мира вещей, а патология слуха и глухота – от мира людей». Я очень рад, что вас больше ничто и ни от кого не отделяет».