Закати-поле
Фото: Официальный сайт стадиона «Зенит-Арена»

Закати-поле

11 ноября 2016 10:26 / Экономика

Если выкатное поле «Зенит-Арены» оказывается фактически нереализуемым проектом — кто ответит за 10 млрд рублей, потраченные на этот бессмысленный тюнинг

На строительстве злополучного петербургского футбольного стадиона — очередной конфуз. На этот раз — с выкатным полем, одной из главных «фишек» стадиона: комиссия ФИФА выяснила, что вибрации на нем превышают допустимый уровень и в таком виде оно непригодно для официальных матчей. Проще говоря, играть на нем пока не стоит — получится примерно как на батуте. При этом ЧМ-2018 (а до него — Кубок конфедераций-2017) неумолимо приближается. И в каком виде к тому времени будет стадион — неизвестно.

Тем не менее питерские власти (а вместе с ними новоявленный вице-премьер Виталий Мутко) уверены, что все будет хорошо. Но с ними согласны не все: говорят даже о том, что придется вообще отказаться от выкатного поля и срочно монтировать обычный «невыездной» газон.

В общем, все по старой советской традиции: объекты строят в срок, но сдают — досрочно…

Выкатное поле (в свое время ради него увеличили стоимость строительства почти на 10 млрд рублей) в первый раз «закатили» в чашу стадиона 24 октября. Причем не без сложностей — по пути возникали заминки.

Сразу вспомнились опасения скептиков, высказывавшиеся еще пять лет назад относительно необходимости выкатного поля, которое если уж застрянет в пути — то его почти невозможно будет сдвинуть с места.

Через неделю поле выкатили обратно — для зимней консервации. А затем приехала комиссия ФИФА, члены которой решили попрыгать по полю, после чего стало известно, что нормативы по вибрации превышены в семь раз.

Играть на таком «пружинящем» поле, само собой, затруднительно. И совсем невозможно проводить на нем матчи Кубка конфедераций и ЧМ.

Причины, как говорят специалисты, — в облегчении конструкции (по сравнению с заграничными аналогами), основание которой выполнено не из железобетона, а из стали, и в ее недостаточной жесткости. Была бы тяжелее и жестче — меньше бы пружинила. Недостатки надо срочно исправлять — для этого уже предлагаются рецепты. Начиная с установки полутора тысяч домкратов под полем и заканчивая утяжелением и укреплением основания…


Впрочем, в Смольном не очень волнуются: сразу после приезда комиссии ФИФА вице-губернатор Игорь Албин, отвечающий за строительство, заявил о «рабочем визите и рабочих замечаниях», среди которых нет неустранимых.


3 ноября на стадион приехал Виталий Мутко, который, как сообщил официальный сайт питерской администрации, провел совещание и заявил, что «стадион и подготовка его к завершению строительства идет по графику», а с полем имеет место «штатная ситуация». Мол, «выявлены определенные недоработки, которые были при проектировании и строительстве допущены, сейчас они будут устранены, есть план по их устранению и краткосрочный, и перспективный».

Что касается перспектив, то Мутко выразил уверенность, что в конце года стадион будет сдаваться в эксплуатацию, хотя «январь, февраль, март настройки будут». Говоря о вибрациях, вице-премьер пустился в длинные рассуждения о том, что  «поле на нестабильной основе закатывается в стадион и, естественно, там требуются определенные усиления», а «допущенные ошибки, технологические неточности, отклонение от проекта были в числе причин расторжения контракта с предыдущим генподрядчиком». Дополнительных денег из бюджета на устранение недоделок, по его словам, не потребуется.

Игорь Албин, который последние месяцы практически переселился на стадион и реально прилагает массу усилий для его «доводки», тоже не считает ситуацию с вибрацией поля критичной.

По его мнению, когда «впервые за всю историю строительства стадиона поместили наше выкатное футбольное поле внутрь чаши стадиона и тут же начали проводить замеры, мы понимали, что вибрации избежать в полном объеме не удалось, как любая подвижная конструкция, оно вибрирует». По словам вице-губернатора, необходимо усиление конструкции поля, при этом «план мероприятий по ликвидации вибрации на поле, согласованный с ФИФА, у нас существует».

Хотелось бы разделять этот оптимизм — но, что называется, есть вопросы.

Главный из них очень прост: чем тяжелее поле — тем сложнее будет его выкатывать и закатывать обратно. И оно может перестать вибрировать, но начать застревать (см. выше). Попросту говоря, может возникнуть выбор: поле или ездит, но трясется — или не трясется, но и не ездит.

Вряд ли питерские власти (и особенно — организаторов ЧМ) устроит любой из этих вариантов. Поэтому возникла мысль о том, что можно бы и не закатывать поле назад — оставить его снаружи, а в чаше стадиона оборудовать обычный газон. Глядишь, вырастет к лету 2017 года (к Кубку конфедераций).

Заметим, что такой вариант категорически не устроит тележурналистов — именно там, куда сейчас выкачено поле, планируется зона для телевизионщиков на время чемпионата мира.

Этим, однако, дело не ограничится. Неминуемо возникает вопрос: если выкатное поле оказывается фактически нереализуемым проектом — кто ответит за упомянутые 10 млрд рублей, потраченные на этот бессмысленный тюнинг? Губернатор Георгий Полтавченко и вице-губернатор Игорь Албин скажут, что они унаследовали идею выкатного поля от предшественников (что чистая правда). Но вот незадача: предшественники не очень досягаемы для привлечения к ответственности. Ведь ключевые решения по стадиону принимались экс-губернатором, а ныне главой Совета Федерации Валентиной Матвиенко…


Кстати, и идея «сушить и проветривать» выкатное поле в Петербурге с его хорошо известным климатом и в условиях «осенне-весенней» формулы российского футбольного чемпионата (в дальнейшем стадионом будет пользоваться «Зенит») в свое время подвергалась серьезной критике.


Тогда от критиков отмахнулись — но сегодня, когда в ноябре (при вовсю идущем российском чемпионате) в Петербурге на дворе обильные снегопады и температура под минус 15 градусов, представляется, что отмахиваться не следовало. В такую погоду стационарный газон, кстати, можно делать разве что из ягеля. А когда нет матчей — пускать на него попастись северных оленей…

Все это было бы смешно — если бы не было грустно. А времени крайне мало: комиссия ФИФА просит, чтобы за месяц до проведения первого матча Кубка конфедераций поле находилось в режиме «неприкосновения».

Это значит, что все технические вопросы надо решить до 17 мая 2017 года. Осталось полгода, которые фактически и решат судьбу питерского «проекта века».