Символу стойкости примеряют компромиссное решение

Символу стойкости примеряют компромиссное решение

13 ноября 2016 21:42 / Общество

Легендарной подстанции на Фонтанке, спасенной от сноса усилиями ветеранов и градозащитников, ищут нового хозяина, с деньгами

Приспособление всего здания под экспозиции, посвященные подвигу блокадного Ленинграда, на сегодня не в числе приоритетов – пеняют на нехватку бюджетных средств. Хотя на патронируемый РПЦ выставочный центр Смольный сумел найти 1,4 миллиарда рублей.

В поисках смыслов

Борьба за спасение бывшей тяговой подстанции № 11 (наб. Фонтанки, 3а), обеспечившей весной 1942-го возобновление движения трамвая в блокадном Ленинграде, длится девятый год. Проект строительства многоэтажного отеля на ее месте провалился, само историческое здание включили в реестр памятников, но пока не решен вопрос дальнейшего его использования, тревога остается.

Возможные варианты приспособления блокадной подстанции обсудили недавно в библиотеке им. Маяковского представители градозащитного сообщества, депутатского корпуса, учреждений культуры.


Симптоматично, что ни одной чиновничьей физиономии среди приглашенных к участию заинтересованных лиц так и не появилось


Оценивая предпринятые по сохранению подстанции усилия, координатор движения «Живой город» Юлия Лобанова-Минутина выделила главное: «На наших глазах все это время происходило восстановление утраченных смыслов общего городского пространства, и точкой их кристаллизации стала именно блокадная подстанция на Фонтанке. И та память, и то значение, которые она успела приобрести за последние годы, никуда не денутся. Теперь важно подхватить эту эстафету. Необходимо убедить город, что слова несостоявшегося застройщика о том, будто здание невозможно использовать, это неправда».

Казалось бы, единственно верное и справедливое решение должно исходить из главной, неоспоримой ценности этого объекта как живого символа мужества жителей блокадного Ленинграда. По факту эта подстанция давно вошла в единый маршрут памяти, вместе с мемориальной табличкой у места блокадной проруби на Фонтанке, Аничковым мостом со следами снарядов, Домом радио и блокадным репродуктором, театром Музкомедии и Музеем обороны и блокады Ленинграда в Соляном переулке. Которому бы и передать здание – вот, казалось бы, самое бесспорное и справедливое решение.

Рисунок Анны Белоусовой «Маршрут памяти»

Впрочем, директор музея Сергей Курносов особого энтузиазма на этот счет не выказывает. Соглашается, что здесь должно быть музейное пространство, но какое именно, не так уж принципиально: «Главное, что эти стены удалось отстоять. А кто станет владельцем, какой музей – обороны и блокады Ленинграда, филиала «Горэлектротранса» или цирка, – это другой вопрос. Для нас частнособственнический инстинкт в данной ситуации не важен. У нашего музея экспозиция – это весь город, все здания, пережившие войну».

Цирк со своим интересом

У Большого государственного цирка Санкт-Петербурга с упомянутым инстинктом обстоит несколько иначе, там своей заинтересованности не скрывают:

«Как говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло», – оценивает успех противников строительства апарт-отеля директор цирка Михаил Смородкин. По его признанию, руководство цирка очень пугала возможность получить у себя под боком стройплощадку. Цирк делит с подстанцией общий двор, а в случае возведения здесь гостиницы оказался бы просто заблокирован с тыла – а именно оттуда подвозятся грузы с декорациями или клетками с крупными животными. «Тогда нам пришлось бы грузить их либо через парадный вход – но разборка его дверей исключена, потому что они охраняются КГИОП, либо через купол, который тоже невозможно разобрать. Если мы лишимся этого двора, город лишится стационарного цирка», – настаивает директор.

По его словам, за почти полуторавековую историю цирковой музей собрал обширную коллекцию экспонатов (связанных в том числе и с годами войны и блокады), но нехватка площадей не позволяет все достойно представить.

Администрация цирка уже распорядилась о постоянном патрулировании всего периметра здания, и видеокамеры на него направлены. Конкретных проектных предложений у цирка пока нет, но на словах обещают половину, а то и 70 процентов всех площадей (4000 кв. м) отвести под экспозиции о блокаде. Остальное, скорее всего, пойдет под административные нужды. По оценкам Михаила Смородкина, затраты на приспособление подстанции могут составить около 300 млн рублей.

Дядя Вова обойдется без дяди Васи

Цирк, заручившись поддержкой министра культуры, уже обратился к правительству и губернатору Петербурга с просьбой передать ему здание подстанции. Если ее уважат, объект восстановят за счет федеральных средств, пообещал Владимир Мединский на прошедшей 26 октября коллегии. «Это будет нормальное государственное решение – не дяде Васе передается, а цирку. Иначе памятник так и будет стоять и разрушаться», – заявил министр.

При этом Владимир Мединский увязывает финансирование и с еще одним условием: включением Цирка Чинизелли в структуру Росгосцирка. Депутат Сергей Боярский, попытавшийся на коллегии отстаивать сохранение самостоятельности петербургского цирка и упомянувший, что такую позицию поддерживают и городские парламентарии, получил в ответ очень жесткую отповедь министра: «Тогда у петербургского ЗакСа деньги и просите!»

С последствиями предпринятой прежде попытки передачи «дяде Васе» Петербург еще окончательно не разобрался. Напомним, что изначально проектом строительства апарт-отеля на месте блокадной подстанции занималась 100-процентная дочка «Корпорации С» Василия Сопромадзе – компания «Ройял Гарденс Отель». Летом 2013 года ее поглотила Группа ЛСР, в кресло гендиректора которой переместился из Смольного Александр Вахмистров – в бытность свою вице-губернатором обеспечивший получение нужных согласований по проекту. Стоит также напомнить, что сооснователем «Корпорации С» наряду с Василием Сопромадзе и ее генеральным директором (до 2004 года) был министр транспорта Максим Соколов, которого нынче называют наиболее вероятным сменщиком Георгия Полтавченко на посту губернатора Петербурга.

Теперь, после того как Смольный объявил об отказе в его реализации, ЛСР рассчитывает получить полумиллиардную компенсацию. Переговоры по уточнению суммы еще не завершены, но соответствующая поправка закладывается в проект городского бюджета, подтверждают в Комитете финансов. Хотя, по мнению депутата Бориса Вишневского, вступая в проект, «в Группе ЛСР прекрасно знали, что никакое новое строительство здесь, в охранной зоне ОРЗ-1, невозможно, и если они сознательно шли на риск, какая тут может быть компенсация?»

Деньги есть, да не про вашу честь

В градозащитной среде мнения относительно такого компромисса разошлись. Одни готовы принять компромиссный вариант, предполагающий лишь какую-то меру присутствия блокадной тематики, и называют предложенный цирком вариант оптимальным в сложившихся обстоятельствах. Другие убеждены, что никакие половинчатые решения тут недопустимы.

Нет единства даже в президиуме петербургского ВООПИиК. Например, Сергей Васильев и Павел Никонов считают, что город обязан обеспечить создание здесь полноценного музейного пространства, посвященного исключительно блокаде. Тогда как Александр Кононов и Алексей Ковалев рассматривают предложение цирка как наиболее реалистичный из имеющихся вариантов и вполне приемлемый – при условии, что создание мемориальной блокадной зоны будет прописано в договоре в качестве обременения. В эту зону следует включить видимую с Фонтанки часть здания, остальное задействовать под нужды цирка. Дополнительные площади можно получить за счет перекрытия двора, считает Алексей Ковалев, и предлагает также подумать над вариантом соединения двух зданий посредством пробивки прохода в более поздней пристройке подстанции (1950-х годов, не входит в границы памятника).

Автономный активист Михаил Дружининский не желает рассматривать предложение цирка как единственную альтернативу «запустению и разрушению». Он не считает, что ресурс давления на власти исчерпан, и склонен видеть корень зла скорее в отсутствии политической воли в Смольном, нежели денег в казне.


На днях, например, стало известно о губернаторской поправке к проекту бюджета-2017, согласно которой 1,4 млрд выделяется на строительство возле СКК выставочного комплекса «Россия – моя история».


Исторический парк с таким же названием, объединивший три мультимедийные экспозиции (от Рюриковичей до Победы 1945 года), с размахом был открыт в прошлом году в Москве, а к нынешнему Дню народного единства пополнился экспозицией, охватывающей послевоенный период. Автор идеи – епископ Тихон (в миру Георгий Шевкунов), ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре и куратор экспертного совета Фонда гуманитарных проектов, силами этих двух структур она и была воплощена в жизнь при финансовой поддержке «Норникеля».

Реализация петербургской версии исторического парка (площадью 14 тыс. кв. м) поручена принадлежащему Комитету имущественных отношений АО «Центр выставочных и музейных проектов». Он же займется созданием нового здания для Музея обороны и блокады Ленинграда, на что город готов потратить также 1,4 млрд. Оказывается, и с местом для него уже определились: бывший участок главной водонапорной башни «Водоканала» на Смольной набережной. Генераторы способов освоения бюджета уже транслируют из желтого дома по соседству идеи создания здесь целого музейного квартала с новообразованиями вроде «Центра толерантности».

«И при этом они говорят, что нет денег на сохранение блокадной подстанции как мемориально-экспозиционного пространства!» – негодует Михаил Дружининский.

Недоумевает и глава парламентской комиссии по образованию, культуре и науке Максим Резник: «Зачем что-то создавать с нуля, когда годами не решаются насущные проблемы уже существующих музеев? Почему у нас через имущественный блок расставляют приоритеты в этой сфере, берутся оценивать и брать в работу какие-то концепции, не спрашивая мнения не только у профессионального музейного сообщества, но и у депутатов, у нашей парламентской комиссии? Может быть, идея национального парка и замечательная, но мы ничего о ней не знаем, никаких аргументов никто не приводит. Кто и почему решил, что этот проект важнее, чем создание блокадного музея в здании подстанции на Фонтанке или полноценное финансирование приспособления Конюшенного ведомства? Такие вещи надо обсуждать до того, как закладывать в бюджет, а не после. Мы обязательно вынесем на свою комиссию эти вопросы и сделаем все возможное, чтобы повлиять на ситуацию, воспользовавшись депутатским правом корректировки бюджета».