«Воин Христов» против «ЛГБТ-спецназа»
Фото: Михаил Масленников

«Воин Христов» против «ЛГБТ-спецназа»

1 февраля 2017 22:19 / Политика

Встречи избирателей с депутатами без согласования с исполнительной властью в Петербурге будут запрещены, потому что такие встречи могут «привести к Майдану».

Такого мнения придерживается депутатское большинство в ЗакСе. Нечто подобное можно было предвидеть еще в субботу, когда на Марсово поле в формате встречи с депутатами пришло около пяти тысяч человек протестовать против передачи Исаакиевского собора в ведение РПЦ – после отказа властей в проведении полноправного митинга, а также акции в режиме Гайд-парка.

В Москве запрет на уличное общение депутатов с избирателями случился уже давно. Петербуржцам москвичи даже завидовали – «у вас еще свобода и демократия». Однако, как выяснилось из слов единоросса Александра Тетердинко, оппозиционные депутаты не ценили предоставленной им демократии, а использовали эту возможность как лазейку: «Мы прикрываем лазейку, когда вы под статусом депутата обходили закон о массовых мероприятиях. Мы смотрели на это сквозь пальцы, но после 28 января на это сквозь пальцы смотреть нельзя». Что такого катастрофического для города и правопорядка случилось и 13 января на Исаакиевской площади и 28 января на Марсовом поле во время встреч с депутатами Борисом Вишневским, Максимом Резником, Оксаной Дмитриевой и Алексеем Ковалевым – непосвященному человеку понять трудно.

Акция на Марсовом поле 29 января // Фото: Елена Лукьянова

Но посвященные объяснили. Оказывается, некие ЛГБТ-активисты (которые являются «ЛГБТ-спецназом» «Яблока») обманом завлекли граждан на мероприятие, целью которого было оскорбить чувства верующих православных. А после этого мероприятия обманом же дали им билеты в Исаакиевский собор, куда ворвалась толпа оскорбителей и помешала церковной службе. Поэтому встреч с депутатами без разрешения допускать нельзя, иначе будет «Майдан».

Это краткое резюме патетических выступлений спикера Вячеслава Макарова и упомянутого Тетердинко, который возглавлял творческий депутатский коллектив по подготовке целых двух инициатив – запрета несогласованных депутатских встреч и примерного наказания граждан, с Марсова поля по билетам пришедших на экскурсию в Исаакиевский собор и сфотографировавшихся с буквами, составившими фразу «Музей народу!».


Еще год назад стилистику, которой блеснул Макаров, можно было бы предположить разве что в устах Виталия Милонова.


Спикер назвал себя «воином Христовым», заявил, что все оскорбители чувств отныне «вне закона», «вне системы нравственных и человеческих координат». А «мы все объединены единой православной верой и евхаристией». Удивляться тому, что все население пятимиллионного города, кроме горстки тех, кто «вне закона», автоматически записали в православие, не приходится. Но оказалось, что оскорблены не только православные петербуржцы и миллионы православных вне города, а также «сотни миллионов во всем православном мире».

Стало как-то не по себе: все-таки внезапно оказаться вне закона перед лицом «сотен миллионов» – картинка апокалиптическая. Причем по неизбывному милосердию встречи с депутатами можно было бы и разрешить, если бы после ужасного проступка организаторы акции бухнулись на колени на колени перед Исаакиевским собором и просили прощения. Но раз не бухнулись…

Комментирует Ирина Комолова, в прошлом созыве депутат ЗакСа: «Спикер признает, что принятые сегодня обращения к силовикам и изменение Закона о статусе депутата – это не необходимость изменения «ошибок» в законодательстве, а НАКАЗАНИЕ ОТ НЕГО ЛИЧНО депутатам и избирателям?»

Депутат Борис Вишневский попытался объяснить «уважаемому Вячеславу Серафимовичу» и остальному «воинству Христову», что на Марсовом поле собрались люди, которые не нарушали общественного порядка, петербургская интеллигенция, среди которых были люди самых разных политических и религиозных взглядов. Что у полиции не было никаких претензий. Что, наконец, сам формат встречи с депутатами был выбран потому, что все остальные предписанные законодательством возможности были отвергнуты Смольным. Вслед за Вишневским Максим Резник и Оксана Дмитриева пытались напомнить, что по Конституции выбранный народом депутат подотчетен именно этому самому народу. Действительно, еще 10 января, непосредственно после того как стало известно о том, что губернатор Георгий Полтавченко «все решил» с Исаакием, в считаные минуты петербуржцы в соцсетях стали собираться к Исаакию, выбрали дату – пятницу, 13-е, и стали штурмовать тех же Вишневского и Резника вопросами и предложениями. Воля избирателей была налицо. Но, по мнению законодателей, эти сотни людей – злокозненные «ЛГБТ-активисты».


На вопрос, был ли он сам на Марсовом поле и как определил сексуальную и прочую ориентацию собравшихся (ведь на встрече не было символики организаций и движений), Тетердинко ответил, что не был, но в интернете все написано и он прочитал.


«Мы сейчас гремим по всему миру, как люди, которые позволили в Исаакиевском соборе топтать нашу веру православную», – скорбно воскликнул Макаров. Напрасно Максим Резник пытался апеллировать к самолюбию спикера, прежде гордившегося профессионализмом и слаженностью законотворческой работы в лучшем региональном парламенте страны («А сейчас мы покроем себя позором», – предупредил Резник). Напрасно он объяснял, что акция с плакатами в самом соборе была глупой, но требовать репрессий за нее нельзя. И к самой встрече на Марсовом поле она не имеет отношения. Поскольку в сознании парламентского большинства возникла стойкая аналогия с панк-молебном PussyRiot, объяснять это не имело ни малейшего смысла. На заверения Вишневского, что в словах «Музей народу!» нет ничего антирелигиозного и оскорбительного, ответом был очередной монолог Макарова о том, что люди православные за веру готовы жизнь отдать.

Акция «Музей народу!» // Фото: vk.com

Остальные избранники, засветившиеся на Марсовом поле, доказывали свою непричастность к акции активиста Динара Идрисова, который привел людей в собор. А Алексей Ковалев от себя и от имени всей фракции СР поддержал обращение в СК, Генпрокуратуру и МВД с просьбой наказать кощунников: «Ряд лиц, которые заманили людей в Исаакиевский собор и провели провокационную акцию. Это является преступлением». Кроме того, по мнению Ковалева, неустановленные провокаторы, которых надо установить, принесли на Марсово поле «желтый шар с БАЛАКЛАВОЙ», и эту ужасную провокацию тоже надо расследовать.

Динар Идрисов, причисленный законодателями к ЛГБТ-активистам, настаивает, что своей акцией никого не оскорбил во-первых и не подставил во-вторых. Его аргументы – статьи Конституции РФ (о свободе совести, о свободе митингов и собраний, о сохранении культурного наследия). Обращение он называет «коллективным доносом» и комментирует: «Мы пришли в государственный музей по билетам в рабочие часы, соблюдали музейные правила, включая правила фото- и видеосъемки. Мы никого не заставляли брать листы с буквами, это сделали те, кто захотел, ничем не мешая тем, кто хотел молиться и слушать службу».

3 комментария:

Неужели это о Ковалеве?!

Разрешения на митинг надо выдавать после 3 (трех) чтений в ГД.. А фракционерам этой самой ГД давно пора принять закон о защите прав атеистов и на референдуме для атеистов назначит омбудсмена.

Вячеслав Макаров быстро превратился из исследователя необъятного космоса и разработчика ракетных систем для полета человека в иные звездные системы системы, наверное он убедился, что на небесной сфере сидит Илья Пророк и не пущает его дальше. Одно слово - религиозный фанатик, ут не долго позакрывать Можайку и все космические полигоны: Байконур, Восточный и Плесецк, следуя логике
политического лидера Единой России в Санкт-Петербурге. Если бог хочет наказать человека,то он отбирает у него ум, как сказано в писании.

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.