В суде изучили филькину грамоту
Фото: change.org

В суде изучили филькину грамоту

7 февраля 2017 14:23 / Судебная хроника

Экологи доказывают на суде с чиновниками, что заключение по сокращению заказника Южное побережье Невской губы не выдерживает критики

Ключинская коса входит в заказник, получивший этот статус в 2013 году, и выступает буфером между портом и заказником – защищает плавни, необходимые для выживания и рыб, и околоводных птиц. Виталий Милонов, тогда еще депутат ЗакСа, пролоббировал поправки, поддержанные Георгием Полтавченко, которые предусматривали сокращение заказника и передачу значительной его части Министерству обороны. Военные, в свою очередь, не скрывали, что намерены «уступить» эти земли порту Бронка.

Чтобы исключить косу из заказника, в 2015 году провели экологическое обследование, а затем государственную экологическую экспертизу (ГЭЭ) материалов этого обследования. Оба документа утверждали, что Ключинскую косу из заказника можно исключить. К счастью, Минприроды не согласовало заключение ГЭЭ, и пока что заказник остался нетронутым.


Экологи обратились в суд и требуют признать заключение незаконным: оно действует в течение пяти лет, и если Минприроды изменит позицию, ничто не помешает отрезать косу у заказника. 


Кроме того, суд – единственная возможность предать гласности детали ГЭЭ, которое было тайной за семью печатями. Оспорить экспертизу через суд непросто: как написать иск по документу, которого у тебя нет? Центру экспертиз ЭКОМ это удалось.

Ключинская коса // Фото: southern-coast.ru

Не отказать, так хоть мягко пожурить

На суде выяснилось, что, как всякий непубличный документ, делалось заключение кое-как. Оно не дает ответа на основной вопрос: каково решение комиссии – положительное или отрицательное. С одной стороны, заключение ГЭЭ «одобряет материалы обследования» и считает их «достаточными для обоснования изменения границ». С другой – в разделе «Предложения и рекомендации» идет речь об очевидных недоработках: ошибки в определении точных границ заказника, недостаточность обследования по перелетным птицам, отсутствие в материалах раздела «Оценка воздействия на окружающую среду» (ОВОС).


По сути, заключение вместо четкого ответа на вопрос – да или нет – отвечает: ну как бы да.


Это как если бы суд, вместо того чтобы вынести решение в пользу истца или ответчика, сказал, что оба в чем-то правы, и предложил им еще подумать.

«Само по себе отсутствие раздела ОВОС является основанием для отрицательного заключения, так как прямо противоречит закону», – утверждает один из истцов, директор ЭКОМ Александр Карпов.

Юридический ликбез в суде

1 февраля на заседании в Дзержинском суде выяснилось, что в составе комиссии ГЭЭ не было ни одного юриста. Возможно, в результате этого работа комиссии полна юридических ляпов.

Например, в протоколе заседания комиссии определены два основания для исключения Ключинской косы из заказника. Первое – статья 49 Земельного кодекса, которая говорит об изъятии земель для госнужд. В данном случае никакого изъятия не было и быть не могло, так как земля всегда принадлежала государству. Второе основание сокращения заказника – изменение в генплане зоны, где находится коса, с «рекреационной» на «зону военных объектов» по поправке Виталия Милонова.

– Вы в полной мере исследовали генплан, когда рассматривали это основание для изменения границ заказника? – спросил Карпов на суде.

– В части данной территории – в полном объеме, – ответила председатель комиссии ГЭЭ Елена Копцева.

– Приложение 15 тоже исследовали?

– Возможно.

– Возможно или точно?

– Думаю, да.

– Вы знаете, что содержится в приложении 15 к генплану?

– Сейчас не вспомню.

Александр Карпов

«В приложении 15 нарисованы границы зон особо охраняемых природных территорий, то есть и заказников, – поясняет Александр Карпов. – Оно должно было интересовать комиссию в первую очередь: заказники располагаются в зонах разного функционального назначения, а не только на землях рекреации. Есть они и в зонах жилой и деловой застройки, и в зонах военных объектов! Таким образом, нормативные акты, указанные комиссией, не могут являться основанием для сокращения заказника, что очевидно любому юристу. Вообще-то в российском законодательстве таких оснований нет в принципе: наоборот, законом «Об охране окружающей среды» изъятие земель природно-заповедного фонда прямо запрещается».

Чего ни хватишься, ничего нет!

По мнению географа Андрея Резникова, также выступавшего в суде, экспертиза ГЭЭ во многом противоречит материалам обследования, которые комиссия должна была изучить.

«В заключении написано, что на исключаемом участке отсутствуют особо ценные природные объекты, – рассказывал суду Андрей Резников. – Но при этом в материалах обследования говорится, что часть территории занимают заросли макрофитов, то есть плавни – а это и есть особо ценный объект».

Андрей Резников // Фото: mr7.ru

Кроме того, по словам Резникова, в материалах обследования нет карты, на которой были бы отмечены места наблюдения редких птиц. Однако в тексте обследования в трех местах упоминается, что редкие птицы были обнаружены «в западной части заказника» – то есть, вполне возможно, именно в исключаемой части. «Как же эксперты могли сделать в заключении вывод, что редких видов на Ключинской косе нет, если они вообще не знают, где эти виды есть?» – удивляется Резников.

В поисках кукловода

Истцы до сих пор не могут установить, кто был заказчиком обследования. По закону в Петербурге есть лишь одна организация, которая может заказывать обследование для заказников – это Дирекция ООПТ. В ответ на запрос депутата Алексея Ковалева дирекция пишет, что данное обследование она не заказывала.

Экологи предполагают, что заказчиком выступил порт Бронка (ООО «Феникс»), что само по себе незаконно. Елена Копцева заявила в суде, что не знает, кто был заказчиком обследования, экспертизу которого она проводила.

Следующее заседание пройдет 8 февраля 2017 г.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.